Fedor Krasheninnikov

Russian political analyst, journalist, and public figure

Окт 05, 2021
«Новые люди»: фальшивый фасад многопартийности

Прохождение в новый состав Государственной Думы партии «Новые люди» вызвало множество вопросов у сторонних наблюдателей.

Первый вопрос – базовый. Означает ли сам факт появления и успешного участия партии «Новые люди» в выборах то, что в России можно беспрепятственно создавать новые партии и успешно участвовать в выборах?

Ответ на него прост: в России можно создавать любые партии и они могут участвовать в любых выборах, но при одном условии: партия должна быть создана с согласия Администрации президента, все ее руководители и спонсоры должны получить разрешение на участие в этом проекте в Кремле, а сама партия не будет критиковать лично Владимира Путина и воздержится от критики тех ситуации и решений власти, которые сама власть предпочитает не обсуждать.

«Новые люди» — именно такая партия. Ее основатели, Алексей Нечаев, никогда ранее не занимался политикой и из его интервью очевидно, что никаких политические идеи им не владеют и сейчас. Судя по всему, для самого Нечаева, создавшего и много лет развивавшего сетевой косметический бизнес, участие в политике – просто бизнес, открывающий перспективы для выхода на новый уровень богатства и влияния.

Очевидно, что если бы в Кремле считали внезапно проснувшиеся у Нечаева политические амбиции опасными для себя, ему бы не позволили не только участвовать в выборах, но даже и зарегистрировать партию. Нельзя не напомнить, что Алексей Навальный и его сторонники подавали документы на регистрацию своей партии более десяти раз – и каждый раз органы власти отказывали им по самым разным поводам, часто откровенно издевательским. У Алексея Нечаева таких проблем не возникло: партия была создана 1 марта 2020 года и ни на одного из этапов своего существования не сталкивалась с какими-либо сложностями, а в сентябре 2021 года она уже стала парламентской.

Важно понимать, что участие в политике богатых людей контролируется властями России с особой тщательностью. В представлении Владимира Путина и его окружения, деньги, а не идеи – вот что самое важное в политике. Злоключения Михаила Ходорковского во многом связаны с тем, что он был очень богатым и имел политические амбиции – и это пугало Путина, который полагал и полагает сейчас, что за деньги можно купить все и всех и так захватить власть. Алексей Нечаев – человек богатый, и если ему разрешили реализовать свои политические амбиции, значит в его безопасности для Путина убедились самым тщательным образом.

Второй вопрос тоже вполне очевиден: зачем Кремлю вообще нужна новая партия, тем более – в парламенте? Ответов на него может быть много. Во-первых, существующая политическая система уже давно не удовлетворяет потребности общества и традиционные партии вызывают у многих избирателей раздражение. Поэтому вполне естественно, что кремлевские модераторы политики постоянно ищут варианты контролируемого развития партийной системы. Во-вторых, демонстративное отстранение от политики целого сегмента общества, придерживающегося либеральных, демократических и прозападных ценностей создает благоприятную почву для роста популярности радикальных критиков режима. Поэтому Кремль все время ищет варианты создания такой партии, которая бы и собирала протестные голоса этой части общества, но при этом оставалась управляемой и безвредной для власти. В-третьих, Путин считает важным сохранение видимости существования в России многопартийно демократии и в этом смысле «Новые люди» — хороший козырь в полемике с критиками российской власти. Снова и снова, кивая в сторону партии Нечаева, кремлевские пропагандисты будут утверждать, что в России любой может создать партию, участвовать в выборах и даже попадать в парламент, а чреда неудач на этом поприще радикальных критиков Путина связано только с тем, что они не могут подготовить необходимый пакет документов для регистрации партии да и сторонников у них никаких нет. Очень может быть, что и сам Алексей Нечаев будет гастролировать по странам Запада, рассказывая о своем политическом опыте и убеждая всех, что в России никто никому ничего не запрещает и демократия переживает настоящий расцвет.

Третий большой вопрос касается непосредственно прошедших выборов: можно ли считать кампанию «Новых людей» успешной и объясняет ли она их попадает в Думу? С одной стороны, «Новые люди» несомненно собрали часть протестных голосов, которые в другой ситуации достались бы тем же коммунистам – и тем самым очень помогли «Единой России». С другой стороны, результат партии Алексея Нечаева на выборах выглядит откровенно искуственным, особенно на фоне всех манипуляций и фальсификации.

Российская система устроена так, что попадание или непопадание в парламент партии, балансирующих в районе проходного барьера в 5 процентов зависит от политического решения Кремля. Очевидно, что если в Кремле считают, что партия не нужна в парламенте, то есть множество способов скорректировать итоги голосования там, что она получит не ровно 5, а всего лишь 4,99 процентов голосов – и никто никогда не сможет доказать, что голосов на прохождение в Думу хватало. А если партия там нужна – то она в любом случае получит чуть больше 5 процентов, даже если в реальности их на процент меньш.

На сентябрьских выборах «Новые люди» набрали 5,33 процента, что с учетом всего сказанного выше, выглядит не столько их электоральным успехом, сколько сознательным желанием кого-то в Кремле провести именно эту партию в думу. С учетом того, что партию «Новые люди» с самого начала связывают с отвечающим за внутреннюю политику заместителем главой администрации президента Сергеем Кириенко, вполне очевидно, что именно от него могла поступить команда обеспечить попадание партии Нечаева в парламент.

Существует и анекдотичная версия попадания «Новых людей» в парламент. Согласно ей, по начальному плану она не должна была оказаться в Думе и ее задача сводилась к утилизации части протестного электората и получению по итогам выборов предусмотренного законом государственного финансирования и права выдвигать кандидатов на всех будущих выборах. Но так как все последние недели парламентской кампании Кремль был занят только борьбой с придуманным Алексеем Навальным «умным голосованием», в эти планы были внесены изменения.

Борьба с «умным голосованием» шла по нескольким направлениям. Прежде всего, дискредитировалась сама идея технического протестного голосования – и в округах, и по партийным спискам. С учетом того, что предстоят региональные и местные выборы, а в 2024 году еще и президентские, Кремлю было важно показать самым широким слоям избирателей, что организаторы «Умного голосования» ошибаются в своих прогнозах и потому их не надо слушать – ни сейчас, ни потом.

По поводу партийных списков предложение команды Навального выглядело так: не голосовать за «Единую Россию», а проголосовать за одну их трех парламентских партий, потому что непарламентские партии не имеют шансов туда попасть и отданный за них голос фактически помогает «партии власти». Эта концепция торпедировалась пропагандой Кремля по нескольким направлениям: обсуждалась аморальность голосования за коммунистов, а в качестве морального поведения предлагался или отказ от участия в голосовании, или голосование за «Яблоко» или все тех же «Новых людей».

И если «Яблоко» работало в традиционной нише, безуспешно пытаясь собрать голоса своих бывших избирателей, то «Новые люди» настойчиво позиционировались как проходящая в парламент партия и потому – хороший вариант для протестного голосования. Незадолго до выборов о возможности попадания «Новых людей» в парламент стали твердить и провластные социологические агентства, публикующие рейтинги популярности партий. При этом другие исследования не показывали никакого особого роста популярности «Новых людей» и потому организаторы «Умного голосования» настаивали на том, что голосовать за «Новых людей» не надо.

Таким образом, попадание «Новых людей» в Думу с двух сторон бьет по «умному голосованию» и поможет дискредитировать эту стратегию на любых будущих выборах. С одной стороны, можно будет постоянно напоминать, что команда Навального неправильно оценила ситуацию осенью 2021 года и не включала в свои рекомендации «Новых людей», которые в итоге оказались парламентской партией. С другой стороны, можно настаивать на том, что «Новые люди» получили свои голоса сами, благодаря своей кампании, вопреки агитации команды Навального, что иллюстрирует тезис пропаганды о том, что на самом деле рекомендации «Умного голосования» ни на что не повлияли.

Зачем вообще Путину нужна многопартийность? Неоднократно отмечалось, что Путин может ориентироваться на воссоздание в России политической систему ГДР, которую он видел с близкого расстояния во время своей службы в Дрездене. В отличии от СССР, в ГДР формально существовала многопартийная система и в парламенте присутствовали несколько партий. При этом фактически в ГДР был тоталитарный режим, опирающийся на колоссальный репрессивный аппарат. Возможно, Путину эта модель кажется гораздо более эффективной, чем прямолинейная советская модель однопартийной системы, отрицавшая многопартийность и потому выглядящей максимально неприглядно для западных наблюдателей. Введение в Думу «Новых людей» — спешно созданной партии без внятной идеологии и без электората — может быть началось перезагрузки всей партийной системы России. В ее рамках, в ближайшие годы будут выведены из игры доставшиеся Путину в наследство от предыдущего политического цикла КПРФ и ЛДПР, а вместо них партнерами «Единой России» в парламенте станут несколько искусственно созданных партий, не имеющих ни электората, ни идеологии, и набирающих нужные для попадания в Думу проценты только благодаря манипуляциям и фальсификациям. Западу будут демонстрироваться конкурентные выборы и многопартийная дума, а за этим фасадом будет скрываться диктатура Путина, опирающаяся на всевластные и никем не контролирнуемые спецслужбы.