Доклады Проект "Транзит" Статьи

BE INFORMED


Subscribe for the latest
updates of Free Russia


Проект «Транзит». Сценарии демократического транзита

При каких обстоятельствах может произойти крушение путинского режима, что придет ему на смену и при каких условиях возможен поворот к демократии?

Первый гипотетический сценарий — народное восстание: люди выходят на улицу, начинаются столкновения с полицией, полиция не справляется, происходит захват власти, смещение нынешних элит. Вероятность наступления такого сценария по состоянию невысока. Большая часть окололиберальных оппозиционных организаций в настоящее время запрещены на территории Российской Федерации, а их лидеры выдавлены в оппозицию. Если в России случится восстание, оно скорее будет проходить под радикальными левыми или ультраправыми лозунгами по аналогии с мятежом Евгения Пригожина в июне 2023 г. С большой долей вероятности ослабление центральной власти в результате такого восстания приведет к усилению и выходу на передний план региональных элит и лидеров, которые по аналогии с 1990-ми гг. будут стремиться к автаркии. Если в столице не найдется убедительного лидера и возглавляемой им силы, способных объединить страну на новых основаниях, неизбежно усиление сепаратизма по крайней мере в значительной части российских регионов.

Второй сценарий — верхушечный переворот или внезапная смерть диктатора в результате плохо верифицируемых причин. Стимулом такого переворота может стать растущая в элитах тоска по «путинизму без Путина». В сегодняшней России происходит форсированная демодернизация, что проявляется в систематическом и циничном нарушении права, постоянной возгонке наиболее мрачных идей в публичном пространстве и упадке городского образованного класса. Это деморализует значительную часть элит, не говоря уже о фрустрации узкого образованного слоя общества. Ощущение дискомфорта, угрозы сложившемуся порядку создают предпосылки для «обратного отскока» — желания развиваться иначе. Это сценарий предполагает постепенную либерализацию по аналогии с переходом к «коллективному руководству» в 1950-е годы, осуждением «культа личности» и освобождением политзаключенных.

Третий сценарий — «эффект баобаба»: внешне устойчивая путинская система рушится под собственной тяжестью, так как изъедена внутри коррупцией и моральным разложением госслужащих.

Могут ли сценарии объединяться между собой, и что нужно, чтобы в каждом из них мог реализоваться поворот к демократизации? Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Роль международных организаций

Западные страны отнесутся к будущим переменам намного прагматичнее, чем в перестройку, а условия примирения будут жёстче и конкретнее. Какова же может быть роль международных организаций после смены власти в России?

Самый одиозный компонент путинского режима — отношение к политическим противникам. Внешнее дипломатическое давление на переходную власть должно касаться освобождения политических заключённых и их реабилитации и снятия незаконных ограничений на участие в политической жизни на основании «иноагентства», двойного гражданства и др.

Агентства ООН, включая миротворческие силы, могут и должны сыграть важную роль в послевоенном урегулировании и восстановлении Украины. Возможно, именно ООН может предложить неунизительный для России вариант финансовой компенсации пострадавшему соседу через фонды агентств ООН.

Если будет достигнут прогресс в примирении России и Украины, возникнет окно возможностей для обсуждения территориальных конфликтов в Грузии и Молдове. Эта перспектива очень важна для европейской дипломатии, но к её появлению следует серьезно готовиться — в том числе налаживая связи с лидерами сепаратистских режимов и обсуждая варианты возможного дипломатического решения под эгидой ОБСЕ и/или ООН.

Задача внешнеполитических ведомств, различных институтов США, ЕС и других союзников в постпутинский период — помочь России преодолеть или хотя бы сбалансировать притяжение Китая, выйти за рамки «плохой женитьбы». Переходная Россия могла бы оказаться удобным партнёром для подготовки и проведения реформы ООН, которая давно назрела. Россия, постоянный член Совбеза ООН, держит в руках ключи к решениям, которые могли бы быть приемлемы и для Китая, и для западных партнёров.

Аллергия на деятельность иностранных правозащитных организаций, фондов поддержки демократии и иностранных СМИ какое-то время сохранится. Но это не означает, что их участие в жизни послевоенной России не требуется.

Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Децентрализация экономики

Централизованное правление силовиков и возрождение агрессивного империалистического государства при Путине было бы невозможно без предварительной консолидации экономических сил. Важным компонентом децентрализации власти в России станут экономические реформы.

После начала открытой агрессии против Украины прежняя модель business as usual (когда Россия становилась все более авторитарной, но продолжала торговать с Западом и получать доступ к западным технологиям, услугам, товарным рынкам и рынкам капитала) более невозможна. Путинский поворот в Азию работает лишь в ограниченной степени: Китай и Индия интересуются Россией в основном как поставщиком дешевых материальных ресурсов и покупателем потребительских товаров, но не как потенциальным глобальным конкурентом в обрабатывающей промышленности. Азиатские страны не могут и/или не хотят выступать в качестве донора капитала, навыков и технологий для России, каким был Запад с 1990-х. Торговля с Азией также менее выгодна из-за роста логистических издержек: большая часть экономической активности России сосредоточена в европейской части страны.

Нормализация отношений с Западом остается единственным вариантом возвращения России в русло нормального экономического развития. В случае ухода Путина в российском обществе и российской элите с большой вероятностью возникнет запрос на нормализацию отношений с демократическим миром, который можно будет использовать для влияния на фундаментальные сдвиги в политике России и в самих основах российского государства, требующих демократизации, создания институциональных сдержек и противовесов, выплаты военных репараций Украине и привлечения к ответственности военных преступников.

Вполне возможно, что непосредственные преемники Путина не будут заинтересованы ни в демократизации, ни в переговорах с Украиной и Западом. В отличие от Германии 1945 г. Россия, будучи ядерной державой, вряд ли будет оккупирована. Но любое постпутинское правительство будет вынуждено считаться с очень сильными экономическими рычагами в руках Запада и будет заинтересовано в поддержке граждан. Самый простой способ добиться этой поддержки — это переложить вину за все предыдущие проблемы на Путина и предложить россиянам программу экономического развития. В свою очередь, самый очевидный первый шаг любого плана экономического развития — это снятие санкций.

Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Большая деволюция для России

Чтобы избежать возвращения к еще одной версии путинской модели государства, постпутинская модель должна создать и поддерживать государство одновременно сильное и ограниченное, причем не только институтами, но и активным общественным участием.

Исторический опыт показывает, что ключевые элементы общества — элиты, население, бизнес и регионы, — оказались не в состоянии эффективно координировать свои действия для предотвращения деградации политической системы и укрепления персоналистического режима Путина, а затем и его открытой внешней агрессии. Поэтому при новых реформах необходимо внедрить институты, или правила игры, позволяющие разным политическим и социальным акторам координировать свои действия против новых попыток концентрации власти.

Конституция и законы, несмотря на их важность, не служат автоматическими ограничителями. Необходима сложная и дорогостоящая система многочисленных гарантий и ограничений. Да, она включает институты федерализма и децентрализации, расширение полномочий парламента и представительных органов в регионах. Но это также и конкурентные выборы на всех уровнях, политические партии, независимость судебной системы, а также стимулы, которые делают политиков зависимыми от регионов и бизнес-сообщества, а не от олигархов, и мотивируют их работать в регионах и с бизнесом.

Путинская модель государства — это простая иерархическая модель, модель вертикали власти. Сильное, но ограниченное институтами государство, которое нужно построить, — это сложная модель. Такое государство необходимо не только построить, но и настроить. Более того, речь идет не о разовой, но о постоянной настройке, которой должны заниматься элиты и общество.

Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Россия в мире со всем миром

Положение России на карте мира таково, что она не может не играть ключевой роли в международной политике. Тем хуже для нее, что эта роль в последние годы носит исключительно негативный и вредный для существующего миропорядка характер.

Вопросы внешней политики в России традиционно остаются делом узкого круга высокопоставленных дипломатов и военных. Профессионалам-де виднее, как переставлять фигуры на великой шахматной доске. До Первой мировой войны так считали и в демократических странах: политические партии не вели дебаты по вопросам международных отношений, оставляя их решение своим условным выпускникам МГИМО. Однако когда эти «профессионалы» довели дело до чудовищной войны, забравшей миллионы жизней по всей Европе, политики и общественные деятели в Великобритании и США невольно озаботились международными отношениями, сделав их предметом своего деятельного участия. Люди с лицами, опаленными войной, открыли для себя новую область знания. Международные отношения стали предметом независимых академических исследований и публичных политических дебатов.

В России эта практика не прижилась до сих пор, выпускники МГИМО и разведшкол по-прежнему сохраняют монополию на «профессионализм» в сфере международных отношений. Одна из задач подлинной демократизации нашей страны состоит в том, чтобы сделать внешнюю политику предметом публичных дебатов и поставить ее на службу гражданам, а не привилегированной группе чиновников и силовиков. Этот текст представляет первую попытку разговора о российской внешней политике с позиций гражданского общества и гуманитарного знания, а не государственного интереса.

Либеральный, или идеалистический тезис этой главы проекта «Транзит» звучит так: несмотря на текущий кризис, Россия имеет шанс сохраниться как значимый субъект международных отношений в XXI веке – но только в случае построения внутреннего режима устойчивой демократии, потому что это сделает внешнеполитический курс нашей страны предсказуемым, миролюбивым и релевантным нормам, правилам и институтам либерального международного порядка. В противном случае Россию ждут долгие десятилетия изоляции от развитого мира и практически неминуемый распад на пребывающие в состоянии войны всех против всех государства разного уровня несостоятельности и отсталости.

Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Последовательность реформ

Когда случатся события, способные запустить заново процесс демократического транзита в России, перед потенциальными будущими реформаторами неизбежно встанет вопрос «с чего начать?», и можно только надеяться, что его будет сопровождать вопрос «как не допустить новых ошибок?».

Смерть или любое другое исключение Путина не означают, что новая кремлевская власть тут же решит отменить все его законы, выпустить политических заключенных, приветствовать возвращение тех, кто находится в изгнании, и назначить свободные выборы. Гораздо вероятнее, что режиму, наоборот, потребуется ужесточение внутренней политики: преемнику Путина необходимо будет — даже при самых благих намерениях — сначала консолидировать собственную власть, обеспечить ее удержание и стабильность. Существует и вероятность резкого обострения социально-экономической напряженности, что, безусловно, повлияет на доступные варианты политики.

Долгая «осень патриарха», то есть еще один президентский срок Владимира Путина (которому в конце этого периода исполнится 78, как Сталину в 1953-м) усложнит попытки возвращения Российской Федерации как единого целого на путь демократического транзита. Поэтому если в случае скорой (в течение года) смены власти имеет смысл говорить о последовательности действий в рамках единого российского государства, в котором, среди прочего, необходимо восстановить нормальные федеративные отношения, то во втором случае центральным вопросом становится проблема модерации распадающегося имперского государства.

Какова будет последовательность шагов в том и другом случае, и какие есть универсальные этапы любого транзита? Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Чему нас учит опыт постсоветских реформ в России

Мы видим, что Россия скатилась к авторитаризму. Значит ли это, что демократический эксперимент 90-х был абсолютно неудачным?

Несмотря на очень сложные условия (централизованную советскую экономику, стабильно низкие цены не нефть), России удалось завершить десятилетие реформ экономическим ростом. Переход к рыночной экономике случился: по данным ЕБРР, к концу 1990-х годов доля частного сектора в российском ВВП достигла 70%.

В 1990-е годы в России получилось создать пространство свободы и прообраз демократических институтов, которые окажут огромное влияние на ее дальнейшее развитие. Парламентские выборы в декабре 1999 г. международное сообщество признало свободными и справедливыми, по их итогам сформирован высококонкурентный парламент из 9 фракций, который смог принять ключевые пакеты важных законов о реформах, обеспечивших экономический рост 2000-х. До 2005 г. Россия занимала позицию «частично свободной» в индексе демократий Freedom House. Опыт более чем десятилетнего политического плюрализма, свободы прессы, собраний, религии, политической конкуренции окажет глубокое влияние на мышление последующих поколений. Политическое сопротивление последнего десятилетия, массовые протесты 2012-2021 гг., появление популярных политических лидеров и интеллектуалов (Алексей Навальный, Евгений Ройзман, Илья Яшин и др.) — результат 1990-х.

Россияне никогда не радовались коррупции или слабости закона, они были против войны в Чечне — Борис Немцов, тогда губернатор Нижнего Новгорода, за 10 дней собрал миллион подписей против войны и привез папки в Кремль. К сожалению, реальных механизмов влияния общества на ситуацию в стране сформировано не было. Это позволило Владимиру Путину постепенно захватить власть, имитируя по пути демократические институты. «Великое пробуждение» началось только в 2011 г. с протестов на Болотной площади и проспекте Сахарова, но было уже слишком поздно, демократические институты были демонтированы.

Что же пошло не так, могло ли быть хуже и какие уроки мы можем извлечь из реформ 1990-х? Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Установление верховенства права

В России власть творит всё, что хочет. Её ничто не сдерживает, а закон используется для узаконивания беззакония. Он стал орудием в руках преступной власти, направленным против граждан.

Любовь Владимира Путина к законам, составленным в соответствии с его предпочтениями, не следует путать с любовью к праву: президент и его послушные законотворцы постоянно игнорируют и нарушают основополагающие правовые принципы.

Как обеспечить в России верховенство права?

Создать условия, при которых суды и судьи смогут быть действительно независимыми. Эта независимость прописана даже в сталинской Конституции 1936 года, есть она и в нынешнем Основном законе, но в условиях тоталитаризма её невозможно реализовать.

Исправить недостатки Конституции 1993 года (как первоначальные — например, наделение президента избыточными полномочиями, — так и те, что появились потом, в виде конституционных поправок).

Отменить десятки законодательных положений, принятых при Путине, как полностью несовместимые с целью установления верховенства права в России. И это не всё.

Как обеспечить устойчивое верховенство права и ограничить властный произвол? Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Проект «Транзит». Восстановление основных свобод

29 статья Конституции говорит: «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». 31 статья — «Граждане РФ имеют право собираться мирно без оружия». Мы видим, что бывает за реализацию этих прав в сегодняшней России. Так быть не должно, и так не будет.

Россия при Владимире Путине стала одним из главных мировых нарушителей прав человека. Война в Украине открыла новое измерение нарушений этих прав, включая массовые репрессии против её противников, нарушения прав граждан при призыве в армию, зачисление осуждённых в частные военные компании, внесудебные казни, содержание в незаконных тюрьмах тех, кто отказывается участвовать в войне.

Политические права и гражданские свободы после перестройки передавались обществу «сверху», общество не боролось за них. Но чем сильнее ущемляются права, тем выше их ценность: например, число адептов справедливого суда и свободы слова выросло за 5 лет вдвое. Российское гражданское общество обладает мощным потенциалом активности, особенно в решении социальных вопросов.

Что сделать для восстановления прав и свобод? Мы продолжаем публиковать главы проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководства по демократическим преобразованиям в России после смены власти. Предыдущие главы здесь и здесь.

Проект «Транзит». Как обеспечить поддержку и доверие россиян

Организаторам предстоящих преобразований придется гораздо легче, чем их предшественникам из 90-х.

Во-первых, общественное сознание уже заражено «демократическим вирусом»: идеалы демократии и правового государства россияне усвоили, навязывать непонятные и чуждые ценности не понадобится. Во-вторых, масштаб предстоящих преобразований несопоставим: в 90-е осуществлялся переход не только от авторитаризма к демократии, но и от социализма к капитализму. Таких непопулярных шагов, как массовая приватизация, не предвидится.

Главная опасность, которая будет грозить транзиту, — это вопрос перераспределения полномочий между центром и регионами, помноженный на проблему межнациональных отношений. Когда-то именно на этом поскользнулись реформаторы советской эпохи.

Мы продолжаем знакомить вас с главами проекта «Транзит» — пошагового экспертного руководство по демократическим преобразованиям в России после смены власти, подготовленного по просьбе фонда «Свободная Россия». Предыдущая глава — о том, как привлечь элиты и общество к переменам, — здесь.

Проект «Транзит». Властные коалиции. Подходы и вероятный состав участников постпутинского транзита

Мы не знаем мыслей и намерений российских элит. Но можем предположить, что именно им нужно, чтобы начать думать об изменениях.

Только половина российского управляющего класса накануне войны была морально готова принять её. Да, часть элиты наживается на войне, но её продолжение может стоить им дорого. Перед ними выбор: дальше сползать по кривой упрощения и архаизации ценой статуса и даже жизни — или устранить источник этой угрозы. Проблема в том, что элиты не видят понятной exit strategy и альтернативного образа будущего и поэтому по-прежнему выбирают лояльность режиму. 

Чтобы выйти из тупика, нужно выработать консенсус между думающей частью общества и адекватными группами в элитах. Образ будущего должен быть прост и понятен всем адресатам. При этом он не должен предполагать разрушения существующих норм, правил и институтов — иначе получится не долгосрочная демократизация, а провал в хаос и очередной виток тирании.

Фонд «Свободная Россия» представляет проект «Транзит» — пошаговое экспертное руководство по демократическим преобразованиям в России после смены власти.

Это первый и уникальный опыт взаимодействия учёных, политиков, юристов, гражданского общества, резидентов ресурсных центров Reforum Spaces для выработки единого алгоритма реформ. Мы гордимся тем, что смогли привлечь в проект специалистов разных направлений, из разных стран, сотрудничающих с крупнейшими научными учреждениями мира.

За год совместной работы мы получили подробный практический ответ на вопрос, что нужно делать, чтобы у России получилось стать современным демократическим государством. Как выстроить отношения между ветвями власти, между центром и регионами, между разными народами, населяющими страну. Наработки наших авторов уже становятся частью повестки российского гражданского общества и западных policy makers.

Сборник состоит из 12 глав, освещающих все аспекты реформ — от неудавшегося транзита 90-х и социологического среза российского общества до преобразований в области экономики, свободы слова и местного самоуправления. Отдельно коллектив юристов подготовил проекты законодательных актов, дополняющие разработки экспертов.

Полная версия проекта «Транзит» появится на сайте фонда «Свободная Россия» к концу мая 2024 г.

Free Russia Foundation в 2023: путь к устойчивости в условиях кризиса

«Лишь бы не было войны» — эту мантру большинство россиян, родившихся до эпохи Путина, знают с детства; ее повторяли их родители во времена экономических и социальных кризисов, среди растущей коррупции, неравенства и насилия. 24 февраля 2022 года это глубинное табу было нарушено: Путин развязал чудовищную и бессмысленную войну в Украине, ввергнув российское гражданское общество в состояние глубокого шока.

Чтобы выжить, нужно было преодолеть паралич от этого шока. В течение 2023 года мы осознавали новую реальность — войну, растянувшуюся на месяцы, а теперь и годы,  неспособность международного сообщества ответить на агрессию решительными военными или экономическими мерами, растущие репрессии внутри России, достигшие уровня сталинских, — и продолжали свою работу.

Когда не знаешь, как поступить, делай то, что правильно. Мы старались делать правильные вещи в трех основных направлениях: работали на прекращение войны в Украине, поддерживали российских активистов, оказавшихся в зоне риска внутри страны и за её пределами, рассказывали россиянам правду о ходе войны и ее реальных последствиях.

Поддержка Украины. В 2023 году аналитическая и адвокационная работа Фонда определила курс на укрепление режима международных санкций, направленных на прекращение финансовой и технологической поддержки Путина и его военной машины. Инновационная методология, разработанная Фондом в рамках отчета «Эффективность санкций США против российских компаний и частных лиц», и данные, которые мы свободно распространили среди НКО, СМИ и органов власти по всему миру, кардинально изменили подход к оценке эффективности санкций. Анализ санкций стал дисциплиной, основанной на данных, а не на слухах, и потому непосредственно повышающей их эффективность. Мы гордимся тем, что выводы и рекомендации из доклада Фонда непосредственно повлияли на политику США и ЕС в отношении России и что большинство наших предложений уже успешно реализованы. В 2024 году мы продолжим эту работу, выявляя механизмы обхода санкций, используемые Кремлем, и пробелы в их международном соблюдении и правоприменении.

Free Russia Foundation всеми силами стремится уменьшить страдания и восстановить справедливость в отношении украинского народа. Мы организовали масштабную многонациональную деятельность по поиску украинских узников (военнопленных, гражданских, детей), содержащихся в кремлевских тюрьмах. Мы напрямую поддержали тысячи украинских семей и помогли найти украинских граждан, в том числе детей, на территории России.

С самого своего создания в 2014 году Free Russia Foundation активно документировал военные преступления Кремля против украинских граждан и рассказывал о них. Эти материалы использовались, чтобы активизировать международные механизмы, помогающие добиваться справедливости для жертв и привлекать виновных к ответственности. На их основе мы подготовили два обращения в прокуратуру Международного уголовного суда в соответствии со Статьей 15, требуя наказания для крымских и российских властей. В ответ на эти обращения МУС начал расследование вторжения России в Украину. В 2023 году Free Russia Foundation расширил масштаб и географию работы — начал большую программу по мониторингу судебных процессов в России. Благодаря полученным материалам, нашим юридическим документам и анализу судьба украинских заключенных стала ключевой темой политической повестки Евросоюза, ООН, США. О ней узнала широкая общественность: на проблему обратили внимание более 2 000 политиков из 50 стран, она охватила аудиторию в 800 000 человек.

Сохранение российского гражданского общества. Одновременно с полномасштабным военным наступлением на украинскую территорию Путин начал наступление и на российское гражданское общество. Это был полноценный второй фронт войны, он кардинально изменил социальную и политическую обстановку в стране — но мир его почти не заметил.

В 2023 году FRF активно рассказывал о тяжелом положении гражданского общества в России на международных площадках. Мы горды тем, что нас пригласили провести официальную оценку Индекса устойчивости организаций гражданского общества в России за 2022 год. С помощью партнеров внутри страны мы проанализировали развитие ситуации по семи ключевым показателям и пришли к выводу о значительном общем ухудшении устойчивости гражданского общества; заметное снижение отмечено по всем аспектам. Новые репрессивные законы и ужесточение существующих ограничивали правовую среду, организационный потенциал снизился из-за массовой эмиграции, оттока международного бизнеса и воздействия санкций, вызывающих технологические сбои и сокращение иностранного финансирования (что отразилось и на финансовой устойчивости). Возможности для адвокации и предоставления услуг сократились; особенно это коснулось независимых организаций гражданского общества: правительство направило максимум ресурсов на деятельность, связанную с войной. Из-за того, что снизилась доступность сопутствующих сервисов, пострадала инфраструктура сектора. Власти активно стигматизировали организации, получающие иностранное финансирование, и это негативно сказалось на отношение общества ко всему сектору.

Тенденция сохранилась и в 2023 году. Репрессивные меры российских властей резко ограничили гражданские права и политические свободы, заставили замолчать инакомыслящих и попытались нейтрализовать независимый сегмент российского гражданского общества. Десятки тысяч россиян были задержаны за протесты против войны и других политических мер, 8 431 человек — арестованы по обвинению в «дискредитации российской армии» (соответствующий закон был принят в марте 2022 года). По данным проекта «Поддержка политзаключённых. Мемориал», число политзаключенных увеличилось с 430 в 2021 году до 634 в 2023 году (без учета 628 преследуемых без лишения свободы). Большинство иностранных и международных общественных организаций были исключены из реестра юридических лиц и вынуждены покинуть страну. Оставшиеся независимые СМИ, включая «Новую газету», «Эхо Москвы» и телеканал «Дождь», были вынуждены прекратить свою деятельность. По оценкам, из-за войны более 1 миллиона человек, в том числе сотни представителей гражданских организаций и более 1 500 журналистов, уехали из России.

В 2023 году FRF продолжил работать над тем, чтобы российское гражданское общество в изгнании сохраняло бодрость духа и способность действовать, фокусируясь на будущих изменениях. Фонд расширил международную инфраструктуру, сегодня в нее входит пять ресурсных центров в пяти городах:

В 2023 году эти ресурсные центры предоставили 9 148 российским активистам и 153 организациям в изгнании пространство для работы и общения, студии, юридическую и психосоциальную помощь и профессиональные услуги. Мы провели 2 701 консультацию и  882 локальных тренинга для 12 662 активистов в изгнании. Темы разнились от регистрации организации и расширения аудитории в России до реализации проектов в изгнании, привлечения финансирования, физической и цифровой безопасности и психологического здоровья. Наши центры стали региональными точками притяжения и привлекли внимание неохваченных регионов, среди них Турция, Центральная Азия, Балканы, Западная и Южная Европа. География наших усилий стала шире, а ключевые диаспоры объединяются в единую экосистему.

Проекты, запущенные нашими резидентами и выпускниками, успешно пересекли границы и оказали поддержку российским активистам как в мире, так и, что особенно важно, внутри России. Reforum Spaces предоставил поддержку 69 лидерам гражданского общества в рамках своей стипендиальной программы, а потом стипендиаты воплотили 212 антивоенных и продемократических проектов и кампаний и охватили аудиторию почти в 5 млн человек по всему миру. На акселераторах мы обучили, предоставили менторство и мини-гранты для реализации программ нескольким успешным инициативам. Всего в 2023 году FRF выделил более 30 грантов антивоенным организациям, инициативам и активистам.

FRF стремится повысить уровень компетентности российского гражданского общества в области реформ — с тем, чтобы после Путина оно было способно эффективно управлять Россией в правильном русле. Наш think tank «Рефорум» публикует десятки policy papers и сотни статей о реформах, организует многочисленные дискуссии, которые ставят тему будущего на повестку дня. В своем вдохновляющем манифесте «Да, мы можем: нормальная Россия будущего» наши коллеги Владимир Милов и Федор Крашенинников делятся своим видением того, как Россия может преодолеть путинизм и стать демократической и цивилизованной.

«Дружественный огонь» западной государственной политики и частных инициатив, не различающих виновников войны и тех, кто, рискуя жизнью, пытается ее остановить, продолжал и в 2023 году препятствовать работе российского гражданского общества. Необъяснимые случаи задержания на границах, отказы в выдаче виз и предоставлении услуг серьезно повысили риски для российских активистов. FRF проводит международные адвокационные кампании и стремится доносить до европейских руководителей, почему поддержка продемократического российского гражданского общества имеет решающее значение для прекращения войны и поддержания мира. Наши прочные и доверительные рабочие отношения с ключевыми учреждениями ЕС и отдельными европейскими государствами позволяют нам добиваться эффективных результатов от имени активистов, способствуя их эвакуации и обеспечивая безопасное передвижение.

На встречах с представителями МИД и парламентов европейских стран наши сотрудники делились информацией о работе антивоенных активистов как в России, так и в эмиграции. Мы втсречались с министром иностранных дел Германии Анналеной Бербок, министром иностранных дел Испании Анхелесом Морено Бау и министром иностранных дел Эстонии Урмасом Рейнсалу, на протяжении всего года тесно сотрудничали с Европейским парламентом, ПАСЕ, ОБСЕ и ООН.

FRF сыграл центральную роль в крупных политических событиях в парламенте Европейского союза и Парламентской ассамблее Совета Европы. В начале июня 2023 года Фонд принял участие в инаугурационной сессии Брюссельского диалога — круглого стола представителей ЕС и сил демократической России. Круглый стол в здании Европарламента в Брюсселе был организован по инициативе специальных докладчиков ЕС по России — евродепутатов Андрюса Кубилюса (Литва), Влодзимежа Цимошевича (Польша), Бернара Гетты (Франция) и Сергея Лагодинского (Германия). Уникальное по масштабу и содержанию мероприятие собрало представителей значимвх этнических и гендерных меньшинств, выдающихся деятелей культуры и литературы, всемирно известных правозащитников и журналистов, активистов природоохранного движения, молодежные организации и многие другие сегменты российского гражданского общества.

FRF стал одним из ключевых участников руководящего комитета Брюссельского диалога: комитет разрабатывает концепции следующих сессий, привлекает лидеров и экспертов российского гражданского общества к участию в своих инициативах и детальных расследованиях вредоносного влияния Кремля, формулирует форматы и подходы к трансатлантической координации политики в отношении российских изгнанников.

Кроме этого, у FRF ключевая роль в уникальной контактной группе российских демократических сил при ПАСЕ. Работа группы началась осенью 2022 года, а в октябре 2023-го в Страсбурге на своем первом публичном заседании была официально признана «регулярной диалоговой платформой» для обмена мнениями с продемократическими российскими силами и ПАСЕ. Заседание комитетов ПАСЕ по политическим вопросам, правовым и миграционным вопросам, правам человека было проведено под председательством президента ПАСЕ Тини Кокса.

Мы предполагаем, что в 2024 году россйиские активисты столкнутся с еще более серьезными угрозами. Рост внутренних репрессий, фактический запрет ЛГБТ, все более активное участие правительств некоторых стран в задержании и экстрадиции российских изгнанников, несомненно, приведут к новым волнам миграции и эвакуации. Поэтому FRF продолжает расширять возможности решения этих проблем и поддержки активистов.

Работа с жителями России. Мы твердо убеждены, что перемены в России должны происходить органично, изнутри. Именно российское гражданское общество и сами россияне должны вернуть себе активную роль в формировании демократического, процветающего и мирного общества. Чтобы эта активная позиция могла реализоваться, нужно понимание реалистичности перемен и того, какие механизмы нужны для их осуществления. Вопреки правительственной цензуре FRF стремится обеспечить российским гражданам доступ к достоверной информации и данным. Чтобы обеспечить непрерывный информационный поток, мы преодолеваем ограничения, налагаемые крупными технологическими сервисами. По понятным причинам мы сохраняем конфиденциальность относительно наших программ. Но в 2023 году скоординированная PR-атака на FRF привлекла внимание общественности к нашей работе в области стратегических коммуникаций.

Инициативы Центра стратегических коммуникаций FRF, включая Легион эльфов и эльф-боты, коалицию против пропаганды и аналитическую группу, объединили усилия сотен эмигрировавших медиастратегов, менеджеров и волонтеров. Нам удалось повлиять на уровень поддержки войны в Украине среди российской аудитории. Свежие социологические опросы показывают, что эта поддержка заметно снизилась и в настоящее время составляет всего лишь 10-15%.

Попытка очернить нашу репутацию и дискредитировать фонд обернулась для нас удачей: миллионы россиян узнали о Free Russia Foundation, о том, что мы делаем, и сотни людей обратились к нам с предложением поддержки.

На пороге 2024 года в России запрещено называть войну войной и можно получить десятилетний тюремный срок за лайк антивоенного поста в социальных сетях или даже за чистый лист бумаги, поднятый на площади. При этом в преддверии нового года более 50% россиян высказывают своё главное желание — завершение «специальной военной операции» в Украине и достижение мира.

Фонд Free Russia Foundation разделяет эту надежду и намерен воплотить ее в реалистичную стратегию и конкретные мероприятия в 2024 году.

Мы благодарны вам за поддержку: https://www.4freerussia.org/donate/

Индекс устойчивости организаций гражданского общества 2022 года в России

Данные и выводы, как и ожидалось, неутешительны.

Ключевые моменты, на которые обращает внимание экспертая группа:

Новые репрессивные законы и ужесточение существующих еще больше ограничили правовую среду сектора.

Усиление стигматизации российским правительством CSO, финансируемых из-за рубежа, оказало негативное влияние на восприятие обществом всего сектора.

Массовая эмиграция привела к сокращению персонала. А уход международного бизнеса и санкции вызвали технологические сбои и сокращение иностранного финансирования, что повлияло на финансовую жизнеспособность.

Возможности адвокации и предоставления услуг сузились,
особенно для независимых CSO. При этом, несмотря на все трудности и ухудщение устойчивости CSO, независимое российское гражданское общество продемонстрировало стойкость и гибкость.

Развернутый доклад с данными и глубокой аналитикой – читайте ниже.

«Нормальная Россия будущего: да, мы можем»

Скачать в формате ePub (1,3 Mb)

Может ли Россия быть демократической страной? Как произойдет крушение путинского режима? Как избежать ошибок прошлого и преодолеть наследие путинизма и последствия войны в Украине? Этими вопросами задаются и российские сторонники демократических перемен, и наши западные союзники. В своей работе «Нормальная Россия будущего: Да, мы можем» политолог Федор Крашенинников и вице-президент Фонда «Свободная Россия» Владимир Милов пытаются ответить на них.

Неопределенность в отношении свободной России препятствует стремлению к переменам и поддержке российской демократии со стороны Запада, играя на руку путинской пропаганде. И россияне, и международное сообщество опасаются постпутинского хаоса, препятствующего поддержке оппозиции, представляя ее как ослабленную, не имеющую конструктивной программы.

Многие общественные деятели рассматривают различные пути преобразования России. В данной статье авторы излагают свое видение будущего России в политике, экономике и общественных отношениях. Этот документ является актуальным обобщением многочисленных идей, которые авторы неоднократно обсуждали с коллегами.

Несмотря на множество конкретных идей и работ, посвященных трансформации России, и растущий консенсус в независимых и демократических кругах по ключевым аспектам будущего управления, таким как парламентаризм, федерализм, независимые суды и сильное местное самоуправление, по-прежнему ощутимо отсутствие комплексных текстов, обобщающих эти концепции. В документе представлены ключевые принципы, которые, по мнению Фёдора Крашенинникова и Владимира Милова, необходимы для построения будущей свободной России.

Фонд «Свободная Россия» и ведущие правозащитники требуют наказания России за преступления в Украине

Совместно с Центром по правам человека Американской ассоциации юристов (ABA/CHR) и Центром гражданских свобод (CCL), Фонд «Свободная Россия» (FRF) сообщает о выпуске доклада «Война России в Украине: Фильтрация и принудительное переселение гражданских лиц как грубые нарушения международного права».

Этот документ расследует преступления против человечности, совершенные российскими военными и их союзниками после начала полномасштабного вторжения в Украину в феврале 2022 года. В частности, он раскрывает практику существования «фильтрационных» лагерей, где украинские граждане подвергаются процедурам идентификации личности, снятию отпечатков пальцев, допросам и принудительному перемещению как на оккупированные Россией территории, так и в Российскую Федерацию. Российские власти с помощью пропаганды использует эти перемещения людей для распространения дезинформации.

Гражданское общество Украины, при поддержке международных партнеров, взяло на себя сложную миссию документирования и противодействия военным преступлениям. В документе описываются тяжелейшие жизненные условия, принудительные перемещения и депортации, с которыми столкнулось украинское гражданское население. Эти преступления анализируются в контексте международного гуманитарного права, международного уголовного права и стандартов в области прав человека.

Отчет охватывает четыре основные главы, каждая из которых детально рассматривает определенные аспекты преступлений и нарушений прав человека:

1. Лишение свободы и произвольное задержание

2. Пытки и другие жестокие или бесчеловечные виды обращения

3. Депортация и принудительное перемещение

4. Нарушения прав детей

Наталия Арно, президент Фонда «Свободная Россия», выразила глубокую убежденность в необходимости привлечения к ответственности всех лиц, виновных в различных преступлениях, совершенных в рамках продолжающегося российского вторжения в Украину. Она подчеркнула: «Мы настойчиво призываем привлечь к ответственности всех тех, кто несет вину за разнообразные преступления, совершенные в ходе текущего российского вторжения в Украину. Наш Фонд уже на протяжении многих лет занимается работой по расследованию и сбору информации о конкретных случаях, чтобы обеспечить более полное и ясное понимание сложившейся ситуации. Наша деятельность началась еще в 2014 году, а в прошлом году мы запустили инициативу под названием «Пошук-Полон», целью которой является оказание помощи в поиске и возвращении военнопленных и гражданских лиц, насильственно перемещенных из Украины в Россию. Мы получили тысячи запросов от украинских граждан, которые просят о помощи в поиске своих близких. Неважно, речь идет о преступных действиях руководства страны, о военных преступлениях, о преступлениях против человечности или о насильственном перемещении, — нашей целью является достижение справедливости для всех пострадавших.»

Владимир Жбанков, руководитель программ правовой помощи Фонда «Свободная Россия», подчеркнул тяжесть преступлений, совершенных против мирного населения в ходе полномасштабного вторжения России в Украину: «В совместном докладе мы подробно описываем ряд преступлений, совершенных властями-агрессорами. Эти действия имеют все признаки преступлений против человечности. В содержании данного доклада представлены доказательства этих преступлений, которые, по нашему мнению, могут быть квалифицированы как международные уголовные деяния. Авторы доклада также предложили ряд рекомендаций по улучшению ситуации для гражданского населения, пострадавшего от российской агрессии. Среди этих рекомендаций — неотложная необходимость предоставления международным экспертам доступа в лагеря содержания под стражей и другие объекты, используемые российскими властями для жестокого обращения с украинским гражданским населением».

В заключительной части доклада содержатся практические рекомендации, которые призывают к обеспечению международной поддержки в проведении расследований и судебного преследования за совершенные военные преступления.

Мировое сообщество должно усилить свое воздействие на российские власти с целью немедленного прекращения актов агрессии. Поддерживая распространение данного доклада, вы внесете свой вклад в поддержку гражданских общественных организаций, стремящихся к прекращению конфликта и привлечению к ответственности за преступления, совершенные как в Украине, так и в России. Эти совместные усилия отражают единство и солидарность мирового сообщества, направленные на помощь жертвам и их семьям, а также демонстрируют наше твердое стремление достичь справедливости и наказать виновных за эти преступления, вне зависимости от места их совершения.

Эволюция президентских полномочий на постсоветском пространстве: Россия, Грузия, Азербайджан, Казахстан

Екатерина Мишина, к.ю.н., профессор Свободного университета, приглашенный профессор Мичиганского университета в 2012-2016 гг., доцент кафедры конституционного и муниципального права факультета права НИУ-ВШЭ в 2005-2014 гг.

Вот уже третий год, как День российской Конституции перестал быть радостным днем. Это даже не праздник со слезами на глазах – это день поминовения той изначальной Конституции, принятой в 1993 году. Конституции, конечно же, не идеальной и пошитой, как костюм, по французской выкройке для конкретного российского президента, но вместе с тем закреплявшей и принцип разделения властей, и верховенство международного права, и права и свободы человека как наивысшую ценность, и независимость судов и судей. Эта Конституция наделяла российского президента огромными полномочиями, но глава государства, для которого все это и писалось, эти полномочия на уровне конституционного закрепления особо не расширял – именно поэтому эпоха Ельцина именуется периодом «слабого президенциализма». Его преемник пошел по иному пути – пути неуклонного укрепления вертикали власти, квинтэссенцией которого стали конституционные поправки 2020 г. В силу этих поправок ставший практически несменяемым российский президент крепко держит в руках все ветви власти. О разных путях эволюции президентских полномочий в России, Азербайджане и Грузии нижеследующий материал.

Россия: Конституция и президент

Изначальный дизайн Конституции РФ 1993 г. предусматривал сильного президента, что, впрочем, и неудивительно: российская конституционная модель в значительной степени основана на Конституции Пятой республики Франции 1958 года. Конституция Пятой республики стала ответом на сильнейший политический кризис, показавший, что парламентарная модель Четвертой республики не давала возможности эффективно разрешить сложившуюся ситуацию. В начале мая 1958 года лидеры Четвертой республики пришли к выводу о необходимости возвращения во власть генерала Шарля де Голля, лидера Французского сопротивления во время Второй Мировой войны, возглавлявшего первое послевоенное правительство во Франции. Первого июня 1958 года президент Рене Коти, угрожавший подать в отставку, если парламент не одобрит кандидатуру де Голля на пост премьер-министра, предложил генералу сформировать новое правительство. Де Голль согласился с одним условием – разработка новой Конституции.

Конституционный закон от 3 июня 1958 г. [[1]] предоставил правительству де Голля полномочия подготовить проект новой Конституции, чтобы вынести его на референдум, а также закрепил пять основополагающих принципов будущей Конституции:

  • всеобщее избирательное право является источником власти. Только всеобщим голосованием или учреждениями, сформированными таким голосованием, образуются законодательная власть и исполнительная власть;
  • разделение законодательной и исполнительной власти, с тем чтобы каждая из ветвей власти несла бы ответственность за осуществление своих полномочий;
  • ответственность правительства перед парламентом;
  • независимость судебной власти, чтобы обеспечивать соблюдение свобод, как они закреплены в преамбуле Конституции 1946 г. и в Декларации прав человека;
  • новая Конституция должна включать модель организации взаимоотношений Республики с народами, которые с ней ассоциированы [[2]].

Конституция Пятой республики вошла в историю как классическая конституция ad hoc: она, словно костюм, была пошита под конкретную харизматическую личность — генерала Шарля де Голля. Эту конституцию иногда именуют «цезаристской», ибо она предоставила президенту Франции полномочия, по масштабу сходные с полномочиями древнеримских кесарей. Неудивительно, что именно французскую модель, ориентированную на сильного президента, в итоге и предпочли создатели российской Конституции в 1993 г.

Президент в российской конституционной модели не просто сильная фигура – он главный орган государственной власти. Несмотря на то, что ст. 10 Конституции, устанавливающая, что государственная власть в России осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, не упоминает президента, в ст. 11, перечисляющей органы государственной власти в РФ, фигурируют уже четыре власти [[3]], а в качестве первой упоминается именно президент. Анализ текста Конституции 1993 г. даже в ее изначальном варианте не оставляет сомнений: президент – главный актор и наиважнейший орган государственной власти. При этом президент не является частью системы разделения властей.

Данный вывод отражен и в отечественной правовой доктрине. Этой точки зрения придерживаются многие выдающиеся российские конституционалисты и правоведы. В «Комментарии к Конституции РФ» под редакцией Валерия Зорькина и Леонида Лазарева отмечается: «оставаясь вне пределов традиционно вычленяемых трех ветвей единой государственной власти, […] президент интегрирует российскую государственность, […] он юридически и фактически «присутствует» во всех властях» [[4]].

Академик РАН Владик Нерсесянц еще в 1999 году писал, что установленная Конституцией 1993 г. «система разделения и взаимодействия властей носит в целом асимметричный и несбалансированный характер — с явным перекосом в пользу полномочий президента и его доминирующей роли в решении государственных дел, с очевидными слабостями других ветвей власти в их соотношении с президентской властью. Конституция наделяет президента весьма широким кругом прав, который, по существу, охватывает все сферы и направления организации и осуществления в стране государственной власти» [[5]]. Нерсесянц подчеркнул, что «хотя в соответствии с зафиксированным в ст. 10 Конституции принципом разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ясно, что президентская власть (вся совокупность конституционных правомочий президента) — это власть именно исполнительная, однако по смыслу ряда других статей Конституции президентская власть как бы выносится за рамки данной классической триады и конструируется в виде некой отдельной (исходной, базовой) власти, возвышающейся над этой стандартной триадой» [[6]].

По мнению правоведа Олега Кутафина, результатом включения в текст Конституции формулировки «президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти» [[7]] стало появление особого института президентской власти, который находится над всеми другими ветвями власти [[8]].  Правоведы Михаил Краснов и Илья  Шаблинский отмечают, что «исключив президента РФ из триады ветвей власти, Конституция ставит его над ними» [[9]].

Огромное количество новых полномочий президента появилось благодаря парламенту. В течение более 20 лет посредством принятия ряда федеральных законов президент получал все больше полномочий в сфере исполнительной власти. Правовед Елена Глушко подчеркивает: «вряд ли можно повергнуть сомнению тот факт, что президентские полномочия в сфере исполнительной власти чрезвычайно широки, а по ряду направлений прибрели доминирующий характер» [[10]].

Впечатляющее число новых полномочий предоставили президенту федеральные конституционные законы «О правительстве РФ» 1997 г., «О чрезвычайном положении» 2001 г., «О военном положении» 2002 г., а также федеральные законы «О внешней разведке» 1996 г., «О противодействии терроризму» 2006 г. и др. В сфере государственной службы президент получил особенно широкие полномочия. Глушко отмечает, что полномочия президента в этой сфере имеют тенденцию к неуклонному расширению и «фактически президент признан главным “патроном” госслужбы в России» [[11]]. Помимо этого, в ряде федеральных законов были установлены новые полномочия президента в сфере экономики, внешней торговли, управлении социальной сферой и т.п. Примечательно, что ряд новых полномочий президента непосредственно закрепляется в указах [[12]].

Все более широкое, панорамное и при этом общеобязательное видение ряда конституционно-правовых вопросов дают акты Конституционного суда. В первую очередь, это касается объема полномочий президента, изначально предусмотренных Конституцией.  В постановлении № 10 -П от 31 июля 1995 г.  Конституционный суд четко установил следующее: Конституция определяет, что президент действует в определенном Конституцией порядке. Для случаев же, когда этот порядок не детализирован, а также в отношении полномочий, не перечисленных в статьях 83-89 Конституции, их общие рамки определяются принципом разделения властей и требованием статьи 90 (часть 3) Конституции, согласно которому указы и распоряжения президента не должны противоречить Конституции и законам РФ [[13]]. Данное постановление – это не что иное, как подтверждение наличия широких подразумеваемых полномочий президента.

После этого Конституционный суд еще неоднократно подкладывал добавку в президентскую тарелку. Постановление № 11-П от 30 апреля 1996 расширило нормотворческую функцию главы государства. В этом акте КС постановил, что, поскольку в качестве гаранта Конституции  президент обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти, не противоречит Конституции издание им указов, восполняющих пробелы в правовом регулировании по вопросам, требующим законодательного решения, при условии, что такие указы не противоречат Конституции РФ и федеральным законам, а их действие во времени ограничивается периодом до принятия соответствующих законодательных актов.

В постановлении № 28-П от 11 декабря 1998 года Конституционный суд предоставил президенту право «продавливать» своего кандидата на пост председателя правительства. После трехкратного отклонения представленных президентом кандидатур председателя правительства – независимо от того, представлялся ли каждый раз новый кандидат либо один и тот же кандидат дважды или трижды, – Государственная Дума подлежит роспуску.

Еще одно полномочие, которое президент вправе реализовать при наличии фактора «ленивого парламента», главе государства предоставило постановление КС № 9-П от 25 июня 2001 г., согласно которому в случае, когда предметом регулирования является полномочие, относящееся, по существу, к сфере функционирования исполнительной власти и ее органов, а федеральный законодатель на протяжении длительного времени не внес необходимых корректив в соответствующие законодательные акты, президент в осуществление предусмотренного Конституцией РФ полномочия по обеспечению согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти и в целях исполнения возложенной на него обязанности по охране прав и свобод человека и гражданина был вправе предпринять правовое регулирование указом – при условии, что действие такого указа во времени ограничивается моментом вступления в силу соответствующего законодательного акта.

Конституционный суд также помог раскрыть волшебную силу части 3 ст. 80 Конституции, согласно которой президент определяет основные положения внутренней и внешней политики государства. Это весьма специфическая норма, слабо согласующаяся с принципом разделения властей, которая, к сожалению, перекочевала из советских конституций в конституцию постсоветскую. Появилась она уже в первой советской конституции – Конституции РСФСР 1918 г. Согласно ее ст. 49 (б), общее руководство всей внешней и внутренней политикой относилось к ведению Всероссийского съезда Советов и Всероссийского центрального исполнительного  комитета (ВЦИК) Советов, равно как и все иные вопросы общегосударственного значения. Напомню, что, согласно Конституции 1918 года, Всероссийский съезд Советов являлся  высшей властью РСФСР, а ВЦИК Советов был высшим законодательным, распорядительным и контролирующим органом РСФСР и в период между съездами являлся высшей властью республики.

В Конституции СССР 1977 г. линию внутренней и внешней политики определяла Коммунистическая партия. В конце 1980-х после принятия поправок к Конституции РСФСР 1978 г. определение внутренней и внешней политики РСФСР было отнесено к исключительной компетенции Съезда народных депутатов РСФСР, высшего органа государственной власти страны [[14]]. Норма из советских конституций пережила Советский Союз и после принятия новой Конституции РФ определение основных направлений внутренней и внешней политики стало полномочием главы государства.

Краснов и Шаблинский отмечают, что одной из сущностных черт советского типа было доктринальное признание необходимости полновластия Советов в противовес идее разделения властей и оценивают данное президентское полномочие как мину замедленного действия, в результате чего конституционная конструкция власти оказалась лишенной баланса и возник существенный перевес в пользу президентской власти [[15]]. Конституционный суд, однако, дисбаланса не увидел и, напротив, подчеркнул вытекающую из Конституции обязательность основных направлений внутренней и внешней политики государства – сначала для правительства  (в постановлении от 11 декабря 1998 г. № 28-П), а затем для всех органов публичной власти (в постановлении от 29 ноября 2006 г. № 9-П).

Бывшие советские республики: разные траектории

Российское конституционное положение, наделяющее президента полномочиями определять основные направления внутренней и внешней политики, обрело вполне ожиданную популярность на постсоветском пространстве, и некоторые бывшие союзные республики, ориентированные на конституционную модель с сильной президентской фигурой, включили аналогичную норму в свои конституции (Конституция Кыргызстана 1993 г., Конституция Казахстана 1995 г. и др.).  В изначальной редакции Конституции Грузии 1995 г. в ст. 69, часть 2, тоже была такая норма: «президент Грузии определяет и направляет внутреннюю и внешнюю политику государства».  Казалось бы, наличие данного полномочия, создающего основания для усиления личной власти президента, автоматически означало, что главы этих государств неизбежно подвергнутся соблазнам нарастающего авторитаризма. Но дальнейшее конституционное развитие показало, что никакой неизбежности нет. В 2010 году, после революционных апрельских событий, была принята новая Конституция Кыргызстана, установившая форму правления с гораздо более сильным парламентом (Жогорку Кенеш) и существенно более слабым президентом. К сожалению, этот оазис парламентаризма в Средней Азии не просуществовал и десяти лет. На конституционном референдуме 11 апреля 2021 года были приняты поправки к Конституции, вернувшие Кыргызстан в эпоху сильного президенциализма. Пятого мая 2021 г. президент Садыр Жапаров подписал новую редакцию Конституции страны.

Грузия

В Грузии события развивались по-другому. В 2010 году была проведена конституционная реформа, лейтмотивом которой стало ограничение власти президента и существенное усиление полномочий премьер-министра и правительства. Правительство стало высшим органом исполнительной ветви власти, который определяет внутреннюю и внешнюю политику государства; оно более не было подотчетно президенту, только парламенту. Для назначения и освобождения от должности членов правительства премьер-министру более не требовались согласие президента. Президент как глава государства сохранил полномочия верховного главнокомандующего, гаранта национальной независимости и единства страны, представителя страны в международных отношениях. Был также введен институт контрасигнатуры, а президенту было запрещено занимать должности в политических партиях.

26 сентября 2017 года в Грузии состоялся новый виток конституционных преобразований, в результате которых произошло заметное усиление парламента, и теперь именно он определяет основные направления внутренней и внешней политики страны. Смешанная избирательная система была отменена. Обе палаты грузинского парламента (Совет Республики и Сенат) отныне избираются по пропорциональной системе. В главе о президенте главным изменением стала отмена прямых выборов. Президента Грузии отныне избирает избирательная коллегия. Одно и то же лицо может быть избрано пре­зи­де­нтом Грузии то­лько два­жды.

Азербайджан

Но есть и другие примеры, когда постсоветские государства неуклонно следуют по пути усиления полномочий президента. Очень впечатляюще выглядит процесс конституционных преобразований в Азербайджане. Сначала в 2009 году был нанесен мощный удар по сменяемости власти. Ключевым изменением, внесенным в 2009 г. в Конституцию Азербайджана 1995 г., стало снятие ограничения, ранее установленного ст. 101, согласно которой никто не может быть избран президентом Азербайджанской Республики повторно свыше двух раз. Новая редакция данной конституционной нормы позволяет действующему президенту баллотироваться на следующий срок неограниченное количество раз.

Эта поправка вызвала крайне негативную реакцию Венецианской Комиссии, которая отметила в своем заключении, что «краеугольным камнем правового государства является разделение властей. В стране с формой правления в виде президентской (а иногда полупрезидентской) республики существует тенденция концентрации властных полномочий в руках президента, в то время как соответствующие полномочия законодательной и судебной ветвей власти существенно слабее. Следовательно, регулярная смена режима посредством выборов является надлежащим способом предотвращения чрезмерной концентрации власти в руках президента» [[16]]. Венецианская комиссия отметила также, что Азербайджан, конституция которого устанавливает форму правления в виде президентской республики, несомненно является страной, где президент сконцентрировал в своих руках весьма широкие полномочия, при этом система сдержек и противовесов представлена в крайне ограниченном формате. Следовательно, было совершенно логично, что изначальная редакция Конституции Азербайджана устанавливала ограничение в виде двух президентских сроков [[17]].

В сентябре 2016 г. в Азербайджане состоялся конституционный референдум, в ходе которого был принят ряд поправок к Конституции, в том числе и следующие:

  • увеличен срок полномочий президента с пяти до семи лет [[18]];
  • президент может объявить внеочередные выборы президента Азербайджана;
  • исключено положение о том, что президентом Азербайджана может быть избран гражданин страны не моложе 35 лет;
  • вводятся должности первого вице-президента и вице-президентов Азербайджана, назначаемых и освобождаемых от должности президентом;
  • Граждане страны, обладающие избирательным правом, имеющие высшее образование и не имеющие обязательств перед другими государствами могут быть назначены на эти должности [[19]].
  • Вице-президенты Азербайджана обладают личной неприкосновенностью. Они не могут быть подвергнуты задержанию за исключением случаев поимки на месте преступления, не подлежат административной ответственности, не могут быть подвергнуты обыску и личному досмотру. Вице-президент, пойманный на месте преступления, может быть задержан; орган, осуществивший задержание, должен незамедлительно проинформировать генпрокурора. Иммунитет вице-президента может быть прекращен только президентом на основании представления генерального прокурора [[20]].
  • В случае досрочного ухода президента с должности до избрания нового главы государства его полномочия, в соответствии с предлагаемыми поправками, будут передаваться не премьер-министру, как это предполагалось в предыдущем конституционном дизайне, а перейдут первому вице-президенту [[21]].
  • Президент Азербайджанской Республики может делегировать право заключения межгосударственных и межправительственных международных договоров вице-президенту, членам кабинета министров и установленным президентом Азербайджанской Республики иным лицам [[22]].
  • Наделение президента правом роспуска Милли Меджлиса (национального собрания Азербайджана), если в течение одного года тот же самый созыв Милли Меджлис выносит вотум недоверия кабинету министров, либо дважды не одобряет внесенные президентом кандидатуры членов Конституционного суда, Верховного суда, и Совета Центрального банка в количестве, необходимом для функционирования этих органов, а также если он неспособен выполнять свои функции в случаях, предусмотренных Конституцией, президент распускает Милли Мажлис [[23]].  

Казахстан

В 2022 году пересмотр положений Конституции 1995 г. был проведен в Казахстане. Одобренный 5 июня 2022 г. на республиканском референдуме закон о внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан[24] содержит более 50 поправок, затрагивающих почти третью часть текста Основного закона страны. В отличие от более ранних изменений Конституции Казахстана, неуклонно расширявших полномочия главы государства, вектор перемен 2022 года, напротив, направлен в сторону ограничения полномочий президента республики.

  • Ст. 43 устанавливает, что на период осуществления своих полномочий президент Республики Казахстан (РК) не должен состоять в политической партии. Весьма примечателен еще один новый конституционный запрет: близкие родственники президента не вправе занимать должности политических государственных служащих, руководителей субъектов квазигосударственного сектора. Новая редакция ст. 50 ограничивает полномочия президента по формированию верхней палаты парламента.
  • Поправки 2022 года упразднили конституционное закрепление статуса и полномочий первого президента Казахстана; п. 4 ст. 46 исключен из текста Основного закона. В частности, первый президент РК более не является пожизненным членом национального органа конституционной юстиции ex officio.
  • Обновленная Конституция Казахстана устанавливает безоговорочный запрет смертной казни[25].
  • Функцию конституционного контроля отныне будет осуществлять Конституционный суд (ст. 71) взамен подлежащего упразднению Конституционного совета.
  • Статья 83-1 закрепляет на конституционном уровне статус омбудсмена – уполномоченного по правам человека в Республике Казахстан. Уполномоченный по правам человека содействует восстановлению нарушенных прав и свобод человека и гражданина, способствует продвижению прав и свобод человека и гражданина, при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен государственным органам и должностным лицам.

К сожалению, изменения 2022 г. не затронули весьма неудачное конституционное закрепление оснований для отрешения от должности президента страны – только в случае государственной измены. Сохранилось за президентом столь популярное на постсоветском пространстве и столь разрушительное для принципа разделения властей полномочие обращаться с ежегодным посланием к народу Казахстана о положении в стране и определять основные направления внутренней и внешней политики Республики (ст. 40, ч. 1).

Международная оценка

Совет Европы охарактеризовал конституционный референдум в Азербайджане как удар по демократическому развитию страны. Докладчик Совета Европы по Азербайджану Штефан Шеннбах весьма негативно оценил тот факт, что о референдуме сообщили незадолго до его проведения. «Еще в июне ни президент страны, ни другие представители правительства ни словом не упомянули планирующийся референдум, – заявил Шеннбах. – Когда на референдум выносятся вопросы такого значения, необходимо предоставить больше времени для дискуссий в стране» [[26]].

Венецианская комиссия в предварительном заключении от 20 сентября 2016 г. подвергла критике вынесенные на референдум 26 сентября поправки в конституцию Азербайджана. По мнению комиссии, предлагаемые поправки нарушают баланс между ветвями власти. «Новые полномочия президента, введенные проектом поправок, беспрецедентны даже в сравнительной перспективе: они снижают его политическую подотчетность и еще больше ослабляют парламент. Венецианская комиссия выражает особую обеспокоенность введением должности неизбираемых вице-президентов, которые могут в определенный момент управлять страной и даже полномочием президента объявлять досрочные президентские выборы по собственному усмотрению» [[27]].

Эксперты Венецианской комиссии считают, что увеличение президентского срока до семи лет еще более усилит исполнительную власть в стране. Полномочия же по роспуску парламента, по мнению комиссии, ограничит независимость парламента и судебной системы, поскольку именно парламент утверждает судей. Комиссия также отметила, что слишком мало времени было отведено на подготовку референдума, а поправки не обсуждались в парламенте и среди общественности.

Поправки к Конституции России 2020 г. тоже не остались за пределами внимания Венецианской комиссии – правда, к сожалению, не все. В заключении от 18 июня 2020 г. Венецианская комиссия проанализировала следующие изменения:

  • решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров РФ в их истолковании, противоречащем Конституции РФ, не подлежат исполнению в России;
  • на конституционном уровне закрепляется полномочие Конституционного cуда разрешать вопрос о возможности исполнения решений межгосударственных органов, если такие решения противоречат Конституции РФ (п. 10) [[28]]. 

Неоднократно отметив важность исполнения решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) для эффективности системы, установленной Европейской конвенцией, Венецианская комиссия подчеркнула, что исполнение решений ЕСПЧ является ключевым обязательством стран-участниц Конвенции. Комиссия акцентировала важную роль, отведенную национальным судам в процессе эффективного исполнения решений ЕСПЧ, равно как и тот факт, что, присоединившись к Конвенции, страны-участницы прямо выразили согласие с компетенцией ЕСПЧ не только применять, но и толковать Конвенцию. При этом Венецианская комиссия признала, что в процессе обеспечения исполнения таких решений совершенно легитимное верховенство конституции может обернуться сложной для разрешения проблемой. Некоторые государства в результате сочли необходимым инициировать процесс конституционной реформы и нашли надлежащее решение этого вопроса (п. 56)

Венецианская комиссия подчеркнула отсутствие выбора в вопросе исполнения решений Страсбургского суда: они имеют обязательный характер.  При этом в странах, конституции которых имеют приоритет перед Европейской Конвенцией, существует возможность, что конституционный суд обнаружит противоречие между конституцией и толкованием конкретного положения Конвенции, данного ЕСПЧ. Такой вывод не освобождает данную страну от обязательства исполнять решение, вынесенное против нее, и не означает автоматическое завершение вопроса об исполнении данного решения ЕСПЧ.  Компромисс вполне может быть найден в ходе диалога между ЕСПЧ и национальными судами. В наиболее сложных случаях, на повестку дня может быть внесен вопрос об изменении Конституции.

Весьма почтительно отозвавшись о Конституционном суде России, Венецианская комиссия выразила озабоченность предусмотренным в поправках новым правом президента инициировать прекращение полномочий судей КС в Совете Федерации. Отметив, что само по себе право исполнительной власти инициировать процедуру отстранения судей не является проблематичным, если сам процесс отстранения имеет судебный характер, комиссия подчеркнула, что введение такого полномочия в существующем контексте с учетом отсутствия регулирования процедуры отстранения в Конституции увеличит возможность воздействия исполнительной власти на КС (п.60). Помимо этого, право Совета Федерации прекращать полномочия судей КС по представлению президента делает Конституционный суд уязвимым в плане политического давления.

Венецианская Комиссия и раньше отмечала, что установленное в 2015 году право КС принимать решение о невозможности исполнения решения ЕСПЧ противоречит обязательствам РФ по Европейской конвенции. Сейчас Комиссия крайне обеспокоена конституционным закреплением этого полномочия КС. Она также озабочена тем, что поправки расширяют полномочия КС выносить решения о невозможности исполнения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров РФ в их истолковании, противоречащем Конституции России. Особый акцент сделан на том, что предлагаемые поправки используют понятие «противоречие Конституции РФ», которое является чрезмерно широким, в особенности в сравнении с изначальной редакцией ст. 79: «не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя Российской Федерации».

Итог в целом неутешительный: в ряде постсоветских государств, изначально выбравших конституционную модель с сильной президентской властью, очевидна тенденция неуклонного дальнейшего роста президентских полномочий. После 10 лет периода резкого усиления полномочий парламента к сильному президенциализму возвращается Кыргызстан. Россия и Азербайджан с этого пути и не сворачивали. Поэтому особенно вдохновляющими выглядят преобразования в Грузии, последовательно ориентированные на усиление парламента и сокращение полномочий президента.


[1] Текст конституционного закона  от 3 июня 1958 г. доступен здесь –  https://www.concourt.am/armenian/legal_resources/world_constitutions/constit/france/france-r.htm

[2] Там же.

[3] Это отмечал академик РАН профессор Владик Нерсесянц в коллективном труде «Проблемы общей теории государства и права» (Москва: «Норма», 1999 г.).

[4] «Комментарий к ст. 80 Конституции РФ 1993 г.» / Под редакцией В.Д. Зорькина, Л.В. Лазарева. Текст доступен здесь: https://kommentarii.org/konstitutc/index.html

[5] Проблемы общей теории государства и права / Под редакцией В.С. Нерсесянца. Москва: «Норма», 1999 г., сс. 688 -690.

[6] Указ. соч., с. 689.

[7] Ч.2 ст. 80 Конституции РФ 1993 г. в изначальной редакции.

[8] Подробнее см.: Кутафин, О.Е. «Российский конституционализм». Москва: «Норма», 2008 г.

[9] Подробнее см. Краснов, М.А., Шаблинский, И.Г. «Российская система власти: треугольник с одним углом» Москва: Институт права и публичной политики, 2008 г.

[10] Глушко, Е.К. «Полномочия президента Российской Федерации в сфере исполнительной власти» / Cборник  «Исполнительная власть: проблемы организации и деятельности». Москва, 2006 г., с. 21.

[11] Указ. соч., с. 35.

[12] Указ. соч., с. 43.

[13] Постановление № 10 -П от 31 июля 1995 г., ч. 4.

[14] Ст. 104 Конституции РСФСР 1978 г.

[15] Подробнее см.: Краснов, М.А., Шаблинский, И.Г. «Российская система власти: треугольник с одним углом» Москва: Институт права и публичной политики, 2008 г.

[16] Opinion on the Draft Amendments to the Constitution of the republic of Azerbaijan (adopted by the Venice Commission on March 13-14, 2009), p. 10.

[17] Ibid, p. 13.

[18] Статья 101 ч. 1 Конституции Азербайджана.  Текст конституции с изменениями доступен здесь: http://continentonline.com/Document/?doc_id=30420395&doc_id2=30420395#activate_doc=2&pos=18;-88.33332824707031&pos2=631;-78.33332824707031

[19] Ст. 103-1 Конституции Азербайджана 1995 г.

[20] Там же, ст. 106-1.

[21] Там же, ст. 105.

[22] Там же, ст. 110-1.

[23] Там же, ст. 98-1.

[24] Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан» (принят на республиканском референдуме 05.06.22 года, официальное сообщение о результатах опубликовано 08.06.2022 г.). URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=39894735&pos=1;-8#pos=1;-8

[25] Там же, ст. 15. URL: https://online.zakon.kz/Document/?doc_id=39894735&doc_id2=1005029#pos=3;-88.33332824707031&pos2=59;-96.33332824707031

[26] Мищенко, О. В Азербайджане прошел референдум об изменениях конституции // Deutsche Welle, 26 сентября 2016 г. URL: https://www.dw.com/ru/в-азербайджане-прошел-референдум-об-изменениях-конституции/a-35887567  

[27] Point 86 of the Preliminary Opinion of the Venice Commission of 20 September 2016 on the Draft Modifications to the Constitution of Azerbaijan submitted to the Referendum of 26 September 2016. URL:  https://www.venice.coe.int/webforms/documents/default.aspx?pdffile=CDL-PI(2016)010-e

[28] Текст заключения Венецианской Комиссии доступен здесь: https://www.venice.coe.int/webforms/documents/?pdf=CDL-AD(2020)009-e

Особенности социально-группового состава Госдумы-2021

Как хорошо видно, социально-профессиональный и элитный состав Госдумы слабо коррелирует с ее партийно-фракционным составом. Фактически, разнообразие групп интересов затрагивает только одну фракцию – «Единая Россия», являющуюся искусственным конгломератом самых разных групп. Существование подобного конгломерата существенно влияет на уровень и качество политической конкуренции в стране, становясь одним из элементов общей системы управления политической жизнью. Значимое влияние на состав Госдумы имеют и прямые запреты и ограничения права быть избранным, влияющие на представительство ряда социальных и идеологических групп. В то же время подобный состав Госдумы показывает и природу, и механику формирования электоральных результатов «Единой России», которая во многом формируется по социально-корпоративному признаку, тогда как другие партии в большей степени опираются не на корпоративную, а на идеологическую поддержку с доминированием «профессиональных» политиков.

Кремль и выборы в Бундестаг – 2021: попытки повлиять на результат и создать нестабильность

В Германии 26 сентября 2021 состоялись выборы в Бундестаг, и неудивительно, что к ним было приковано большое внимание. По их итогам не просто сформирована новая правящая коалиция в крупнейшей европейской экономике, но и сменился глава правительства. Ангела Меркель покинула пост федерального канцлера, который занимала с 2005 года.

Последние полтора года поставили перед немецким правительством непростой вызов – в условиях пандемии SARS-Covid-19 найти баланс между сохранением экономики и замедлением распространения нового вируса. Впервые за много лет Германия столкнулась с новым протестным движением «инакомыслящих» (Querdenker 711), недовольных коронавирусными ограничениями и опасающихся введения обязательной вакцинации.

После разрушительных наводнений в июле 2021 в регионах Северный Рейн-Вестфалия и Рейнланд-Пфальц были актуализированы вопросы изменения климата и необходимости срочных мер в этом направлении.

В августе-сентябре 2020 года Германия оказалась «втянута» в российскую политику существенно глубже, чем когда-либо. Принятый на лечение в берлинскую клинику Алексей Навальный пробудил интерес к внутрироссийским событиям и стал поводом для большого числа публикаций в немецкой прессе. Соответственно, не оставались в стороне и немецкие политики. Последовавшее за отравлением введение санкций против списка причастных к этому россиян вызвало дискуссию о российско-германских отношениях.

Позиции политических партий, представленных в Бундестаге, достаточно стабильны в этом вопросе. Популистские правые АдГ (AfD) и левые Die Linke, давно замеченные в подпитке со стороны Кремля, последовательно выступают за отмену всех санкций в отношении России и укрепление российско-немецкого сотрудничества. Либералы из СвДП (FDP) и «Зелёные» открыто поддерживают расширение санкций и заморозку проекта Северный поток-2 в ответ на усиление авторитарных тенденций в России. ХДС (CDU) и СДПГ (SPD), ориентированные на условное «большинство», пытаются найти баланс по формуле «за всё хорошее против всего плохого». Понимая, что нельзя не ответить на применение Россией запрещенных боевых отравляющих веществ против лидера оппозиции, и в принципе, не реагировать на политику РФ в отношении Украины, ХДС и СДПГ прежде всего ориентируются на интересы своих избирателей. Немецких граждан прежде всего волнуют вопросы экономики, в том числе цены на энергоносители. Соответственно, «Северный поток-2» рассматривается как исключительно экономический проект, и в целом, действия и заявления по вопросу сотрудничества с Россией и введения санкций очень сдержанные. В этом смысле, среди депутатов от СДПГ наблюдается большая вариативность, особенно в восточногерманских регионах – поскольку исторически там больше сторонников сотрудничества с Россией.

Если в период выборов 2017 года проблема вмешательства России в выборы за рубежом и влияния на политиков была относительно нова, то за последние годы на эту тему регулярно публиковались статьи и исследования. Также повысилась настороженность в отношении российских СМИ.

Европа и Влияние Кремля. Выпуск 4

Четвертый выпуск ежеквартальника «Влияние Кремля» посвящен пагубному влиянию Кремля в сфере европейской политики и СМИ.

Во вступительном эссе Алиса Волкова рассматривает последние скандалы, связанные со шпионажем, между Россией и Болгарией, и реакцию Болгарии на них. Автор утверждает, что присутствие агентов российских спецслужб неоспоримо и обусловлено историей тесных отношений между российскими и болгарскими спецслужбами в социалистические времена. В то время как подавляющее большинство стран ЕС выслали российских дипломатов в после отравления Сергея и Юлии Скрипаль в 2018 году, Болгария отказалась проявить солидарность. Однако, когда властям Болгарии пришлось отбиваться от коррупционных скандалов и стало ясно, что общественная поддержка ослабевает, они все же начали раскрывать российские шпионские сети и бороться с ними. Таким образом, как показывает Волкова, российские службы не всегда эффективны и в конечном итоге их используют для местных политических игр в Болгарии.

Александра Яцык изучает пророссийские политические силы и группировки во Франции в преддверии президентских выборов 2022 года. Как пишет автор, хотя предстоящие выборы критически важны для страны, сильно пострадавшей от пандемии Covid-19, они также имеют решающее значение для Москвы, у которой есть очень реальный шанс увидеть на посту президента лояльного кандидата. Хотя Россия не играла значительной роли во внутреннем дискурсе Франции в течение 2020–2021 года, повестка дня ультраправых, в том числе критика новой политики безопасности премьера Жана Кастекса и поддержка различных теорий заговора, играет на руку Кремлю даже без упоминаний самой России. Тем не менее во время пандемии Кремль все же провел активную информационную кампанию в контексте своей «политики вакцинации» через французские каналы СМИ, лояльные к России, и путем подкупа новых социальных авторитетов.

На основе анализа заявлений президента России, программных документов России и текущей внешней политики и военной деятельности Игорь Лоссовский утверждает, что агрессивное поведение России в отношении Украины и других постсоветских стран отражает «новую доктрину ограниченного суверенитета», или «доктрину Путина». По мнению автора, в основе этого лежат пять основных внутренних факторов: укрепление авторитарного режима; масштабная коррупция на всех уровнях; использование энергетических и других природных ресурсов для поддержания внутренней политической и экономической стабильности и в качестве средства международного влияния; мощная и всеобъемлющая пропаганда; и концепция легитимации использования российской военной силы за границей «для защиты русскоязычных».

Витольд Янчис в материале для этого выпуска утверждает, что Москва пыталась серьезно повлиять на информационное пространство Литвы в соответствии со своими интересами из-за твердой позиции Литвы в отношении политики России на международной арене. Основные инструменты влияния Кремля в попытке изменить информационную среду Литвы включают СМИ, зарегистрированные в России, а также широкий спектр якобы независимых российских СМИ и экспертов, блогеров и влиятельных лиц, которые активно распространяют прокремлевские нарративы в социальных сетях. Автор предупреждает, что в ближайшем будущем не только Литва, но и две другие страны Балтии, Эстония и Латвия, вероятно, столкнутся с новой волной информационной войны с Россией, спровоцированной Путиным.

В первой части своей публикации Джон Ферсет анализирует политический, экономический и геополитический контекст потенциального пагубного влияния России в Норвегии. Как отмечает автор, в Норвегии низкий уровень политической поляризации; она является одним из основателей НАТО, и большинство населения поддерживает членство в организации; Норвегия не зависит от российских энергоносителей; в настоящее время в норвежском парламенте нет пророссийских партий, и также нет никаких признаков сотрудничества или какой-либо поддержки норвежских партий со стороны России. Одна из немногочисленных сфер, где норвежская аудитория все же может столкнуться с прокремлевскими нарративами — это отдельные аспекты так называемых «альтернативных медиа»: во второй части публикации Ферсет рассказывает о Steigan, Resett, The Herland Report и некоторых других сайтах, которые в течение нескольких лет публикуют контент, являющийся в определенной степени прокремлевским.

Утечки из аквариума. Внутри программы психологической войны ГРУ

Только в этом эксклюзивном и беспрецедентном отчете Фонд «Свободная Россия» перевел и опубликовал пять документов ГРУ (российской военной разведки), в которых подробно описывается его современная программа психологической войны.

Документы, полученные директором по специальным расследованиям Майклом Вайсом, относятся к периоду последнего десятилетия и включают в себя мемуары бывшего полковника Специального управления пропаганды Советского Союза, который объясняет, как психологические и информационные операции проводились в конце холодной войны, а затем были адаптированы для постсоветской эпохи. В документах также содержатся важные сведения об организации психологической войны вплоть до воинских частей, а также показана теория и практика работы над целями на Западе.

Пандемия: Антизападная Риторика и Информационная Кампания в Российских Медиа под Контролем Кремля

«Российские пропагандистские медиа использовали пандемию короновируса как повод для открытия нового «фронта» информационной войны,» — утверждается в новом докладе «Фонда Свободная Россия» «Пандемия: антизападная риторика и информационная кампания в российских медия под контролем Кремля», опубликованном под редакцией Василия Гатова на основе анализа Александра Морозова при участии Виталия Новоселова, Алексея Козлова и Ольги Трифоновой.

Центральной задачей этой войны внутри России стало программирование и поддержка градуса подозрительности, ненависти к США и Западу, дискредитирование либеральных ценностей и демократических форм управления. Внешний компонент дезинформационных кампаний был нацелен на внедрение конспирологических версий в медиасферу других стран, считают В. Гатов и А. Морозов.

Доклад документирует эволюцию национальной медийной стратегии по отношению к пандемии и анализирует роль и влияния различных государственных структур, членов правительства, СМИ и неправительственных организаций, которые формировали этот процесс.  

В результате анализа наглядно выявлено, что сложившаяся в 2011-2016 годах российская «пятиэтажная» система управления медиапространством начинает устаревать и давать сбои. Очевидно, что вырабатывая свою позицию на основании данных здравоохранения, дипломатии, разведки и аналитических центров, государственные акторы находились в некоторой растерянности, время от времени «спуская» в подконтрольные СМИ не совсем ясные указания.

В совокупности эти медийные процессы (которые авторы доклада назвали «инфодемией») были нацелены не столько на информирование населения о происходящем, сколько на создание сумбурных, непоследовательных представлений о происходящем. Практически повторяя в традиционных и цифровых СМИ картину панического распространения слухов и их интерпретаций, подбрасывая конспирологические версии происхождения вируса и его распространения, преувеличивая масштаб эпидемических проблем в странах Запада и связывая эти проблемы с «недостатками либеральной демократии», государственные и подконтрольные государству российские СМИ, в том числе и ориентированные на зарубежного читателя/зрителя, стремились к одновременной культивации выгодной им «какофонии» информации и навязыванию мнений, отвлекающих потребителей от самостоятельного критического анализа.

Российские СМИ участвовали в распространении фальшивых и фальсифицированных «новостей» о коронавирусе, непроверенной информации.

Главной жертвой этих дезинформационных операций стали россияне, резюмируют аналитики.

Война за гранью закона: операции пагубного влияния России в Испании

Этот текст является частью первого выпуска отчета «Европа и Влияние Кремля».

Данную главу можно скачать
в формате PDF.

Вступление

Отношения между Россией и Испанией в конце двадцатого-начале двадцать первого веков не были приоритетными ни для одной из этих стран. Нельзя назвать их совсем дружественными: Испания является членом НАТО и участвует в санкциях против российского режима после вторжения в Украину в 2014 году. С другой стороны, отношения не стали прямо враждебными, и их можно назвать «благоприятно нейтральными»[1].

Испания продолжает торговать с Россией: стоит упомянуть экспорт одежды, оливкового масла, вина и некоторых других продуктов, которые не подпали под «санкции импортозамещения». Испания также импортирует нефть из России. Страны продолжают сотрудничать в военной сфере: например, недавно Испания предоставила свои порты для российских военных кораблей, ведущих операции на Ближнем Востоке. Кроме того, Испания принимала значительное число российских туристов (до начала пандемии COVID-19), немало граждан РФ владеют недвижимостью в Испании либо там функционирует их бизнес.

Некоторые граждане Российской Федерации, выбравшие Испанию в качестве своего основного места жительства, являются представителями организованной преступности. Обосновавшись в Испании, они вовсе не ушли на пенсию, а, наоборот, развили широкую сеть криминального бизнеса.

До определенного момента россияне (связанные как с государством, так и с преступным миром) не слишком вмешивались в функционирование испанских демократических институтов. Однако наступление кризиса, связанного с эскалацией сепаратизма в Каталонии, предоставило им возможность не только вмешаться в дела Испании на государственном уровне, но и предпринять попытки дестабилизации развития Европейского союза в целом.

Пагубное влияние кремлевского режима на демократические и рыночные институты Испании наиболее ярко проявляется в ряде сфер общественной жизни. Прежде всего, это касается создания благоприятной среды для российской организованной преступности в Испании. Представители российского преступного сообщества, глубоко интегрированные в структуры путинской власти, постоянно проживают в этой стране с 1990-х годов и смогли создать разветвленную сеть как теневого, так и легального бизнеса, наладить эффективные схемы отмывания денег, в том числе, поступающих из России. Они систематически вовлекают испанских политиков и чиновников в коррупционные схемы.

Чтобы обеспечить комфортные условия для своего «бизнеса», российским преступникам необходимо работать одновременно в двух основных направлениях. С одной стороны, им необходимо наладить сотрудничество с представителями полиции и судебных органов в самой Испании. С другой стороны, они должны постоянно поддерживать тесное сотрудничество с силовыми структурами РФ (например, далее будет показано, что глава Следственного комитета РФ, по всей видимости, является ставленником русской мафии). Это, помимо всего прочего, позволяет им иметь «запасной аэродром» в России и получать необходимые официальные заключения о себе и своей деятельности от российских властей. Такие документы затем успешно используются юристами мафии в испанских судах.

Поскольку самой большой угрозой для деятельности русской мафии в Испании является развитие европейской интеграции, они направляют огромную часть своих усилий на препятствование развитию сотрудничества европейских полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере, развитию европейской интеграции и демократии. Укрепление открытых и демократических институтов в Европе несет для этой группы существенные риски.

Обзор отношений между Испанией и Российской Федерацией

Отношения между Испанией и Россией традиционно развивались в формате, наиболее комфортном для последней. Как справедливо отмечают некоторые исследователи, «стремление Испании к более тесным отношениям с Москвой формируется как внутри ЕС, так и за его пределами»[2]. Для России с начала 2000-х годов развитие отношений с Европейским союзом как наднациональной организацией было достаточно сложным. Прежде всего, на наш взгляд, это связано с неспособностью понять суть интеграционного метода ЕС, характер и структуру отношений между организацией и ее членами, наднациональный характер европейских институтов.

Основой отношений между Российской Федерацией и Европейским Союзом является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве[3] и ряд секторальных соглашений. Срок действия Соглашения должен был закончиться в 2007 году, но вместо этого его автоматически продлевают каждый год до настоящего времени. Разрабатывался проект нового договора, но переговоры не увенчались успехом. Более того, в течение последних пятнадцати лет взаимная интеграция постепенно погружалась в стагнацию, перешедшую в перманентный кризис в 2014-ом. Россия увлеклась собственными интеграционными проектами, призванными составить конкуренцию европейской модели, что также не способствовало гармоничному развитию контактов с ЕС.

Двусторонние отношения, между тем, процветали. Испанское правительство последовательно поддерживало попытки России построить новый «многополярный мир» и противостоять американской «гегемонии». Особенно ярко это проявилось во времена премьерства Хосе Луиса Сапатеро[4]. Испания представляла себя «сердцем Европы» и установила более тесные отношения с Францией и Германией. Российско-испанские отношения развивались в сфере противодействия угрозе терроризма, культурного сотрудничества и других важных для Российской Федерации сферах. В то же время Испания поддерживала международную политику Российской Федерации; регулярно совершались взаимные визиты на самом высоком уровне.

Как и Россия, Испания все еще отказывается признать независимость Косово, даже после решения Международного суда ООН[5] (среди стран ЕС эту позицию разделяют только Словакия, Греция, Кипр и Румыния). Очевидно, что подобный выбор Испании связан с ее внутренней проблемой. А вот для путинского режима поддержка сепаратизма в Испании является весьма важным направлением деятельности. Не имея возможности заниматься этим открыто, Россия действует с помощью представителей своего уголовного мира и, видимо, с помощью своих спецслужб.

Показательно, что Испания наряду с Австрией, Болгарией, Кипром, Грецией, Италией, Люксембургом, Мальтой и Португалией выступала против введения санкций в отношении России за ее вторжение на территорию соседей[6]. В этих странах неформальное влияние России очень сильно.

В целом Испания представляется полноценным партнером России. Есть несколько основных аспектов партнерства, которые стоит упомянуть: сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом и региональной безопасности (особенно это было заметно в 2000-е годы, после трагедии 11 сентября), экономическое сотрудничество, взаимные инвестиции, культурный обмен.

Быстро развивались торговые отношения. Испанские компании выходили на российские рынки, российские компании инвестировали в испанскую экономику и экспортировали природные ресурсы. Россия стала вторым после Саудовской Аравии экспортером нефти в Испанию. Российский туризм стал довольно заметным явлением: к 2010 году Испанию ежегодно посещало более миллиона россиян. В 2008 году «Газпром» пытался заключить сделку по приобретению 20% испанской энергетической компании Repsol. Крупная доля в Repsol может увеличить значимость России на энергетическом рынке Латинской Америки, где сосредоточена большая часть добычи нефти и газа компании[7].

Мадрид неохотно поддержал санкции ЕС против России, которые повлекли весьма ограниченные экономические последствия для самой Испании. Пострадали некоторые из испанских экспортеров продовольствия, но ведущие экспортные компании[8] не были включены в контрсанкции России[9].

В военной сфере политика Испании в отношении России несколько непоследовательна. С одной стороны, будучи членом НАТО и ЕС, Испания принимает участие в укреплении своего военного присутствия в Восточной Европе. В первую очередь, это касается стран Балтии[10]. С другой стороны, Испания предоставляет России возможность в полной мере пользоваться своей базой в Сеуте в Средиземном море.

В 2016 году одиннадцать членов Европарламента, включая представителей стран Балтии, Польши и каталонского политика Рамона Тремосу, подали Верховному представителю по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини запрос касательно военно-морской базы Сеута. В частности, их интересовало, знает ли она, что военно-морские операции РФ являются «ключевыми для поддержки позиций российской армии в Украине». «Частота, с которой корабли российского флота заходят в порт — не менее 10 раз в год, — превратила испанский эксклав в главную базу российского флота в западном Средиземноморье. У российской армии есть официальная база в Тартусе (Сирия), хотя ее корабли также пришвартованы в мальтийских и греческих портах»[11].

Поставки для нужд российских военных кораблей приносит значительные доходы испанской казне. Россия до сих пор систематически использует базу для дозаправки своих судов, что вызывает возмущение у представителей Великобритании и США[12].

Русская мафия в Испании

В начале 1990-х годов значительное число представителей российского криминального мира выбрали Испанию в качестве своего основного места жительства. Было бы преувеличением сказать, что причиной стала испанская коррупция или другие особенности общественной жизни. Можно предположить, что определяющими факторами оказались, с одной стороны, климат (наиболее влиятельные российские мафиози приехали из холодного Санкт-Петербурга и его окрестностей), а с другой — положительный образ Испании в российской коллективной исторической памяти. Испания (в отличие, например, от Франции) ассоциируется с образом мужественности и брутальной романтики. Также с Испанией связан образ Эрнеста Хемингуэя, который для Советского Союза 1960-х годов (а именно на них пришлись детство и юность влиятельных представителей криминального мира) был культовым героем и, в определенном смысле, символом свободы.

Самой влиятельной преступной группировкой в России к концу 1990-х годов стала Тамбовско-Малышевская ОПГ. Она остается таковой и по сей день, однако ее члены сменили свой статус, превратившись из бандитов в представителей бизнеса и крупных лоббистов.

Эта группа закрепилась в Испании примерно с 1996 года и состояла из русских иммигрантов, которые уже имели судимость или находились под судом в Российской Федерации, США, либо в других странах ЕС. Проживая в Испании, они контролировали преступную деятельность на своей родине.

Согласно материалам предварительного расследования №321/06 Прокуратуры Испании, их деятельность включала убийства, торговлю оружием, вымогательство, мошенничество, подделку документов, посредничество, взяточничество, незаконные операции, контрабанду, незаконный оборот наркотиков, преступления против казны, вывод капитала компаний с помощью мошенничества, избиения и угрозы. Прибыль, полученная в результате этих преступлений, направлялась в Испанию с помощью юридических и финансовых консультантов, которые в конечном итоге вошли в состав Тамбовско-Малышевской преступной группировки. Как говорится в материалах дела, «главной [их] целью в нашей стране является сокрытие незаконно полученных средств путем их легализации и интеграции в регулируемую финансовую систему путем увеличения уставного капитала «компаний» и межфирменных кредитов, финансовых переводов из офшорных зон и в них, а также инвестиций в другие страны, например, в Германию»[13].

Центральными фигурантами расследования испанской прокуратуры были Геннадий Петров, Александр Малышев, Владислав Резник (депутат Госдумы РФ с 1999 года) и еще десятки других. Общественные деятели Петров и Малышев были непосредственно связаны с Владимиром Путиным с тех пор, как он работал заместителем мэра Санкт-Петербурга по внешним связям.

В материалах испанского дела содержатся расшифровки прослушки диалогов между участниками этой преступной группы. Среди прочего, есть разговор между Виктором Гавриленковым (одним из лидеров Великолукской преступной группировки) и неким Сергеем, который состоялся в 2007 году. Собеседники обсуждают инвестиции в испанскую экономику, возможные проблемы с «синими» (ФСБ РФ), проблемы логистики. В разговоре проскальзывает такая фраза: «Виктор говорит, что в Аликанте есть несколько отелей, и дом Путина недалеко отсюда, в Торревьехе».

«Инсайдер» провел специальное расследование и выяснил, что, по воспоминаниям местных жителей, в 1994 году Путин приехал в Торревьеху и остановился там в районе Ла-Мата[14]. В то время Торревьеха была «русской столицей Испании», именно здесь происходили перестрелки, а «деньги носили в рюкзаках». По информации «Инсайдера», именно в этом городе заместители мэра Санкт-Петербурга Владимир Путин, Алексей Кудрин и Михаил Маневич (убит в 1997 году[15]), а также их «партнеры» через подконтрольные компании приобрели несколько объектов недвижимости. К этим операциям были привлечены как российские, так и испанские специалисты, а процесс отмывания денег контролировал тогдашний лидер преступного сообщества Санкт-Петербурга Виктор Кумарин (Барсуков). Впоследствии, после ожесточенной борьбы, контроль над большей частью зоны ответственности Кумарина был захвачен Петровым. Кумарин отправился в российскую тюрьму, где и остается по сей день.

Большое количество журналистских расследований посвящено анализу материалов испанской прокуратуры, а также деятельности Петрова и его окружения. В частности, он участвовал[16] в назначении Александра Бастрыкина главой Следственного комитета Российской Федерации, Игоря Соболевского — его заместителем, Анатолия Сердюкова — министром обороны РФ и во многих других кадровых решениях в России[17]. Поселившиеся в Испании мафиози постоянно поддерживали общение с партнерами на родине[18].

Работа испанского прокурора и журналистов-расследователей[19] со всего мира не осталась без внимания. В частности, в январском докладе Комитета по международным отношениям Сената США за 2018 год более половины главы об Испании посвящено деятельности Петрова и его коллег[20]. В качестве одного из основных источников в докладе используется исследование Себастьяна Ротеллы, опубликованное в «ProPublica»[21].

Среди прочего, испанские прокуроры встретились с Александром Литвиненко, бывшим сотрудником российской разведки. Литвиненко должен был консультировать испанских следователей и делиться информацией о деятельности русской мафии в Испании. Будучи офицером российских спецслужб, Литвиненко специализировался на работе с организованной преступностью и, по-видимому, обладал большим количеством секретной информации. Однако он был убит до того, как смог дать показания на суде. Расследование Палаты общин Великобритании показало, что приказ об убийстве Литвиненко, «скорее всего, был утвержден Путиным»[22]. Хосе Гринда Гонсалес, ведущий эксперт правоохранительных органов Испании по российской организованной преступности, сообщил «ProPublica»: «Мы приняли идею, что мир русской мафии был таким. Но правда и то, что этот случай заставил других людей задуматься, что этот человек говорил правду, потому что теперь он мертв».

В ходе расследования деятельности банды Петрова испанским правоохранительным органам удалось найти много доказательств, свидетельствующих о транснациональном, систематическом и масштабном характере преступной деятельности группировки. «В обвинительных актах они назвали более десятка человек, в том числе бывшего министра обороны РФ»[23].

Петров был арестован в 2008 году во время крупной операции испанских властей против российской организованной преступности, которая в конечном итоге привела к предъявлению обвинений 27 подозреваемым в создании преступного сообщества и отмывании денег. Среди главных действующих лиц преступной группы был назван Владислав Резник, депутат Госдумы и член путинской партии «Единая Россия». В обвинительном заключении утверждается, что он действовал на «самых высоких уровнях власти в России от имени господина Петрова и его организации».

Еще до начала судебного процесса Петров бежал[24] из Испании и обосновался в Санкт-Петербурге. Российские власти не предприняли никаких действий, чтобы вернуть его под суд. Более того, они систематически препятствовали следствию, направляя в Испанию ложную информацию или используя возможности для затягивания процесса. В итоге, рассмотрение дела Петрова и его коллег продолжалось более десяти лет.

Несмотря на бегство Петрова, расследование продолжалось. В 2009 году, в рамках этого дела, испанская полиция получила разрешение на доступ в офис адвоката, подозреваемого в отмывании денег, и увидела, как тот схватил документ со своего стола, скомкал его и начал есть[25]. Документ, который полиция заставила адвоката выплюнуть, привел следователей к еще одной группе по отмыванию денег в Барселоне, которая подозревается в работе на организованную преступность, связанную с Кремлем[26]. Усилия русской мафии в Испании были направлены на создание эффективной и безопасной машины отмывания денег в Каталонии. Представители российской организованной преступности лично и через нанятых экспертов на протяжении многих лет укрепляли свое влияние на каталонских политиков и бизнесменов. Одним из важных инструментов такого подрывного воздействия было использование соперничества между региональными и национальными правоохранительными органами[27].

Расследование Хосе Гринды было настолько продуктивным и информативным на протяжении многих лет, что привлекло внимание ФБР, которое, как сообщается, направило агента для участия в испанском расследовании, чтобы получить дополнительную информацию о российской организованной преступности и коррупции[28]. Расследование деятельности российской преступной сети в Испании вышло на международный уровень. Оказалось, что торговля наркотиками, подделка документов, вымогательство, угон автомобилей, торговля людьми, мошенничество, заказные убийства и незаконная торговля драгоценностями, произведениями искусства и антиквариатом происходили не только в России.

Солнцевская ОПГ[29], также попавшая в поле зрения испанского следствия, активно сотрудничала с другими международными преступными организациями, в том числе с мексиканскими мафиозными группами, колумбийскими наркокартелями, итальянскими преступными организациями (в частности, с калабрийской Ндрангетой и неаполитанской Каморрой), японской якудзой и китайскими триадами[30].

Тогда же арестовали одного из самых высокопоставленных лидеров российского криминального мира Захария Калашова («Шакро Молодого»).

Оперативник, занимавшийся этим делом, позже рассказал СМИ, что сотрудники правоохранительных органов Грузии сообщили ему, будто Тариэл Ониани — один из наиболее известных российских преступных авторитетов — угрожал убить испанских следователей […] Руэда потратил несколько недель на подготовку секретной операции сотрудников правоохранительных органов из нескольких стран […], которая закончилась резонансным предъявлением обвинения гангстеру из бывшего Советского Союза за границей.

Но испанские правоохранители не могли почивать на лаврах. По словам следователей, Калашов, считавшийся самым опасным заключенным в тюремной системе страны, бомбардировал суды апелляциями, неоднократно готовил побег и делал все возможное, чтобы подкупить любых чиновников, до которых он мог добраться. В 2012 году ФБР передало коллегам официальное предупреждение, что мафия готова потратить миллион долларов на взятку испанскому чиновнику за освобождение Калашова[31].

После нескольких неудачных попыток покушения на прокурора Гринду в 2017 году представители российского криминального мира через испанского адвоката начали распространять слухи, что тот якобы является педофилом[32]. В одном из интервью Гринда процитировал испанскую поговорку, придуманную колумбийским наркобароном Пабло Эскобаром, которая буквально переводится как «серебро или свинец»: «Вы знаете, что я имею в виду, когда говорю «plomo или plata»? С ними дело обстоит так: либо бери «plata», то есть деньги, либо тебя ожидает смерть»[33]. К счастью, рассмотрение дела прокурора по обвинению в педофилии так и не началось, но в 2017 году, после того, как французская полиция перехватила телефонный звонок от члена грузинской мафии, заказавшего убийство Гринды, ему пришлось обзавестись личной охраной, чтобы защитить себя и свою семью[34].

Несмотря на колоссальную работу, проделанную следствием, обвиняемые мафиози были оправданы. Во время судебного рассмотрения дела имя Владимира Путина звучало много раз, и его прямая связь с обвиняемым не вызывала сомнений[35].

Результат процесса над русской мафией в суде может служить примером подрывного российского влияния, разрушающего институт правосудия и неотвратимости наказания. Огромная команда юристов и других специалистов действовала при непосредственной поддержке российских правоохранительных органов. Испанский суд был вынужден принять выводы российских правоохранительных органов по обвиняемым без критики, априори признав выводы властей РФ достоверными. (Возможно, это следует из духа соглашения о правовой помощи между Россией и Испанией 1996 года)[36].

В итоге испанские судьи оправдали даже двух подсудимых, признавших себя виновными в отмывании денег и участии в организованной преступной группе: Михаила Ребо и Леона (Леонида) Хазина.

Испанские следователи жаловались журналистам «El País», что суды проявили слишком высокую готовность выпустить многочисленных предполагаемых членов русской мафии, которых они задержали, под залог. «Мы приобрели большой престиж в Европе за наши операции против российских мафиозных группировок, а эти решения полностью уничтожили часть этой работы»[37].

Дело Петрова и Ко ярко демонстрирует несовершенство испанской судебной системы. Испанские судьи, похоже, настолько доверяют данным российской ФСБ, что любая информация, представленная ей, подрывает все усилия следствия. Как отмечается в «Архиве трансграничной коррупции», «в испанском приговоре сделали вид, что Петров не был причастен к организованной преступности, и это основано на двух сообщениях ФСБ России и еще нескольких письмах из различных российских правоохранительных органов, а также на обвинении в клевете одного из российских СМИ за разоблачение связи Геннадия Петрова и Ильи Трабера с организованной преступностью»[38].

Вмешательство в каталонский референдум

Однако на этом заботы лидеров российского уголовного мира в Испании не закончились. Они выступили в качестве ключевых агентов вмешательства России в ситуацию вокруг референдума в Каталонии.

Геннадий Петров занимался финансированием радикальных партий провинции. Вполне логично предположить, что делал он это не столько по собственной инициативе, сколько по просьбе своих московских партнеров.

А в 2013 году каталонское региональное правительство назначило Хавьера Креспо, бывшего мэра курортного города Льорет-де-Мар, члена партии «Конвергенция и Союз» (КиС), на пост секретаря безопасности провинции, который контролирует каталонскую полицию[39]. Назначение было отменено, когда спецслужбы центрального правительства предоставили доказательства причастности Креспо к отмыванию денег. В 2014-ом его обвинили в получении взятки от Андрея Петрова, бизнесмена, предположительно связанного с «солнцевскими» (и однофамильца Геннадия Петрова). Как выяснилось в ходе расследования, известного как «Операция Клотильда», партия КиС также получала деньги, отмываемые российскими преступными синдикатами через каталонские банки и подставные компании[40].

Часть КиС объединилась с двумя левыми партиями, чтобы сформировать коалицию, которая провела 1 октября 2017 года региональный референдум о государственной независимости Каталонии, признанный испанским судом незаконным. Назначение такого плебисцита отражало настроения части населения автономии и позицию большинства в региональном парламенте (подобное голосование уже проводилось в 2014-ом, однако тогда каталонское правительство согласилось признать его лишь «опросом общественного мнения»). Тем не менее, вспыхнувший конфликт Барселоны и Мадрида дал Москве много возможностей для формирования результата, который ослабил одно из центральных государств ЕС. Сегодня появляется все больше свидетельств того, что Кремль, по крайней мере, через государственные СМИ развернул масштабную дезинформационную кампанию, направленную на проведение референдума.

Российские государственные новостные агентства, такие как «Sputnik», в преддверии голосования опубликовали ряд статей, в которых подчеркивалась предполагаемая коррупция в испанском правительстве и продвигался общий нарратив против ЕС и в поддержку сепаратистского движения. Эти российские информационные агентства, а также российские пользователи Twitter также неоднократно пропагандировали взгляды Джулиана Ассанжа, основателя WikiLeaks, который взялся призывать в социальных сетях испанские власти уважать предстоящее голосование в Каталонии. Испанские газеты также сообщили, что российские боты пытались затопить социальные сети скандальными постами в поддержку независимости Каталонии перед референдумом[41].

В ноябре 2017 года исследовательский центр «Институт Элькано» опубликовал доклад Миры Милошевич-Хуаристи о предполагаемой роли России. В сентябре исследователи зафиксировали 2000%-ый рост российской онлайн-активности, связанной с Каталонией, что отражает очередную попытку России «повлиять на внутриполитическую ситуацию в другой стране, посеять смуту и провозгласить упадок либеральной демократии»[42].

Согласно отчету, основными целями пагубного влияния в Каталонии были следующие:

  • дискредитация испанской демократии и отчуждение Испании от ее партнеров по ЕС и НАТО;
  • разрушение доверия к европейским институтам и посев путаницы;
  • компрометация либерального порядка, созданного и поддерживаемого США;
  • отвлечение внимания граждан России от внутренних проблем.

Мир четко увидел работу российских коммуникационных медиа, в том числе «RT», «Sputnik», «Russia Beyond the Headlines» и многих государственных телеканалов, а также соцсети (Facebook и Twitter), населенные троллями (онлайн-профилями, созданными для распространения сфабрикованной информации), ботами (автоматически распространяющими информацию) и марионетками (онлайн-профилями, созданными с целью придумывать и транслировать фейковые новости)[43]. После этой кампании различные политические и экспертные сообщества разработали многочисленные рекомендации по борьбе с фейковыми новостями.

Важно отметить, что обретение независимости Каталонией или сохранение статус-кво было, по большому счету, безразлично российским пропагандистским каналам. Главная цель состояла в том, чтобы приравнять в общественном сознании каталонские события к «референдуму» в Крыму и, таким образом, подтолкнуть европейское общественное мнение к идее снятия международных санкций с России[44].

В конце 2019 года Высокий суд Испании, Audiencia Nacional, начал расследование предполагаемой деятельности группы, связанной с российской разведкой, во время каталонского кризиса в 2017-ом[45].

Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова заявила, что некоторые СМИ, похоже, одержимы возвращением «полузабытого вопроса», и заговорила об «антироссийской кампании»[46].

Судя по всему, в каталонской кампании принимали участие не только российские дезинформационные силы и представители уголовного мира, но и российские спецслужбы. Испанский суд уже вынес приговоры членам экстремистских группировок[47], которые планировали различные акты насилия[48]. В координации и поддержке деятельности этих организаций могли принимать участие представители российских спецслужб, в том числе агенты Подразделения ГРУ 29155.

Неофициальные источники все чаще указывают на прямое влияние российских спецслужб в Испании. Можно смело предположить, что Россия использует Испанию как «базу отдыха» и «оперативное пространство» для своих спецслужб. В ходе официальных и журналистских расследований убийств в Британии представителями российских властей стало возможным сделать вывод, что ответственность за эти действия несет спецподразделение ГРУ 29155[49]. До сих пор невозможно бесспорно подтвердить прямую связь между данным подразделением и русской мафией, но новые доказательства дают еще больше оснований для этого. Например, агент отряда 29155 «Федоров» (Денис Сергеев) побывал в Каталонии как раз перед референдумом[50].

«Хотя референдум не привел к независимости Каталонии от Испании, он показал, что Кремль все активнее рассматривает Испанию как мишень для своего пагубного влияния. Испания может укрепить свою устойчивость, изучая опыт других европейских стран, на которые направлены такие кампании, и сотрудничая с ними, а правительство США должно предпринять шаги, чтобы помочь с активизацией текущих усилий»[51], говорилось в докладе, подготовленном для Комитета Сената США по международным отношениям.

Проблемы экстрадиции и проблемы сотрудничества

Испанские власти с трудом справляются с процветающими российскими преступными группировками, численность которых неуклонно росла в Испании с 1990-х годов, когда в страну начали прибывать граждане бывшего Советского Союза, которые селились, в основном, в трех районах: Коста-дель-Соль, Валенсия (включая уже упомянутую Торревьеху) и каталонское побережье. В своей статье о транснациональной организованной преступности в Испании Карлос Реза Нестарес утверждает, что слабость государственных и административных институтов России и общее нежелание российских властей сотрудничать были основными причинами того, что попытки остановить рост влияния русской мафии оказались безуспешными: «Во многих случаях российская мафия пользуется тем, что полиция России не сотрудничает с испанскими расследованиями. Одной из причин такого отсутствия сотрудничества является развал правительственных структур, который привел к уменьшению численности полицейских сил. Среди других причин — широкое распространение коррупции в российской полиции, а также ее неравномерная подготовка к новым видам преступности»[52].

Очевидно, что именно нежелание российского следствия сотрудничать с испанскими следственными органами в итоге стало главным официальным аргументом, оправдывающим сложность в расследовании деятельности российских преступных групп и должностных лиц по всему ЕС. Этот аргумент, например, регулярно используется в Обвинительных заключениях Специального прокурора по борьбе с коррупцией и организованной преступностью перед судом[53].

Можно с уверенностью сделать вывод: российские прокуроры прямо (по крайней мере, пассивно) выступают против испанского расследования. Случай с Тариэлом Ониани наглядно демонстрирует уровень российского сотрудничества. В июне 2005 года Ониани бежал в РФ всего за несколько часов до того, как его должны были арестовать в Испании, а в апреле 2006-го, несмотря на объявление его в розыск испанскими властями, Россия предоставила Ониани гражданство, что автоматически сделало невозможной его выдачу Мадриду.

Получение российского гражданства — сложная бюрократическая процедура. Однако в случае с Ониани все прошло на удивление быстро. Сомнительно, что «авторитету» просто повезло. Хосе Гринда Гонсалес утверждает, что такой щедрый жест со стороны властей показывает «пример того, как Россия заставляет криминальных авторитетов работать в своих интересах». Гринда также уверен, что российское МВД и ФСБ защищали Ониани даже тогда, когда он находился в тюрьме. Позже, в июне 2009-го, после ареста Ониани в России, Испания запросила его экстрадицию по обвинениям, связанным с операцией «Ависпа». Однако российские власти отклонили эту просьбу, заявив, что именно его российское гражданство помешало экстрадиции. Как заключил Гринда, «что хорошего в русском правительстве, так это то, что оно всегда будет говорить и делать одно и то же: ничего»[54].

Несмотря на усилия испанских властей по расследованию и судебному преследованию незаконной деятельности российских преступных группировок, результаты по-прежнему не слишком радуют. Как говорится в статье «Определение и преследование международной коррупции», «главной проблемой, препятствующей европейским правоохранительным органам в расследовании международной коррупции, является отсутствие соглашений о правовой помощи между Россией и европейскими странами»[55]. Добавим, что проблемой является не только отсутствие соглашения, но и отсутствие политической воли, направленной на искоренение международных преступных синдикатов. Российские власти, с одной стороны, рассматривают такие синдикаты в качестве важного инструмента своей внешней политики, а с другой — как личных партнеров, обеспечивающих материальное благополучие российских чиновников, олигархов и их окружения.

В заключение можно с уверенностью сказать, что российские власти напрямую связаны с преступными группировками в Европе. С их помощью представители власти отмывают свои доходы, обеспечивают себе и своим близким возможность безбедно жить в развитых странах. Кроме того, как стало ясно в последнее время, преступные группировки совместно с российскими спецслужбами систематически работают над разрушением институтов демократии и правосудия. И до сих пор такая деятельность протекает вполне успешно и безнаказанно.


[1] Александр Дунаев, «Почему Испания не боится «русской угрозы», Московский Центр Карнеги, 5 марта 2018 года. https://carnegie.ru/commentary/75698

[2] Максин Дэвид, Джеки Гауэр и Хиски Хауккала, ред., «Взгляды на Россию: так создается внешняя политика Европы?» (Routledge, 2013), 111.

[3] «Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Россией и ЕС 1994 года», официальный журнал Европейских сообществ (28 ноября 1997 года): L 327/3, https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex:21997A1128 (01)

[4] Мария Шагина, «Политика санкций ЕС в отношении постсоветских конфликтов: примеры Крыма, Восточной Украины, Южной Осетии и Абхазии», Revista UNISCI / UNISCI Journal, выпуск 43 (январь 2017); и Дэвид, Гауэр и Хауккала, «Взгляды на Россию», 109.

[5] Ханна Джамар и Мэри Кэтрин Вигнесс, «Применение Косово: рассмотрение примеров России, Китая, Испании и других стран после вывода Международного суда ООН касательно односторонних деклараций о независимости», Немецкий юридический журнал 11 № 7-8 (август 2010 г.): с. 921–922, https://www.cambridge.org/core/journals/german-law-journal/article/applying-kosovo-looking-to-russia-china-spain-and-beyond-after-the-international-court-of-justice-opinion-on-unilateral-declarations-of-independence/8A9AAA20549A0A2A70611F43090CCB56

[6] Шагина, «Политика санкций ЕС»

[7] Джайлс Тремлетт «Газпром пытается получить 20% испанской нефтяной группы», Guardian (американское издание), 4 ноября 2008 г., https://www.theguardian.com/business/2008/nov/14/oil-russia-gazprom-spain-repsol

[8] «Российский импорт в 2017 году», The Observatory of Economic Complexity, https://oec.world/es/profile/country/rus/#Exportaciones

[9] Дунаев: Почему Испания не боится «русской угрозы»

[10] Аврора Мехиа «Вклад Испании в евроатлантическую безопасность», Королевский институт Элькано, http://www.realinstitutoelcano.org/wps/portal/rielcano_en/contenido?WCM_GLOBAL_CONTEXT=/elcano/elcano_es/zonas_es/defensa+y+seguridad/ari60-2017-mejia-spain-contribution-euro-atlantic-security

[11] Мигель Гонсалес «Сеута: неофициальная российская военно-морская «база» в Гибралтарском проливе? Правые группы в США и Великобритании критикуют частые остановки военных кораблей в испанском эксклаве»,El Pais, 28 марта 2016 года. https://english.elpais.com/elpais/2016/03/28/inenglish/1459157481_130448.html

[12]Джордж Эллисон «Испания жалуется на британские военные силы и в то же время дозаправляет российские корабли», UK Defence Journal, (июнь 2019), https://ukdefencejournal.org.uk/spain-complains-about-british-military-while-refuelling-russian-warships/

[13] Fiscalia Especial Contra La Corrupción Y La Criminalidad Organizada, протоколы предварительного следствия № 321/06, http://www.compromat.ru/files/51434.pdf

[14] Анастасия Кириленко, «Дом сеньора Путина. Деньги мэрии Петербурга отмывались в Испании?» Инсайдер, 9 ноября 2015 года https://theins.ru/korrupciya/15823

[15] «Бандитское убийство российского чиновника», New York Times, Associated Press, 19 августа 1997 года, https://www.nytimes.com/1997/08/19/world/gangland-style-slaying-of-russian-official.html

[16] Анастасия Кириленко, «Дом русской мафии: «Толик», «Саша», «царь», The New Times ,30 ноября 2015 года, https://newtimes.ru/articles/detail/104858

[17] Анастасия Кириленко, «Мафия на госзаказе. Как новые кремлевские олигархи связаны с преступным миром», «Инсайдер», 2 июля 2015 года, https://theins.ru/korrupciya/10407

[18] Анастасия Кириленко, «Прямая линия с Тамбовской ОПГ. Как мафия дружит с главой СК, министрами и прочим окружением Путина (прослушки)» «Инсайдер», 6 ноября 2018 года, https://theins.ru/korrupciya/125116

[19] Себастьян Ротелла, «Гангстеры Средиземноморья. История русской мафии в Испании — и детективов, которые потратили годы, пытаясь их одолеть», The Atlantic, 10 ноября 2017 года, https://www.theatlantic.com/international/archive/2017/11/russian-mob-mallorca-spain/545504/

[20] «Асимметричное нападение Путина на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США», — Особый доклад, подготовленный для использования Комитетом Сената США по международным отношениям. № 115-21 (10 января 2018 г.), https://www.foreign.senate.gov/imo/media/doc/FinalRR.pdf

[21] Себастьян Ротелла, «Место гангстеров под солнцем: как борьба Испании с мафией раскрыла российские энергетические сети», ProPublica, 10 ноября 2017 г., https://www.propublica.org/article/fighting-russian-mafia-networks-in-spain

[22] Расследование Палаты общин Великобритании показало, что приказ об убийстве Литвиненко, скорее всего, был утвержден Путиным. Палата общин Великобритании, «Дело Литвиненко: отчет о смерти Александра Литвиненко», 244 (март 2015 года), https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/493860/The-Litvinenko-Inquiry-H-C-695-web.pdf

[23] Хотя чиновников и упоминали в судебных документах, фактически обвинения им не предъявили.

[24] Евгений Вышенков, В Испании сыплется дело «русской мафии». «Фонтанка.ру» 07.12.2011 https://www.fontanka.ru/2011/12/17/022/

[25] Ротелла, «Гангстеры Средиземноморья» и Ротелла, «Место гангстеров под солнцем»

[26] Ротелла, «Гангстеры Средиземноморья» и Ротелла, «Место гангстеров под солнцем»

[27] «Асимметричное нападение Путина на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США», — Особый доклад, подготовленный для использования Комитетом Сената США по международным отношениям. № 115-21 (10 января 2018 г.), https://www.foreign.senate.gov/imo/media/doc/FinalRR.pdf

[28] Мартин Шейл: «Является ли российская организованная преступность связующим звеном между скандалом с отмыванием денег в Данске-банке и отравлением «новичком» бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля?» Медиум, 20 сентября 2018 года, https://medium.com/@sheil51/is-russian-organized-crime-the-link-between-the-danske-bank-money-laundering-scandal-and-the-cc431f1c2de6

[29] Преступная группа из Москвы. Многие члены этой группы были арестованы в Испании в 2017 году. «Две основные русские мафиозные группировки ликвидированы в Испании при поддержке Европола», Пресс-релиз Европола, 28 сентября 2017 г., https://www.europol.europa.eu/newsroom/news/two-main-russian-mafia-groups-dismantled-in-spain-europol%E2%80%99s-support

[30] Мелисса Росси «Испанский Роберт Мюллер берет на себя русскую мафию», Yahoo News, 19 января 2018 года, https://www.yahoo.com/news/spains-robert-mueller-takes-russian-mob-202248019.html

[31] Себастьян Ротелла, «Гангстеры Средиземноморья»

[32] Росси «Испанский Роберт Мюллер»

[33] Il Fatto Quotidiano Mafia russa, su Fq MillenniuM l’intervista esclusiva al giudice Grinda: C’é Mosca dietro le accuse di pedofilia contro di me», 13 июня 2017 года, https://www.ilfattoquotidiano.it/2017/06/13/mafia-russa-su-fq-millennium-lintervista-esclusiva-al-giudice-grinda-ce-mosca-dietro-le-accuse-di-pedofilia-contro-di-me/3655094/

[34] Росси «Испанский Роберт Мюллер»

[35] Анастасия Кириленко: «Главный говорит, что подумает об этом. Владимир Путин в прослушке звонков Тамбовской банды», Инсайдер, 27 апреля 2018 г., https://theins.ru/uncategorized/100981?lang=en

[36] «Договор между Российской Федерацией и Королевством Испания об оказании правовой помощи по уголовным делам». Москва, 25 марта 1996 года. Министерство юстиции РФ, https://to14.minjust.ru/ru/dogovor-mezhdu-rossiyskoy-federaciey-i-korolevstvom-ispaniya-ob-okazanii-pravovoy-pomoshchi-po

[37] Гонсалес «Сеута: неофициальная российская военно-морская база»

[38] Архив трансграничной коррупции, «Приговор, уголовное дело тройки, Испания», 19 октября 2018 г., https://tbcarchives.org/sentencia-operacion-troika/

[39] Мартин Аростеги, «Официальные лица: Россия стремится использовать сепаратистское движение Каталонии», VOA News, 24 ноября 2017 г., https://www.voanews.com/europe/officials-russia-seeking-exploit-catalonia-secessionist-movement

[40] Аростеги, «Официальные лица: Россия стремится использовать…»

[41] Крис Сэмпсон, «Введение» в издании «Асимметричное нападение Путина на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США»(Саймон и Шустер: 2018), https://www.simonandschuster.com/books/Putins-Asymmetric-Assault-on-Democracy-in-Russia-and-Europe/Chris-Sampson/9781510739888

[42] Мира Милошевич-Хуаристи, «Комбинация»: инструмент в информационной войне России в Каталонии», Королевский институт Элькано, 11 ноября 2017 г., http://www.realinstitutoelcano.org/wps/portal/rielcano_en/contenido?WCM_GLOBAL_CONTEXT=/elcano/elcano_in/zonas_in/defense+security/ari92-2017-milosevichjuaristi-combination-instrument-russia-information-war-catalonia

[43] Милошевич-Хуаристи, «Комбинация»

[44] Дэвид Аландете «Как российские новостные сети используют Каталонию для дестабилизации Европы. Медийные сюжеты на английском, русском и немецком языках приравнивают кризис в Испании к конфликтам в Крыму и Курдистане», El Pais, 25 сентября 2017 года, https://english.elpais.com/elpais/2017/09/25/inenglish/1506323273_063367.html

[45] Оскар Лопес-Фонсека и Фернандо Х. Перес: «Высокий суд Испании начинает расследование деятельности российского шпионского подразделения в Каталонии. Судья Мануэль Гарсия-Кастельон проверяет, осуществляла ли элитная военная группа, известная как Подразделение 29155, действия, направленные на дестабилизацию региона во время подъема сепаратизма», El Pais, 21 ноября 2019 года, https://english.elpais.com/elpais/2019/11/21/inenglish/1574324886_989244.html

[46] Мария Р. Сахукильо: «Россия отрицает вмешательство в Каталонию или во внутренние дела Испании. Через неделю после того, как стало известно, что Верховный суд Испании изучает деятельность элитной военной группировки, Министерство иностранных дел заговорило об антироссийской кампании в СМИ» El Pais, 29 ноября 2019 года, https://english.elpais.com/elpais/2019/11/29/inenglish/1575016033_266352.html

[47] Ребека Карранко и Марта Родригес, «Власти Каталонии разгоняют протесты на автостраде AP-7 поблизости Жироны. Сторонники независимости северо-восточного региона пытаются перекрыть дорогу, которая связывает Испанию с Францией, начиная с понедельника», El Pais, 13 ноября 2019 года, https://english.elpais.com/elpais/2019/11/13/inenglish/1573644554_106668.html

[48] Рейес Ринкон, «Прокуроры оставляют в силе тюремные запросы для лидеров каталонских сепаратистов. Ориолу Юнкерасу грозит 25 лет тюрьмы за участие в сепаратистском движении в 2017 году после четырех месяцев слушаний, которые не повлияли на точку зрения юристов», El Pais, 20 мая 2019 года, https://english.elpais.com/elpais/2019/05/30/inenglish/1559199477_834254.html

[49] Майкл Швирц. «Совершенно секретное российское подразделение стремится дестабилизировать Европу, говорят представители органов безопасности», New York Times, 8 октября 2019 года, https://www.nytimes.com/2019/10/08/world/europe/unit-29155-russia-gru.html

[50] Лопес-Фонсека и Перес, «Высокий суд Испании открывает расследование»

[51] «Асимметричное нападение Путина на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США», — Особый доклад, подготовленный для использования Комитетом Сената США по международным отношениям. № 115-21 (10 января 2018 г.), https://www.foreign.senate.gov/imo/media/doc/FinalRR.pdf

[52] Карлос Реза Нестарес. «Транснациональная организованная преступность в Испании: структурные факторы, объясняющие ее распространение», в издании «Мировая организованная преступность и международная безопасность» под ред. Эмилио С. Виано, с. 47-62, https://www.researchgate.net/publication/330288240_Transnational_Organized_Crime_in_Spain_Structural_Factors_Explaining_its_Penetration

[53] Fiscalia Especial Contra La Corrupción Y La Criminalidad Organizada, протоколы предварительного следствия № 321/06, http://www.compromat.ru/files/51434.pdf

[54] Люк Хардинг, «Сообщения WikiLeaks: российское правительство «использует мафию для своей грязной работы». Испанский прокурор утверждает, что связи между Кремлем и организованными преступными группировками создали «практически мафиозное государство», Guardian (американское издание), 1 декабря 2010 года, https://www.theguardian.com/world/2010/dec/01/wikileaks-cable-spain-russian-mafia

[55] Гарри Хаммел и Кристофер Старк, «Определение и преследование международной коррупции» в издании «Неудача в действии: почему европейские правоохранительные органы неспособны справиться с европейско-российской международной коррупцией», Гражданский форум ЕС-Россия. Экспертная группа «Борьба с международной коррупцией», доклад, 2017 г., с. 8-11, https://www.researchgate.net/publication/322519997_Defining_and_Prosecuting_Transborder_Corruption

Европа и влияние Кремля

В первом выпуске ежеквартального журнала «Европа и влияние Кремля» рассматривается пагубное влияние деятельности путинской России в области дипломатии, права, экономики, политики, средств массовой информации и реакции на пандемию COVID-19.

В своей вступительной части «Операции по борьбе с российским пагубным влиянием в Италии в условиях пандемии коронавируса» Антон Шеховцов говорит о том, что, отправив медицинскую помощь в Италию, одну из стран, наиболее затронутых пандемией, Кремль преследовал в первую очередь политическую и геополитическую цели, нежели гуманитарную. Кремль направил помощь Италии на фоне растущего недоверия итальянцев к ЕС, поскольку европейские институты запаздывали с демонстрацией солидарности с итальянским народом, страдающим от пандемии. Целью операции Кремля была демонстрация, что именно Россия, а не ЕС или НАТО, является настоящим другом Италии.

В своей главе о российско-венгерских дипломатических отношениях авторы Петер Креко и Доминик Истрате пишут, что, хотя путинская Россия часто имела близкие отношения с некоторыми бывшими премьер-министрами Венгрии, российское влияние на Венгрию стало еще больше расширяться после прихода к власти Виктора Орбана в 2010 году. Авторы отмечают огромную асимметрию, характеризующую отношения между двумя странами, говоря, что выгоды для российского государства гораздо более очевидны, чем для Венгрии.

Опираясь на пример Испании, Владимир Жбанков утверждает, что российские власти напрямую связаны с преступными группировками в Европе. С помощью этих групп они отмывают свои доходы и предоставляют себе, своим друзьям и партнерам возможность комфортно жить в развитых странах.

В первой части своей главы об австрийско-российских деловых отношениях Мартин Малек фокусируется на их политических условиях, а также на побочных эффектах и последствиях за последние два десятилетия. Автор утверждает, что поставка природного газа и нефти из России в Австрию или транзитом через нее играет особую роль в этих отношениях, поскольку на нее приходится
львиная доля экспорта Москвы, что также немаловажно и для других стран ЕС, которые покупают российский газ. Автор утверждает, что торговые отношения между двумя странами усугубляют пагубное влияние России на Австрию.

Глава Егора Куроптева дает обзор разрушительного влияния России на Грузию. Это влияние проявляется в ряде областей – от политики до дезинформации. В результате российско-грузинской войны 2008 года между двумя странами были прекращены дипломатические отношения.

В своем эссе Алиса Волкова рассказывает о том, как крупные российские компании успешно установили тесные связи с болгарскими политиками, чтобы продвигать их интересы и усугублять зависимость Болгарии от энергетического сектора России, а также удерживать коррумпированных политиков на руководящих должностях.

Глава Георгия Чижова рассматривает работу прокремлевских СМИ в Украине. Автор выделяет эти средства массовой информации и анализирует посылы, которые они продвигают, чтобы дискредитировать демократические ценности и институты в Украине и на Западе, а также сеять недоверие как внутри украинского общества, так и в отношении европейских и американских
партнеров.

Заключительная глава Антона Шеховцова дает всеобъемлющую теоретическую основу для анализа пагубного влияния путинской России на Европу. Это влияние определяется как влияние, которое прямо или косвенно подрывает и разрушает европейские ценности и демократические институты.

РОССИЯ 2030: СЦЕНАРИИ

Данный доклад — результат предпринятых в 2019 году фондом “Свободная Россия” действий, направленных на поддержание общественной дискуссии о возможных сценариях развития России. Она включает в себя описание двенадцати возможных направлений российского политического пути до 2030 года, а также анализ влияющих на них ключевых факторов. В большей части разделов речь идет и о возможных последствиях этих сценариев для международной безопасности, предлагаются рекомендации по минимизации рисков и оказанию влияния на позитивные изменения в России.

Эксперты Фонда проработали следующие возможные направления развития событий, могущих оказать существенное влияние на жизнь каждого жителя России, и в некоторой степени — всего мира:

Энергетическая зависимость
Военная конфронтация
Россия как proxy-сверхдержава Китая
Сценарий: децентрализация
Локальные вооруженные конфликты
Санкционный сценарий
Государственный клановый капитализм
Россия и Китай в 2030 году
Переход кремля к политике деэскалации
И прочие.

Структура путинской элиты в 2020 году

В январе 2020 года Владимир Путин подвел итог политическому развитию РФ не только за 2019 год, но и в целом за 15 лет. Он предложил серию поправок к Конституции и произвел смену кабинета министров. В чем смысл сделанного В.Путиным?

Имеются многочисленные толкования и предположения о мотивах. Однако надо исходить из того, что В.Путин в 2003-2019 создал систему управления Россией, которую и он, и широкие круги гражданской и силовой бюрократии считают полностью адекватной постсоветскому развитию РФ. Путин выдвинул 11 поправок, которые дополнительно четко фиксируют отдельные узлы этой системы управления, которая и обеспечивает так называемую «стабильность». Эта система власти — антиреспубликанская, высоко централизованная. С большим кругом полномочий президента. Представительные органы власти в этой системе носят характер «консультационных органов» при исполнительной власти. Партийно-политическое представительство предполагает высокие цензы для того, чтобы отрезать от продвижения в парламент оппозицию, а партии, представленные в парламенте образуют некое подобие «коалиции». Губернаторы в этой системе являются наместниками из центра. Система в целом соблюдает свои международные обязательства, но в некоторых случаях отказывается исполнять решения международных органов, когда это сильно расходится с политическими целями Кремля.

Поправки Путина не содержат ничего радикально нового. Они вносятся для того, чтобы институционально закрепить сложившуюся систему, твердо обозначив полномочия верхней и нижней палаты, Госсовета, кабинета министров, губернаторов, прокуратуры и высших судов РФ.

Путин хочет оставить после своего ухода в 2024 году систему, которая — с его точки зрения — эффективна, уникально соответствует специфике России и должна воспроизводиться в дальнейшем.

Отставка кабинета также призвана показать, каким образом в этой системе должна проходить «ротация элит». Здесь Путин закрепляет свой стиль кадровых решений и всего элитного баланса.

Хотя происходит активное обновление управляющих кадров в России и активно рекрутируются на руководящие должности лица, чья карьера началась уже при Путине, хорошо видно, что круг основных стейкхолдеров остается неизменным.

Скачать PDF

Новый «Государь»: недемократический транзит власти на постсоветском пространстве

Согласно действующей конституции Владимир Путин не сможет избираться президентом России в 2024 г. Норма, ограничивающая пребывание одного и того же лица в должности президента двумя сроками подряд, появилась еще в обновленной конституции РСФСР в 1991 г., была закреплена конституцией 1993 г. и в течение двух президентских конституционных каденций – ельцинской (1991 – 2000) и первой путинской (2000 – 2008) была соблюдена. Позднее, во время президентства Медведева (2008 – 2012) президентский срок был увеличен до 6 лет; полная, вторая путинская каденция должна составить 12 лет и закончится в 2024 г. Что будет потом?

Выборы Путина в 2012 г. проходили в нервной обстановке массовых протестов, поводом которых стали масштабные фальсификации на парламентских выборах 2011 г. и недовольство части общества перспективой возвращения Владимира Путина в Кремль. Эти протесты, вкупе с революцией в Украине 2014-го г., во многом определили эволюцию путинского режима в 2010е гг. К 2018 г. – к новым президентским выборам – российский авторитаризм выглядел гораздо более консолидированным, Путин получил по официальным данным, 77% голосов при явке 67.5%, что составляет более половины от всех зарегистрированных избирателей (51,8%). Именно такую цель ставила перед выборами президентская администрация. Такой результат должен обеспечить Путину своего рода сверхлегитимность: он является не просто избранным в рамках действующих конституции и законов главой государства, но благодаря внушительности своей победы, ее плебисцитарному характеру может претендовать на легитимность, соперничающую с конституционной.

19 марта этого года занимавший пост главы Республики Казахстан в течение 30 лет (еще с советских времен) Нурсултан Назарбаев заявил о своей отставке, позднее кандидатом в президенты от правящей партии он объявил Касым-Жомарта Токаева, занимавшего пост председателя Сената. Выборы пройдут 9 июня и ни у кого нет сомнения в их исходе. При этом сам Назарбаев останется пожизненно председателем Совета безопасности Казахстана и лидером правящей партии «Нур Отан», сохранив за собой таким образом часть полномочий и политических рычагов.

В демократических режимах переход власти подчинен жесткой процедуре, в которую крайне редко вносятся изменения, права собственности в целом защищены законом, а решение о том, кто возглавит исполнительную власть или войдет в исполнительную коалицию принимают избиратели. В недемократических электоральных режимах процедура, права собственности и даже результаты голосования в гораздо большей степени зависят от произвола исполнителя. Несменяемость власти, ее сохранение в руках той же исполнительной коалиции поэтому, как правило, становится здесь одним из главных целеполаганий режима; эта цель во многом определяет логику его эволюции, тактических и кадровых решений. Как правило, несменяемость достигается за счет манипулирования волеизъявлением избирателей, однако бывают моменты, когда исполнительная коалиция сталкивается с более серьезным вызовом – смерть (недееспособность) главы коалиции или конституционные ограничения, не позволяющие ему дольше оставаться в офисе. Такая ситуация является своего рода крэш-тестом для недемократического режима. То, как справляется или не справляется режим с подобным вызовом, обнажает реальный вес и значимость тех или иных его институтов, реальный баланс сил в обществе и элитах, и в целом – фундаментальные характеристики данной политии и действующие в ней базовые ограничения.

В настоящем тексте мы намерены, в первой части, рассмотреть кейсы недемократической передачи власти на постсоветском пространстве, а во второй – более подробно обсудить механизмы начавшегося транзита власти в Казахстане и возможные сценарии такого транзита в России.

Факторы конкурентности на выборах глав регионов в 2012–2018 гг.

Российские регионы в последнее время привлекают повышенное внимание экспертов. В свете продолжающейся стагнации экономики недовольство федеральной политикой стало особенно заметно в регионах (в массе своей более бедных, чем Москва), о чем свидетельствуют неудачи Кремля при избрании нескольких своих кандидатов на позиции глав регионов в 2018 году.

Продолжится ли этот тренд в текущем году? Для ответа на этот вопрос мы провели качественный и количественный анализ факторов, определивших успехи прокремлевских кандидатов на выборах губернаторов. Регрессионный анализ данных по выборам 2012–18 годов показал, что процент голосов за прокремлевских кандидатов положительно коррелирует с более высокой явкой избирателей (что может означать повышенную вероятность фальсификата) и поддержкой Владимира Путина на последних президентских выборах. Наиболее интересным результатом этой работы является установление положительной корреляции между динамикой реальных располагаемых доходов населения в регионе и поддержкой прокремлевских кандидатов, которую до нас сходные исследования не обнаруживали.

По мере ухудшения социально-экономической ситуации в России можно ожидать, что эта взаимосвязь усилится. Результаты нашего анализа показывают, что снижение реальных располагаемых доходов населения может в ближайшее время резко повысить электоральные риски, с которыми Кремль сталкивается на региональном уровне.

Об авторах:

Владимир Козлов – кандидат географических наук, электоральный аналитик. В 1977 г. окончил кафедру экономической географии СССР географического факультета МГУ им. Ломоносова. В 1991 г. защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Экономическая и социальная география». В 1977-2016 гг. работал в Институте географии РАН, в 1995-2016 гг. – в группе «Меркатор». В 1995-2008 гг. сотрудничал с ЦИК России по оперативному отображению федеральных выборов и подготовке сборников серии «Электоральная статистика» по федеральным и региональным выборам. В 2001-2008 гг. член редколлегии «Журнала о выборах» ЦИК России. Автор многих статей в СМИ по электоральной тематике. В 2008-2016 гг. работал над проектами группы «Меркатор» («Россия в цифрах» и «Мир в цифрах») на телеканале «Россия-24».

Мария Снеговая – научный сотрудник Центра международных исследований и безопасности в Университете штата Мэриленд, а также научный сотрудник Фонда «Свободная Россия» и Центра анализа европейской политики. Имеет докторскую степень по политологии Колумбийского университета и кандидатскую степень по экономике. Специалист по сравнительной политологии, международным отношениям и статистическим методам. Основные сферы научных интересов: эрозия демократических институтов и распространение популистских и радикальных правых партий в Европе, а также внутренняя и внешняя политика России. Автор многочисленных публикаций в СМИ,  в том числе Washington Post, Huffington Post, New Republic, а также в рецензируемых журналах и книжных сериях. Работы М. Снеговой цитируют такие издания, как New York Times, Economist, Bloomberg и Telegraph. Часто выступает в университетах и исследовательских центрах США, в том числе в Институте Кеннана, Атлантическом совете и Фонде Карнеги. Публикации М. Снеговой включены в списки обязательной литературы для курсов в Институте изучения политики (Science-Po), Сиракузском университете, Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и Институте Гарримана в Колумбийском университете.

Определение современного российского конфликта: как Кремль развязывает войну?

В докладе Боба Сили определяются характеристики нового стиля гибридной войны Кремля против Запада.

В нем рассматриваются различные инструменты и элементы, используемые Кремлём, и причины, по которым Россия использует их в своих отношениях с Западом. «Запад сталкивается с новым видом конфликта. Это тот конфликт, в котором Россия соединяет военные и невоенные инструменты в динамичном, эффективном и комплексном способе достижения своих политических целей, – пишет Сили. – Важно, чтобы как западные, так и российские граждане понимали текущую и будущую природу агрессивной конкуренции (или конфликта низового уровня), за которой закрепились различные номинации, такие как «нетрадиционная война», «политическая война», «война в серой зоне»; во времена холодной войны она была известна под названием «активные мероприятия» или более размытым – «идеологическая борьба».

Боб Сили, который ранее проводил исследования в рамках программы «Изменение характера войны» в Оксфордском университете (2017 год) и освещал события в бывших советских республиках и Восточной Европе в газете The Times (1990–1994 годы), видит прочную связь между нынешним развитием методов ведения Кремлём «политической войны» и старыми методами Советского Союза, и в частности, с «активными мероприятиями» КГБ. Благодаря обширному взаимодействию с россиянами и изучению русской истории он пришёл к выводу, что такая конфронтация с Западом является стратегической ошибкой российского руководства и не отвечает интересам жителей России.

Исследование, первоначально опубликованное на английском языке этим летом Центром исследований России Общества Генри Джексона, было переведено Фондом «Свободная Россия» и теперь доступно на русском языке.

Гибридная Агрессия Кремля

Россия крайне заинтересована в выстраивании мирных и добрососедских отношений с окружающими ее странами. Это гарантирует нашему государству экономические преимущества и политическую стабильность.

Однако вместо налаживания отношений с окружающим миром Путин нацелен на агрессивное подчинение тех стран, которые он видит в сфере геополитического влияния Кремля. Для этого используется широкий арсенал средств: воздействие пропаганды, финансовая поддержка лояльных партий и журналистов, коррупция, экономическое давление, политический шантаж, а также прямое военное вмешательство.

Такая гибридная агрессия ставит под сомнение эффективность системы европейской безопасности, уязвимость которой обнажилась с началом кампании Путина против Украины. Следует отметить, что кремлевские стратеги умело используют как методы внешнего давления на Украину, так и «агентов» внутри страны, в первую очередь местных олигархов, заинтересованных в восстановлении прежних порядков.

Исход противостояния Кремля и Украины непосредственным образом повлияет на будущее России и Европы. Если жесткое давление со стороны Путина даст плоды и Киев вернется в сферу кремлевского влияния, нет сомнений, что российский президент попытается действовать таким же образом в отношении других членов бывшего СССР.

Очевидные мишени Путина — Молдова, Беларусь и Казахстан. Однако риски существуют и для стран Балтии, несмотря на их членство в НАТО.

Путин уже не раз доказывал, что представляет угрозу как для своих граждан, так и для окружающих стран. И чем слабее сопротивление, тем агрессивнее становятся его действия.