Команда Free Russia Foundation осуждает преступления путинского режима против Украины
Федор Крашенинников

Политолог, журналист и общественный деятель

Дек 21, 2021
2021 год: от внутренних репрессий к внешнеполитическим ультиматумам

Год выборов и свертывания демократии

Главным политическим событием в России в 2021 году стали выборы в Государственную Думу. С одной стороны, они завершили долгий период подготовки к ним, с другой – ознаменовали начало нового периода в развитии политической системы России.

Практическая подготовка к думским выборам со стороны Кремля началась примерно за год до старта кампании, летом 2020 года. Очевидно, по первоначальному плану все потенциально сильные оппозиционные кандидаты должны были получить к старту думской кампании уголовные дела, которые помешали бы им принять участие в выборах. Алексею Навальному была уготована смерть, которая должна была бы положить конец существованию и его политических структур в России, и свести его влияние и влияние его сторонников на ход кампании к минимуму.

Несмотря на то, что покушение на Навального обернулось международным скандалом и скорее повредило властям, репрессии против оппозиционеров не прекращались ни на день, и к началу собственно выборной кампании стало очевидным, что сильные кандидаты, особенно связанные с командой выжившего Навального, не смогут в них участвовать, и «умное голосование», то есть техническое голосование за любого перспективного кандидата, способного победить поддерживаемого властью политика, оказалось единственно возможной тактикой влияния на исход выборов.

Однако, в конечном итоге и «умное голосование» имело скорее мобилизующий и моральный эффект, чем практический. Готовность Кремля превратить электоральные процедуры в фикцию с помощью пресловутого «электронного голосования» можно считать и главным итогом думским выборов, и планом на все будущие кампании. По сути, путинская Россия вернулась к модернизированной советской модели выборов, в которой итоги в ручном режиме определяются исполнительной властью, а граждане лишены какой-либо возможности влиять на ход и результаты любых голосований. Очевидно, что опробованные на думских выборах технологии будут применяться все шире и шире, и это надо учитывать, анализируя подготовку и ход любых избирательных кампаний в России в обозримом будущем.

Год репрессий

2021 год стал годом по-настоящему массовых репрессий против оппозиционных активистов. Несмотря на то, что по отношению ко всему населению России репрессии затронули небольшое количество людей, ряды политических активистов существенно поредели. Прямым следствием репрессий можно считать и массовую эмиграцию политических активистов из России, что усиливает эффект от них: во многих регионах страны не осталось никаких центров оппозиционной активности, потому что люди или понесли уголовное или административное наказание, или покинули Россию, опасаясь преследований, или перестали заниматься политической деятельностью, чтобы избежать проблем. Впрочем, отказ от политической активности не помогает избежать неприятностей – или в профилактических целях, или для выполнения плана, полиция и спецслужбы методично преследуют всех, кто так или иначе «засветился» в работе штабов Навального или в другой активности. Подход властей к преследованию оппозиционеров в 2021 году изменился: взят курс на полное уничтожение возможностей для любой оппозиционной активности в России и зачистку страны от оппозиции.

Очевидно, перманентные репрессии будут продолжаться все то время, пока Путин будет оставаться у власти, и новый их пик следует ждать ближе к президентским выборам, когда бы они ни состоялись: в 2024 году или раньше. К сожалению, ждать какого-то смягчения системы или паузы в репрессиях в 2022–2023 годах не стоит.

Параллельно усиливалось давления на негосударственные СМИ, правозащитные и общественные организации. Очевидно, что власти считают любую общественную активность, несанкционированную сверху, подозрительной и потенциально оппозиционной, а независимые СМИ и вовсе считают чем-то вроде пресс-служб оппозиционеров, да еще и финансируемых с Запада.

Год Навального

В политическом смысле 2021 год в России стал годом Алексея Навального, хотя власти сделали все, чтобы помешать этому. Тем не менее, именно возвращение Алексея Навального в Россию 17 января 2021 года определило самые важные тренды, о которых говорилось выше.

Возвращение Навального спровоцировало и массовые протестные акции, и реакцию на них со стороны властей. Предложенная им концепция «умного голосования» превратила всю думскую кампанию в чреду попыток властей минимизировать его эффект. Сам факт нахождения Алексея Навального в заключении превратился в международную политическую проблему, а вынужденная эмиграция его команды способствовала активизации работы с западными элитами и их консолидации в понимании природы путинского режима.

Вопреки стараниям Путина, Навальный все-таки стал его главным оппонентом не только в глазах своих сторонников в России, но и в глобальном восприятии. К сожалению, такое положение вещей не только не гарантирует Навальному каких-то льготных условий содержания, но наоборот – заставляет серьезно опасаться за его будущее. История с попыткой его отравления продемонстрировала, на что готов Путин, когда речь заходить о неудобных ему людях. К сожалению, нахождение Навального в тюрьме создает широкие возможности для его убийства, и нет никаких причин полагать, что неизбежная волна возмущения, новые санкции и прочее помешают Путину пойти на такой шаг, если ему самому это покажется необходимым.

Год эпидемии

Самым важным внутриполитическим вызовом для Путина стала продолжающаяся эпидемия коронавируса. Помимо общих для всех правительств мира проблем, путинских режим переживает эту ситуацию особенно тяжело.

Во-первых, эпидемия снова и снова демонстрирует лживость тезиса о невероятной популярности самого Путина или его режима среди населения: несмотря на все призывы к вакцинации, граждане России активно ей сопротивляются, а антиэпидемические меры властей не находят понимания у значительного сегмента общества.

Во-вторых, экономическое положение граждан России и до эпидемии не было блестящим, а к концу 2021 года оно очевидным образом ухудшилось. Рост смертности поставил крест и на всех лозунгах о преодолении демографических проблем России, с которыми Путин выступал много лет. Все это работает против популярности властей среди населения и популярности Путина в первую очередь.

Наконец, в-третьих, эпидемия, а точнее меры по борьбе с ней поставили на грань раскола ядерный путинский электорат. Много лет пропагандируя конспирологию, скепсис по отношению к современной науке и технологиям, недоверие ко всему «западному», путинский режим опирался на консервативно настроенную часть общества и получал от нее безоговорочную поддержку несмотря на все экономические проблемы. Но в условиях эпидемии именно консервативная часть российского общества оказалась в авангарде отрицания вакцинации, применения QR-кодов и других мер борьбы с пандемией. К концу 2021 года власти оказались перед серьезной дилеммой: или начать жестоко преследовать носителей таких взглядов, усиливая раскол своего ядерного электората и провоцируя переход его части в оппозицию Путину, или же пойти им навстречу и отказаться от ряда необходимых мер, столкнувшись в ближайшей перспективе с новыми волнами эпидемии.

Можно уверенно утверждать, что продолжение пандемии в 2022 году еще сильнее обострит эту ситуацию: с одной стороны, будет расти усталость от ограничительных мер и скепсис по отношению к ним даже со стороны тех, кто готов вакцинироваться и соблюдать санитарные правила; с другой стороны, продолжение пандемии, несмотря на уже предпринятые меры, станет важнейшим аргументом для противников вакцинации и ограничений.

2022 год – год агрессии?

Появление под занавес года фактического ультиматума Путина Западу недвусмысленно указывает на то, каким будет наступающий год.

Внутри России будут продолжаться репрессии, выдавливание из страны остатков оппозиционных активистов, уничтожение независимых СМИ и журналистов. Вполне можно ожидать блокировки западных социальных сетей и медиа-платформ, изгнание из России международных медиа и усиление изоляции. Рациональные аргументы против таких мер едва ли можно считать весомыми в ситуации, когда сохранение личной власти Путина остается единственной целью существования государства в России. Кроме того, Путин, похоже, искренне считает всех своих критиков и оппонентов внутри России агентами Запада и потому видит жестокие меры против оппозиции законной местью их предполагаемым хозяевам, а давление на лидеров Запада – способом избавиться от недовольных им внутри России. Ухудшение социально-экономической ситуации в России делает крайне вероятным внешнеполитическую агрессию. Путину необходимо сделать что-то, что объяснит населению экономические проблемы и оправдает необходимость терпеть лишения дальше. К сожалению, вариантов не так и много – это агрессия против Украины или поглощение Беларуси. И, если в случае Украины, Путин рискует, ибо предсказать исход любой войны заранее сложно, то поглощение Беларуси при согласии и содействии Лукашенко кажется вполне реалистичным сценарием.