Команда Free Russia Foundation осуждает преступления путинского режима против Украины
Владимир Милов

Эксперт фонда «Свободная Россия», российский оппозиционный политик, публицист, экономист и эксперт по энергетике

Дек 29, 2021
Итоги года. Есть ли повод для оптимизма?

Сложно хладнокровно подводить итоги уходящего 2021 года, слишком уж турбулентным он получился — и эта турбулентность ни на секунду не прекращается даже в предновогодние дни. Новые аресты соратников Алексея Навального, спешная ликвидация «Мемориала», беспрецедентная военная истерия из уст Путина и государственной российской пропаганды — все это не только не добавляет праздничного настроения, но и дает понять, что от наступающего года едва ли стоит ждать спокойствия.

Тем не менее, хладнокровие в нынешней ситуации сохранять необходимо. Важно понимать, что нынешняя внутриполитическая и внешнеполитическая истерика Путина имеют одну очень понятную причину — растущую неуверенность в собственных силах на фоне беспрецедентно низкого уровня поддержки и потери позиций в мире. Совсем немного времени осталось до наступления 2024 года, когда Путин наметил себе не просто очередное продление президентского срока, но фактически вступление в пожизненное президентство. Но с рейтингами у него все плохо как никогда: согласно последнему опросу Левада-центра (https://www.levada.ru/2021/12/09/elektoralnye-rejtingi-partij-i-prezidenta/), реальный рейтинг Путина упал до 32%. Это означает, что он практически гарантированно проигрывает президентские выборы тому сопернику, который сможет выйти с ним во второй тур:

Здесь важен еще и демографический тренд: те же опросы Левада-центра показывают, что более половины россиян моложе 40 лет выступают против продления путинского срока после 2024 года, а уверенное большинство у Путина есть только в самой старшей возрастной группе россиян. Ясно, что за ближайшие два года это сильно повлияет на общий социологический расклад просто в силу естественных демографических причин.

Прошедшие в сентябре выборы Госдумы показали, что партии власти удается рисовать себе большинство на выборах только путем невиданных ранее фальсификаций: согласно расчетам электорального математика Сергея Шпилькина, «Единая Россия» приписала себе 14 из 28 миллионов голосов, то есть половину. Если бы считали по-честному, партия власти получила бы в Думе всего лишь 200 с небольшим мест, то есть потеряла бы большинство и стала бы просто крупной фракцией. Думские выборы свидетельствуют: власть все еще может обеспечить себе нужный масштаб фальсификаций для сохранения большинства, но дается все это ценой неимоверного напряжения сил и беспрецедентных репрессий. Личное и весьма активное участие Путина в кампании «Единой России» — впервые с 2007 года — никак не помогло поднять партии рейтинг. Путинская волшебная палочка больше не работает.

Это крайне плохая перспектива для российского диктатора: продление власти в 2024 году превращается для него из легкой прогулки в нешуточную битву. Особенно на фоне работающей стратегии «умного голосования» Алексея Навального, на борьбу с которым были брошены все силы режима: несмотря на то, что кандидатам «умного голосования» не удалось лишить «Единую Россию» большинства, в значительном числе избирательных округов борьба между ними и представителями партии власти шла вровень (в более 80% округов кандидаты «умного голосования» заняли первое или второе места), и в следующий раз чуть меньше споров и чуть больше мобилизации оппозиционно настроенных граждан вокруг этой стратегии способны принести большой успех.

Для Путина есть еще одна плохая новость: его пропагандистское телевидение теряет свое влияние. Не так стремительно, как хотелось бы, но верно: если взглянуть на еще один опрос Левада-центра, проведенный в минувшем году — «Российский медиаландшафт» (https://www.levada.ru/2021/08/05/rossijskij-medialandshaft-2021/) — то падение популярности путинского ТВ поражает воображение. С 2014 года доля россиян, использующих ТВ как основной источник информации, сократилась с более 90% до 60%. Соответствующим образом — до почти 40% — выросла доля интернета. Ясно, что к 2024 году эти кривые не просто встретятся, а интернет, скорее всего, обгонит путинское телевидение как основной источник новостей для россиян.

Разумеется, интернет не стоит считать абсолютной вотчиной оппозиции. Но сетевое пространство по определению куда более плюралистично, чем режиссируемая из Кремля пропагандистская телекартинка, и контролировать умы россиян через интернет по стандартному медийному сценарию у Путина не получится. Он это понимает, отсюда и растущий прессинг цензуры в отношении рунета. Но паниковать здесь тоже не стоит: хотя нас ждет много новостей о блокировках важных независимых ресурсов, в целом власти и здесь плетутся в кильватере. Хотя блокировки доставят людям много неудобств, но, с одной стороны, многие уже научились их обходить, а с другой — правда о происходящем в России все равно доходит до людей, ее не получается скрыть. В этом плане полноценного китайского файервола создать в стране не получится.

Еще один важный итог уходящего года — неудача Путина в попытке разгромить движение сторонников Алексея Навального. Диктатор рассчитывал, что, выдавив соратников Навального в эмиграцию, он сделает их нерелевантными, как многие прошлые поколения оппозиционеров. Но вышло иначе: современные технологии позволяют продолжать эффективно вещать на Россию, увеличивать аудиторию, находить новых сторонников. Попытка разгрома оппозиции провалилась, цифры оппозицинной аудитории почти вернулись к значениям, которые были до ареста Навального. Отсюда и новые аресты и уголовные дела — но остановить сопротивление Путин уже не сможет.

Ничуть не лучше и экономическая ситуация: подписанный Путиным федеральный бюджет на ближайшие три года не предполагает (https://vot-tak.tv/novosti/18-10-2021-byudzhet-milov/) существенного роста доходов россиян, то есть решения фундаментальной проблемы, способствовавшей обрушению путинских рейтингов. Правительственный прогноз закладывает на 2022-2024 годы рост реальных доходов в лучшем случае в 2-2,5% при инфляции в 4% — то есть, если инфляция будет ниже, даже этого ничтожного роста не будет. В этом году инфляция, по выражению Путина, уже «подъела» индексацию пенсий — в реальном выражении пенсии снижались с февраля, и в октябре снизились на 2,4% к октябрю 2020 года. Пенсионная реформа с треском провалилась, и разовыми 10-тысячными выплатами эту проблему не решить.

Таким образом, по всем критериям Путина ждет очень тяжелый 2024 год. Не лучше дела и во внешней политике. Затянуть администрацию Байдена в новую «перезагрузку» отношений не удалось. Новое правительство Германии не только занимает более жесткую позицию в отношении Путина, но и отражает общие системные изменения в германской политике по отношению к России: например, новая министр обороны Германии от социал-демократов (вроде бы традиционных сторонников мягкой Ostpolitik) Кристине Ламбрехт совершила свой первый международный визит в Литву, отношения с которой у Путина в районе абсолютного ноля, и сделала там весьма жесткие заявления о недопустимости диктования Путиным условий НАТО. Путин умудрился поссориться даже со вполне лояльной Францией: по итогам ноябрьской встречи в формате «2+2» с российскими коллегами французские министры обороны и иностранных дел выпустили беспрецедентно жесткое по меркам французской дипломатии заявление (https://www.diplomatie.gouv.fr/en/country-files/russia/news/article/russia-meeting-of-the-minister-for-europe-and-foreign-affairs-and-the-minister), в котором осудили действия России по всему спектру, от бесчинств ЧВК Вагнера в Африке, до угроз Украине и до ситуации с Навальным — и ни одного позитивного слова. Нагнетание обстановки вокруг Украины заметно сплотило демократические страны, там не видно никаких признаков раскола в отношении необходимости сдерживания Путина, никакие его «красные линии» явно не будут приняты.

Истерики, которые мы наблюдаем от российского руководства во внутренней и внешней политике — непосредственная реакция на ухудшение внутренней и внешней обстановки для Путина. Российский диктатор отказывается понимать, что его время ушло, что российское общество отказывается принимать его как лидера, а в мире растет и крепнет понимание необходимости более жесткого отпора вконец распоясавшемуся российскому правителю. Против Путина работает все — тренды в медиапространстве, демографии, экономике. Спасительной палочки-выручалочки у него нет.

Конечно же, он просто так не сдастся — и поэтому печальной новостью является то, что в 2022 году нам следует ждать усиления репрессий и новых обострений международной обстановки. Но историю невозможно повернуть вспять — хотя Путин и пытается, в буквальном смысле слова стремясь переписать историю России и ее стран-соседей. Перефразируя выражение, приписываемое Линкольну — вы можете репрессировать часть людей долгое время, или всех людей короткое время, но вы не сможете держать в страхе и тисках репрессий все общество бесконечно. Плохая новость — финал путинской диктатуры будет весьма драматичным. Хорошая — этот финал неизбежен. Все объективные факторы свидетельствуют: мы движемся к развязке.