Исследования

BE INFORMED


Subscribe for the latest
updates of Free Russia


Утечки из аквариума. Внутри программы психологической войны ГРУ

Только в этом эксклюзивном и беспрецедентном отчете Фонд «Свободная Россия» перевел и опубликовал пять документов ГРУ (российской военной разведки), в которых подробно описывается его современная программа психологической войны.

Документы, полученные директором по специальным расследованиям Майклом Вайсом, относятся к периоду последнего десятилетия и включают в себя мемуары бывшего полковника Специального управления пропаганды Советского Союза, который объясняет, как психологические и информационные операции проводились в конце холодной войны, а затем были адаптированы для постсоветской эпохи. В документах также содержатся важные сведения об организации психологической войны вплоть до воинских частей, а также показана теория и практика работы над целями на Западе.

Пандемия: Антизападная Риторика и Информационная Кампания в Российских Медиа под Контролем Кремля

«Российские пропагандистские медиа использовали пандемию короновируса как повод для открытия нового «фронта» информационной войны,» — утверждается в новом докладе «Фонда Свободная Россия» «Пандемия: антизападная риторика и информационная кампания в российских медия под контролем Кремля», опубликованном под редакцией Василия Гатова на основе анализа Александра Морозова при участии Виталия Новоселова, Алексея Козлова и Ольги Трифоновой.

Центральной задачей этой войны внутри России стало программирование и поддержка градуса подозрительности, ненависти к США и Западу, дискредитирование либеральных ценностей и демократических форм управления. Внешний компонент дезинформационных кампаний был нацелен на внедрение конспирологических версий в медиасферу других стран, считают В. Гатов и А. Морозов.

Доклад документирует эволюцию национальной медийной стратегии по отношению к пандемии и анализирует роль и влияния различных государственных структур, членов правительства, СМИ и неправительственных организаций, которые формировали этот процесс.  

В результате анализа наглядно выявлено, что сложившаяся в 2011-2016 годах российская «пятиэтажная» система управления медиапространством начинает устаревать и давать сбои. Очевидно, что вырабатывая свою позицию на основании данных здравоохранения, дипломатии, разведки и аналитических центров, государственные акторы находились в некоторой растерянности, время от времени «спуская» в подконтрольные СМИ не совсем ясные указания.

В совокупности эти медийные процессы (которые авторы доклада назвали «инфодемией») были нацелены не столько на информирование населения о происходящем, сколько на создание сумбурных, непоследовательных представлений о происходящем. Практически повторяя в традиционных и цифровых СМИ картину панического распространения слухов и их интерпретаций, подбрасывая конспирологические версии происхождения вируса и его распространения, преувеличивая масштаб эпидемических проблем в странах Запада и связывая эти проблемы с «недостатками либеральной демократии», государственные и подконтрольные государству российские СМИ, в том числе и ориентированные на зарубежного читателя/зрителя, стремились к одновременной культивации выгодной им «какофонии» информации и навязыванию мнений, отвлекающих потребителей от самостоятельного критического анализа.

Российские СМИ участвовали в распространении фальшивых и фальсифицированных «новостей» о коронавирусе, непроверенной информации.

Главной жертвой этих дезинформационных операций стали россияне, резюмируют аналитики.

Структура путинской элиты в 2020 году

В январе 2020 года Владимир Путин подвел итог политическому развитию РФ не только за 2019 год, но и в целом за 15 лет. Он предложил серию поправок к Конституции и произвел смену кабинета министров. В чем смысл сделанного В.Путиным?

Имеются многочисленные толкования и предположения о мотивах. Однако надо исходить из того, что В.Путин в 2003-2019 создал систему управления Россией, которую и он, и широкие круги гражданской и силовой бюрократии считают полностью адекватной постсоветскому развитию РФ. Путин выдвинул 11 поправок, которые дополнительно четко фиксируют отдельные узлы этой системы управления, которая и обеспечивает так называемую «стабильность». Эта система власти — антиреспубликанская, высоко централизованная. С большим кругом полномочий президента. Представительные органы власти в этой системе носят характер «консультационных органов» при исполнительной власти. Партийно-политическое представительство предполагает высокие цензы для того, чтобы отрезать от продвижения в парламент оппозицию, а партии, представленные в парламенте образуют некое подобие «коалиции». Губернаторы в этой системе являются наместниками из центра. Система в целом соблюдает свои международные обязательства, но в некоторых случаях отказывается исполнять решения международных органов, когда это сильно расходится с политическими целями Кремля.

Поправки Путина не содержат ничего радикально нового. Они вносятся для того, чтобы институционально закрепить сложившуюся систему, твердо обозначив полномочия верхней и нижней палаты, Госсовета, кабинета министров, губернаторов, прокуратуры и высших судов РФ.

Путин хочет оставить после своего ухода в 2024 году систему, которая — с его точки зрения — эффективна, уникально соответствует специфике России и должна воспроизводиться в дальнейшем.

Отставка кабинета также призвана показать, каким образом в этой системе должна проходить «ротация элит». Здесь Путин закрепляет свой стиль кадровых решений и всего элитного баланса.

Хотя происходит активное обновление управляющих кадров в России и активно рекрутируются на руководящие должности лица, чья карьера началась уже при Путине, хорошо видно, что круг основных стейкхолдеров остается неизменным.

Скачать PDF

Новый «Государь»: недемократический транзит власти на постсоветском пространстве

Согласно действующей конституции Владимир Путин не сможет избираться президентом России в 2024 г. Норма, ограничивающая пребывание одного и того же лица в должности президента двумя сроками подряд, появилась еще в обновленной конституции РСФСР в 1991 г., была закреплена конституцией 1993 г. и в течение двух президентских конституционных каденций – ельцинской (1991 – 2000) и первой путинской (2000 – 2008) была соблюдена. Позднее, во время президентства Медведева (2008 – 2012) президентский срок был увеличен до 6 лет; полная, вторая путинская каденция должна составить 12 лет и закончится в 2024 г. Что будет потом?

Выборы Путина в 2012 г. проходили в нервной обстановке массовых протестов, поводом которых стали масштабные фальсификации на парламентских выборах 2011 г. и недовольство части общества перспективой возвращения Владимира Путина в Кремль. Эти протесты, вкупе с революцией в Украине 2014-го г., во многом определили эволюцию путинского режима в 2010е гг. К 2018 г. – к новым президентским выборам – российский авторитаризм выглядел гораздо более консолидированным, Путин получил по официальным данным, 77% голосов при явке 67.5%, что составляет более половины от всех зарегистрированных избирателей (51,8%). Именно такую цель ставила перед выборами президентская администрация. Такой результат должен обеспечить Путину своего рода сверхлегитимность: он является не просто избранным в рамках действующих конституции и законов главой государства, но благодаря внушительности своей победы, ее плебисцитарному характеру может претендовать на легитимность, соперничающую с конституционной.

19 марта этого года занимавший пост главы Республики Казахстан в течение 30 лет (еще с советских времен) Нурсултан Назарбаев заявил о своей отставке, позднее кандидатом в президенты от правящей партии он объявил Касым-Жомарта Токаева, занимавшего пост председателя Сената. Выборы пройдут 9 июня и ни у кого нет сомнения в их исходе. При этом сам Назарбаев останется пожизненно председателем Совета безопасности Казахстана и лидером правящей партии «Нур Отан», сохранив за собой таким образом часть полномочий и политических рычагов.

В демократических режимах переход власти подчинен жесткой процедуре, в которую крайне редко вносятся изменения, права собственности в целом защищены законом, а решение о том, кто возглавит исполнительную власть или войдет в исполнительную коалицию принимают избиратели. В недемократических электоральных режимах процедура, права собственности и даже результаты голосования в гораздо большей степени зависят от произвола исполнителя. Несменяемость власти, ее сохранение в руках той же исполнительной коалиции поэтому, как правило, становится здесь одним из главных целеполаганий режима; эта цель во многом определяет логику его эволюции, тактических и кадровых решений. Как правило, несменяемость достигается за счет манипулирования волеизъявлением избирателей, однако бывают моменты, когда исполнительная коалиция сталкивается с более серьезным вызовом – смерть (недееспособность) главы коалиции или конституционные ограничения, не позволяющие ему дольше оставаться в офисе. Такая ситуация является своего рода крэш-тестом для недемократического режима. То, как справляется или не справляется режим с подобным вызовом, обнажает реальный вес и значимость тех или иных его институтов, реальный баланс сил в обществе и элитах, и в целом – фундаментальные характеристики данной политии и действующие в ней базовые ограничения.

В настоящем тексте мы намерены, в первой части, рассмотреть кейсы недемократической передачи власти на постсоветском пространстве, а во второй – более подробно обсудить механизмы начавшегося транзита власти в Казахстане и возможные сценарии такого транзита в России.

Факторы конкурентности на выборах глав регионов в 2012–2018 гг.

Российские регионы в последнее время привлекают повышенное внимание экспертов. В свете продолжающейся стагнации экономики недовольство федеральной политикой стало особенно заметно в регионах (в массе своей более бедных, чем Москва), о чем свидетельствуют неудачи Кремля при избрании нескольких своих кандидатов на позиции глав регионов в 2018 году.

Продолжится ли этот тренд в текущем году? Для ответа на этот вопрос мы провели качественный и количественный анализ факторов, определивших успехи прокремлевских кандидатов на выборах губернаторов. Регрессионный анализ данных по выборам 2012–18 годов показал, что процент голосов за прокремлевских кандидатов положительно коррелирует с более высокой явкой избирателей (что может означать повышенную вероятность фальсификата) и поддержкой Владимира Путина на последних президентских выборах. Наиболее интересным результатом этой работы является установление положительной корреляции между динамикой реальных располагаемых доходов населения в регионе и поддержкой прокремлевских кандидатов, которую до нас сходные исследования не обнаруживали.

По мере ухудшения социально-экономической ситуации в России можно ожидать, что эта взаимосвязь усилится. Результаты нашего анализа показывают, что снижение реальных располагаемых доходов населения может в ближайшее время резко повысить электоральные риски, с которыми Кремль сталкивается на региональном уровне.

Об авторах:

Владимир Козлов – кандидат географических наук, электоральный аналитик. В 1977 г. окончил кафедру экономической географии СССР географического факультета МГУ им. Ломоносова. В 1991 г. защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Экономическая и социальная география». В 1977-2016 гг. работал в Институте географии РАН, в 1995-2016 гг. – в группе «Меркатор». В 1995-2008 гг. сотрудничал с ЦИК России по оперативному отображению федеральных выборов и подготовке сборников серии «Электоральная статистика» по федеральным и региональным выборам. В 2001-2008 гг. член редколлегии «Журнала о выборах» ЦИК России. Автор многих статей в СМИ по электоральной тематике. В 2008-2016 гг. работал над проектами группы «Меркатор» («Россия в цифрах» и «Мир в цифрах») на телеканале «Россия-24».

Мария Снеговая – научный сотрудник Центра международных исследований и безопасности в Университете штата Мэриленд, а также научный сотрудник Фонда «Свободная Россия» и Центра анализа европейской политики. Имеет докторскую степень по политологии Колумбийского университета и кандидатскую степень по экономике. Специалист по сравнительной политологии, международным отношениям и статистическим методам. Основные сферы научных интересов: эрозия демократических институтов и распространение популистских и радикальных правых партий в Европе, а также внутренняя и внешняя политика России. Автор многочисленных публикаций в СМИ,  в том числе Washington Post, Huffington Post, New Republic, а также в рецензируемых журналах и книжных сериях. Работы М. Снеговой цитируют такие издания, как New York Times, Economist, Bloomberg и Telegraph. Часто выступает в университетах и исследовательских центрах США, в том числе в Институте Кеннана, Атлантическом совете и Фонде Карнеги. Публикации М. Снеговой включены в списки обязательной литературы для курсов в Институте изучения политики (Science-Po), Сиракузском университете, Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и Институте Гарримана в Колумбийском университете.

Гибридная Агрессия Кремля

Россия крайне заинтересована в выстраивании мирных и добрососедских отношений с окружающими ее странами. Это гарантирует нашему государству экономические преимущества и политическую стабильность.

Однако вместо налаживания отношений с окружающим миром Путин нацелен на агрессивное подчинение тех стран, которые он видит в сфере геополитического влияния Кремля. Для этого используется широкий арсенал средств: воздействие пропаганды, финансовая поддержка лояльных партий и журналистов, коррупция, экономическое давление, политический шантаж, а также прямое военное вмешательство.

Такая гибридная агрессия ставит под сомнение эффективность системы европейской безопасности, уязвимость которой обнажилась с началом кампании Путина против Украины. Следует отметить, что кремлевские стратеги умело используют как методы внешнего давления на Украину, так и «агентов» внутри страны, в первую очередь местных олигархов, заинтересованных в восстановлении прежних порядков.

Исход противостояния Кремля и Украины непосредственным образом повлияет на будущее России и Европы. Если жесткое давление со стороны Путина даст плоды и Киев вернется в сферу кремлевского влияния, нет сомнений, что российский президент попытается действовать таким же образом в отношении других членов бывшего СССР.

Очевидные мишени Путина — Молдова, Беларусь и Казахстан. Однако риски существуют и для стран Балтии, несмотря на их членство в НАТО.

Путин уже не раз доказывал, что представляет угрозу как для своих граждан, так и для окружающих стран. И чем слабее сопротивление, тем агрессивнее становятся его действия.