Архив метки: important

Сегодня российские информагентства сообщили, что против оппозиционного политика, правозащитника, журналиста Владимира Кара-Мурзы возбудили еще одно уголовное дело — на этот раз о государственной измене (ст. 275 УК РФ).

Адвокат Владимира Кара-Мурзы, Вадим Прохоров, отметил, что обвинение в госизмене предъявлено политику по трем эпизодам. Они заключаются в выступлениях с критикой российских властей на публичных мероприятиях в Лиссабоне, Осло и Вашингтоне. По словам защитника, никакой угрозы безопасности России эти выступления не несли, напротив, они были направлены на защиту интересов России и ее граждан и исправление сложившейся катастрофической ситуации.

По статье о госизмене политику может грозить до 20 лет лишения свободы. Как и в предыдущих обвинениях, Владимир Кара-Мурза не признал свою вину.

Наталия Арно, президент фонда «Свободная Россия»: «3 августа 2021 года Фонд освободил Владимира Кара-Мурзу от должности вице-президента. Это решение было принято по очевидным причинам: понимая, что Владимир в основном находится в России, мы не хотели упрощать Кремлю задачу использовать против него репрессивные законы о так называемых «нежелательных организациях». Обвинения в госизмене из-за публичных выступлений являются абсурдными и возмутительными, особенно учитывая его биографию и твердую приверженность демократическим принципам, которую он демонстрировал все эти годы».

В Фонде очередное уголовное дело против Владимира Кара-Мурзы считают фиктивным, политически мотивированным и преследующим цель наказать политика за правозащитную деятельность и борьбу с путинской автократией.Наталия Арно: «С самого начала было абсолютно очевидно, что задержание и преследование Кара-Мурзы является следствием активизации усилий российских властей по наказанию и подавлению любого инакомыслия. Сегодня к обвинениям в распространении фейков о российской армии и деятельности нежелательной организации добавилась ещё и государственная измена, одна из самых суровых уголовных статей, которая позволяет лишить человека свободы на десятилетия. Владимир Кара-Мурза — российский патриот, который много лет боролся за процветающее будущее для своей страны. За это Кремль пытался дважды его убить, но, не добившись своего, арестовал и предъявил сфабрикованные обвинения, которые могут привести к многолетнему несправедливому тюремному заключению. Очередной ложный приговор еще раз доказывает, что диктаторский режим Владимира Путина подавляет любую оппозицию, чтобы посеять страх среди россиян и удержаться у власти любой ценой. Владимир Кара-Мурза на протяжении многих лет был одним из самых последовательных и решительных борцов за демократию и права человека в России. Его фиктивный арест только подчеркивает важность идеи о справедливости для народов России и Украины, которые слишком долго страдали от действий кремлевской клептократии».

Оригинал статьи на The Insider

Говоря об экономическом измерении путинской мобилизации, большинство комментаторов концентрируются на катастрофических последствиях для рынка квалифицированного труда и потерях предприятиями рабочих рук. Все это верно: например, еще в июле Путин на совещании со своими министрами признавал, что только в ИТ-отрасли в ближайшие два года ожидается дефицит квалифицированных кадров в миллион человек, и теперь понятно, что он лишь усугубится.

По опросам предпринимателей, проводимым Росстатом, недостаток квалифицированных рабочих входит в топ-5 факторов, ограничивающих рост производства в промышленности, и значимость этой проблемы в 2022 году выросла. Мобилизация несет в себе самые неожиданные угрозы, в том числе для попыток обойти западные санкции: например, она бьет по небольшим компаниям, специализирующимся на сложных схемах параллельного импорта.

Но оценить масштабы удара мобилизации по рынку квалифицированного труда еще предстоит, пока же об этом можно только гадать. А вот что сейчас стало совершенно ясно — это то, что никакого достаточного бюджета для содержания, экипировки и снабжения вновь мобилизованной живой силы у Путина не будет.

Это становится понятно из документа «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2023–2025 гг.», попавшего в руки «Ведомостей». Этот документ впервые позволяет увидеть масштабы увеличения военных расходов в связи с путинской агрессией против Украины. И главный вывод из него оглушителен: Путину не хватит денег для дальнейшего финансирования войны и мобилизации. Все его усилия обречены, прежде всего, в финансовом плане.

Что следует из этого документа? То, что военные расходы в 2022–2024 годах (на более поздний период правительство их пока не планирует; хочется верить, что и решать этот вопрос в дальнейшем будет уже другая власть) планируется увеличить с ранее утвержденных примерно 3 трлн рублей в год до примерно 5 трлн в год (суммарно на 3,4 трлн за три года, с 2022-го по 2024-й включительно).

Этого абсолютно недостаточно даже для финансирования текущей войны — не говоря уже о расходах на дополнительно мобилизуемую живую силу в несколько сотен тысяч человек. Мы не знаем, сколько россиян будет в итоге призвано по мобилизации — может быть, заявленные 300 тысяч, возможно, больше или меньше. Но, условно говоря, это сила, сопоставимая с заявлявшейся Шойгу действующей численностью служащих по контракту (руководство Минобороны говорило о 400 тысячах контрактников).

Если говорить упрощенно, то в ранее утвержденном военном бюджете «мирного времени» из 3,5 трлн расходов собственно на содержание армии (денежное довольствие и снабжение) шло примерно 1,2–1,5 трлн (остальное — на ВПК и закупку вооружений, преимущественно по «закрытым» статьям военного бюджета). Это и без того крайне мало для второй по величине армии мира. Например, в декабре на коллегии Минобороны Путин признался, что средняя зарплата лейтенанта составляет всего 81 тысячу рублей.

Понятно, что в условиях столь масштабной войны расходы на денежное довольствие с учетом «боевых» выплат должны резко расти. Только уже по этим статьям увеличение затрат на содержание войск, размещенных сегодня в Украине, должно было быть увеличено, по моей оценке, не менее чем на 3–4 трлн рублей в год, а никак не на планируемые 1–2 трлн.

Однако Путин в дополнение к действующим войскам хочет по сути дела мобилизовать еще и вторую армию, сопоставимую по численности, официально приравняв вновь мобилизуемых к контрактникам. Совершенно очевидно, что даже увеличенного до 5 трлн рублей в год военного бюджета для этих целей не хватит. Видимо, Путин и Минфин готовятся к массовому «кидалову» военных с зарплатой (покажите своим родственникам и знакомым военным эти цифры и предупредите их об этом) — иного объяснения не просматривается (в случае гибели все равно придется выплачивать большие компенсации семьям).

Со снабжением армии все вообще очень плохо. В действующем военном бюджете на эти цели выделено всего 436 млрд рублей на всю армию (данные — из материалов к утвержденному в декабре 2021 года федеральному бюджету). Мы это нищее «снабжение» видим на поле боя во всей красе. Для того чтобы Путин смог наладить нормальное снабжение армии, ему нужно выделять на эти цели суммы совсем другого порядка — по несколько триллионов рублей в год. Делать этого никто не собирается. Видимо, расчет на то, что военные будут добывать еду и обмундирование «самостоятельно».

Помимо того, что не получается уместить во вновь предложенные 4,5–5 трлн рублей в год финансирование вновь набранной живой силы и ее снабжение, есть и более серьезная проблема. В предыдущие годы примерно две трети военного бюджета шло не собственно на армию, а на производство и закупки вооружений — тот самый военно-промышленный комплекс. На это уходило примерно 2 трлн из общих 3 трлн военных расходов — и как раз расходы на вооружение в основном и были секретными (открытая треть военного бюджета — это и есть, собственно, содержание самой армии, которая, как мы видим, выступает своего рода нелюбимой Золушкой на фоне основного получателя военных ассигнований — обласканного Путиным ВПК).

Хотя мы точно не знаем, как будут распределяться статьи увеличенного военного бюджета, можно с уверенностью сказать — на фоне огромных потерь вооружений в Украине и истощения боезапаса доля расходов на ВПК в военном бюджете 2022–2024 годов точно не уменьшится, а возможно, и вырастет. Поэтому никаких особых дополнительных денег собственно армии, скорее всего, и не достанется.

Получается, что всю эту огромную вновь набираемую 300-тысячную (или сколько там) силу никто толком ни финансировать, ни снабжать не собирается. Оставляя в стороне прочие аспекты, остановимся только на одном выводе — воевать неоплачиваемая и никак не снабжаемая армия не сможет. Фактически вновь мобилизуемых в буквальном смысле слова бросают на верную смерть — потому что достаточных денег для их экипировки и снабжения не выделяется. При нынешних масштабах войны можно было ожидать от Путина увеличения военного бюджета до, скажем, 9–10 трлн рублей в год — но ничего подобного и близко не наблюдается.

Вы можете спросить — возможно, там есть какие-то секретные статьи расходов, о которых мы не знаем? Нет, их нет. Приведенные выше цифры общих военных расходов включают секретные статьи и отражаются в обобщенных цифрах Минфина. Если бы было еще что-то, это можно было бы вычислить. Выводы о том, почему Путин бросает вновь мобилизованных в бой без выделения средств на такие элементарные вещи, как денежное довольствие и снабжение армии, предоставим сделать вам самим — похоже, мы здесь имеем дело с одним из наиболее ярких примеров полного развала российской системы государственного управления, которая вообще не в состоянии адекватно оценивать реальность. Тем ближе катастрофическое поражение Путина.

Объявленная Владимиром Путиным мобилизация создала новую реальность в России: значительная часть населения восприняла ее негативно, безотносительно прежних своих эмоций и иллюзий относительно Путина и его политики. Для многих это первый случай отказа признавать правоту власти и лично Путина, что создает уникальную возможность для работы с ними дальше.

Сейчас мы находимся в начале процесса, но развивается он довольно быстро. Можно предположить, что новая волна негативной реакции на мобилизацию поднимется тогда, когда отправленные на фронт призывники первой волны начнут возвращаться с нее убитыми или искалеченными или сообщать своим родным, близким и друзьям свои непосредственные впечатления от происходящего. До этих пор еще есть несколько недель или даже месяцев, но пока надо задаться вопросом: как оценивать волну беженцев от мобилизации последних дней и какие возможности создает новая ситуация.

Кроме того, надо готовиться к новым волнам беженцев – возможно, их может вызвать страх перед ядерной войной или новые волны мобилизации.

Минус один солдат

Прежде всего, каждый бегущий из России мужчина призывного возраста (и женщина, кстати говоря, тоже) – это минус один призванный на службу в ВС РФ человек. Поэтому любое бегство из России в настоящее время надо поддерживать и морально, и материально, оставив в стороне рассуждения о том, что и когда могли бы сделать и не сделали эти люди раньше.

Так как сбежать из России напрямую в Европу, Британию или США невозможно, а у многих бегущих нет даже паспорта для заграничных путешествий, основной поток беженцев принимают соседние с Россией страны, в силу ряда обстоятельств имеющие с ней облегченный визовый режим или же допускающие въезд к себе по внутренним российским документам – Грузия, Армения, Азербайджан, Турция, Казахстан, Кыргызтан, Узбекистан, Таджикистан, Монголия. С учетом особенностей распределения населения по России, основные потоки беженцев пришлись на Грузию и Казахстан, в то время как Монголия принимает существенные для нее потоки беженцев из соседних регионов. Несмотря на закрытие границ странами Балтии и планами Финляндии сделать это, отчеты пограничного ведомства Финляндии показывают существенный прирост покидающих Россию людей, имеющих любые шенгенские визы, виды на жительства (внж) или паспорта других стран. Из этого следует вывод, что закрытием границ страны Балтии не решили никаких реальных проблем, просто заставив имеющих визы, внж и паспорта граждан России покидать ее другими способами – через Финляндию, Грузию и другие страны, включая Монголию.

Очевидно, что для какой-то части бегущих все эти страны – промежуточные, потом они планируют перебираться куда-то еще или возвратиться обратно в Россию после окончания мобилизации или войны вообще. Последних впереди ждет серьезное психологическое испытание: возможно, им придется жить в той стране, где они оказались случайно и с голыми руками, очень долго.

Современная военная техника стоит огромных денег, при чем ее предназначение – убивать отправленных на войну солдат. Если исходить из такой жестокой логики, то надо пересчитать стоимость содержания бегущих от мобилизации россиян в те военные поставки, которые из-за их нежелания служить в российской армии не потребуются. Если исходить из публикуемых с февраля цифр, то к осени 2023 года Путин не досчитается 200-300 тысяч молодых мужчин, годных к военной службе. Несмотря на громкие заявления о мобилизационном резерве в 25 миллионов, в реальности демографическая ситуация в России совершенно не благоприятствует планам Путина. Судя по публикуемым отчетам, уже сейчас в армию активно призывают мужчин возраста 40+, что само по себе много говорит о состоянии дел с человеческим ресурсом в России.

Таким образом, любое бегство от призыва в армию необходимо одобрять – ради скорейшего поражения Путина прежде всего.

Деколонизация в реальном времени

К бегущим от мобилизации людям высказывается масса претензий: что они до последнего были аполитичны и поддерживали Путина, что они несут с собой ценности и представления путинской пропаганды.

Никогда за всю современную историю России десятки и даже сотни тысяч россиян, при чем в значительной части этнических русских, не бежали добровольно в соседние страны от своего правительства, рассчитывая только на милосердие и гостеприимство грузин, армян, казахов, монголов, кыргызов и узбеков. Даже во время Второй мировой войны эвакуация жителей России в Центральную Азию производилась властями. Здесь же мы видим уникальный опыт частного бегства, когда российский обыватель сам решает, что уехать в Казахстан или в Монголию для него сейчас – путь к спасению.

Таким образом, на наших глазах сотни тысяч россиян получают уникальный опыт деколонизации, который они никогда бы не получили в другой обстановке: впервые в своих бывших колониях они не господа, не служащие империи, не ее пионеры, миссионеры или ссыльные, и даже не туристы, а беженцы, которые зависят от правительств стран, о существовании которых еще недавно или не думали вовсе, или относились с имперским высокомерием.

Очевидно, что высокомерие не исчезает сразу и у всех, но для кого-то полученный опыт станет определяющим навсегда – вернутся ли они в Россию или проживут остаток своей жизни в других странах. Именно сейчас возникает шанс воспользоваться ситуацией и активно формировать работающие деколонизационные нарративы для российского общества. Именно сейчас стоит начинать разговор о деколонизации. И он будет гораздо успешнее, если начинать его не с высказывания беженцам претензий к правительству их страны, а с оказания им поддержки и демонстрации того, что мир вокруг России совсем не такой, как им внушали. Именно сейчас надо закладывать фундамент будущего, в котором Россия будет соседом и партнером для сопредельных стран и народов, а не постоянной угрозой им.

Новые возможности и вызовы

Сотни тысяч беженцев и членов их семей – это не традиционная аудитория оппозиционных и западных медиа, с устоявшимся мировоззрением и привычной терминологией. По сути, сейчас мы имеем уникальную возможность для идеологической работы с широким срезом граждан России вне зоны действия путинской пропаганды или в ситуации, когда доверие к ней резко утеряно. Этот момент нельзя упустить и его надо использовать – но с умом, а не выливая на неподготовленную аудиторию все то, что привыкли сообщать своим слушателям оппозиционные и эмигрантские СМИ.

Каких бы взглядов ни придерживались уехавшие, своим нежеланием служить они в любом случае совершили неодобряемый властями поступок. Важно отметить, что пока власти России не развернули кампанию по шельмованию уехавших. При этом есть все основания полагать, что значительная часть нагнетающих ксенофобию и подозрительность постов в социальных сетях – работа российских структур, занятых пропагандой. Смысл этой деятельности понятен: с одной стороны, настроить местное население против приезжающих, выставив последних носителями имперской идеологии и потенциальными агентами войны и Путина, а с другой – показать уехавшим из России, что в мире действительно царит русофобия и им проще вернуться в Россию, чем терпеть обещаемые унижения и издевательства. Ну и нельзя забывать основную цель путинской пропаганды – создание хаоса. Закрытие границ, дискриминация беженцев и тем более насильственные действия к ним – это то, что сейчас очень нужно путинской пропаганде для работы и внутри России, и с самими беженцами.

Что можно и нужно сделать сейчас?

Во-первых, необходимо корректировать информационную работу на русском языке, минимизируя атаки на уехавших и поддерживая нежелание служить в армии у тех, кто остается в России. Важно показать им, что их поведение одобряется международным сообществом и им готовы помочь – пусть и в разумных пределах, без привилегий и особых статусов.

Во-вторых, необходима работа с местным населением и местными властями принимающих стран. Сделать это возможно только при поддержке со стороны США и других стран Запада, которые могут не только оказать финансовую поддержку принимающим странам, но и выразить им и их населению моральную и политическую поддержку. Важно поддерживать местных волонтеров, НКО и общественные организации, помогающие беженцам, чтобы и эти люди тоже получали положительный опыт от своей деятельности, выходили на связь с международными организациями.

Для таких стран как Грузия прием беженцев – серьезная нагрузка на инфраструктуру, а для Казахстана – первая серьезная попытка политического противостояния давлению России. Поэтому каждая страна должна получить свой пакет мер поддержки, исходя из особенностей ситуации. Если Путину удастся добиться выдачи ему покинувших Россию людей, подлежащих мобилизации, – это будет его победой, и надо не допустить этого.

В-третьих, необходимы срочные программы помощи самим беженцам. В странах концентрации беженцев или там, где их готовы принимать дальше, надо создавать шелтеры, фонды помощи и структуры взаимодействия с местными властями и сообществами. К этому надо активно привлекать уже существующие эмигрантские и оппозиционные структуры. Возможно, необходимо перевозить беженцев из мест их спонтанного скопления в другие регионы или страны, чтобы не создавать ненужное социальное напряжение там, где оно может возникнуть.

В-четвертых, необходимо срочно разрабатывать и запускать программы идеологической работы с уехавшими. К ним необходимо привлекать знаковые и знакомые людям фигуры из числа лидеров эмиграции, артистов, писателей, музыкантов и т.д. Надо активно формировать у тех, кто готов слушать, прозападное, продемократическое, антиимперское сознание. Деколонизация – это не только и не столько выступления на конференциях, сколько работа с конкретными людьми, переформатирование их мышления. Все, что накоплено в этой сфере, надо использовать сейчас, но с учетом реального состояния ума среднего россиянина.

Важной проблемой для реализации третьего и четвертого пунктов приведенной выше программы являются сложные отношения властей граничащих с Россией стран с руководством России и его критиками. В практическом смысле важно, готовы ли они позволить работать на своей территории не только международным, но и эмигрантским организациям. Если возникают вопросы с въездом некоторых оппозиционных фигур даже в Грузию, то можно ли гарантировать, что какие-либо лидеры антипутинского сопротивления смогут без угрозы выдачи России находиться в странах Центральной Азии? Готовы ли власти сопредельных с Россией стран прекратить на своей территории вещание российских каналов и заменить их западным и оппозиционным русскоязычным контентом? Может быть, компромиссом стало бы создание за деньги заинтересованных структур новых местных русскоязычных медиа с привлечением эмигрантов и оппозиционеров, что позволило бы в том числе и взаимодействовать с местным русскоязычным комьюнити. Все эти вопросы требуют скорейшего решения – особенно с учетом возможного появления новых волн беженцев.

В пятницу, 30 сентября 2022 года президент РФ Владимир Путин и главы самопровозглашенных «Луганской народной республики» и «Донецкой народной республики», а также оккупационных администраций Запорожской и Херсонской областей подписали в Кремле договоры о «вступлении в состав России».

Фонд «Свободная Россия» решительно осуждает решение Владимира Путина и его администрации продолжить незаконную аннексию оккупированных территорий в Украине. Насильственное изменение международных границ за счет другого суверенного государства и предшествовавшие ему так называемые «референдумы» являются серьезным нарушением основ международного права и не могут быть признаны ни при каких обстоятельствах.

Наталия Арно, президент фонда «Свободная Россия»: «Сегодня Владимир Путин по сути объявил о незаконной аннексии оккупированной территории суверенного государства. Подписание этого договора является грубым нарушением основополагающих норм международного права и Устава Организации Объединенных Наций, членом которой является Россия. Подобные действия президента России Владимира Путина вместе с объявленной ранее военной мобилизацией и ядерным шантажом ведут только к эскалации конфликта и новым человеческим жертвам. В современном мире границы не могут быть переделаны под дулом пистолета. Действия России незаконны и неприемлемы для цивилизованного мира»

Фонд «Свободная Россия», поддерживающий российских активистов, журналистов и правозащитников, вынужденных покинуть Россию из-за прямых угроз безопасности, призывает все страны и международные организации присоединиться к нам в решительном и публичном осуждении военной агрессии России и ее незаконных действий по отторжению территории суверенной Украины. Мы просим вас призвать Кремль прекратить военные действия и покинуть захваченные территории.

Российская Федерация является страной-агрессором и уже много лет ведет захватнические войны. В настоящее время РФ проигрывает войну с Украиной, несет столь огромные потери, что режим, захвативший власть в РФ был вынужден объявить мобилизацию. 

Всякому разумному человеку очевидно, что попадание в ряды вооруженных сил РФ неизбежно обернется долгими унижениями, страданиями и, что весьма вероятно, мучительной и позорной смертью. 

В виду этого, настойчиво рекомендуем гражданам РФ всеми силами и средствами противиться мобилизации. 

Если у вас есть основание для освобождения от мобилизации — обратитесь за консультацией в профильные организации (списки ниже по ссылке). 

Чаще всего повестки вручают либо по месту прописки, либо по месту официальной работы. Соответственно, если вы хотите избежать призыва — придется серьезно изменить жизнь, место жительство и работу. 

В столицах укрыться практически невозможно: работает система распознавания лиц, эти города перенасыщены полицейскими и другими представителями репрессивных органов. 

В небольших городах и поселках, если вы не были заранее интегрированы в их среду вы будете резко выделяться и вызывать подозрения. 

Уехать из страны все еще возможно. На наш взгляд наиболее перспективное направление: Азия (Казахстан, Монголия). Однако ситуация динамично меняется и надежных рецептов тут нет. 

Лучше не пользоваться транспортом, для приобретения билетов на который необходим паспорт. Такие перемещения легко отслеживаются специальными системами. Расплачиваться исключительно наличными. 

Также разумно было бы приобрести незасвеченный телефон и нейтральную сим-карту и пользоваться ими как можно реже, регулярно меняя. Для связи использовать исключительно обезличенный интернет с надежным VPN и надежные мессенджеры, вроде Signal. 

Если россиянин не явится в военкомат после вручения повестки, то ему грозит только предупреждение или административный штраф от 500 рублей до 3 тысяч (статья 21.5 КоАП ). Лица, не получившие повестку, не обязаны приезжать в военкомат.

Многим гражданам уже были оформлены мобилизационные предписания. Исполнять их добровольно также полагаем неразумным. 

Если вас все-таки принудили вступить в ряды ВС РФ — самое разумное, что вы можете сделать для сохранения жизни это — при первой возможности сдаться в плен вооруженным силам Украины. Украина соблюдает нормы международного гуманитарного права.

Инструкция, как это сделать:  https://dovidka.info/ru/kak-soldatu-rf-sdatsya-v-plen/ 

Также может пригодиться:

Список профильных организаций от Медузы
https://meduza.io/feature/2022/09/21/vladimir-putin-ob-yavil-chastichnuyu-mobilizatsiyu-v-rossii-vot-spisok-organizatsiy-kotorye-pomogut-vam-izbezhat-prizyva-esli-vy-ne-hotite-voevat

Павел Чиков: «Как людей будут забирать в военкоматы»
https://paperpaper.ru/papernews/2022/9/21/kak-lyudej-budut-zabirat-v-voenkomaty/

Владимир Жбанков

Россияне по всему миру с ужасом наблюдают, как путинская Россия ведет жестокую войну против суверенного государства Украины. Тысячи из нас прямо выступили против войны, как внутри России, так и извне. Эта агрессия против Украины развязана Путиным и его коррумпированной элитой. Она не нужна России. Преступная война, которую ведет Кремль от лица всех россиян, несет смерть, страдания и боль украинскому народу. Это преступление также ведет и к ужасным экономическим, культурным, социальным и личным последствиям для русскоговорящих во всем мире.

На этой неделе, фонд «Свободная Россия» начинает глобальную кампанию «#НетВойне». Наша цель – объединить голоса россиян в разных странах и потребовать немедленно прекратить эту бессмысленную войну. Мы хотим показать людям в самой России, в Украине и по всему миру, что нас много и мы не прекратим бороться. Эта кампания стартует в четверг, 16 июня, с показа презентационного фильма, и будет дополнена материалами как от экспертов, так и обычных россиян, которых коснулась война.

Фонд «Свободная Россия» призывает всех активистов принять участие в этой кампании – мы хотим, чтобы голос правды был услышан. Чтобы голос россиян, выступающих против войны, звучал громко и отчетливо. Чтобы каждое наше действие усиливало этот голос и чтобы, в конечном счете, он зазвучал громче голосов лжи и пропаганды в самой России и стал отправной точкой изменений, к которым мы все стремимся.

Наталия Арно (Президент Фонда «Свободная Россия»): “Эта кампания поможет голосу россиян, которые выступают против войны, зазвучать громче. Фонд «Свободная Россия» видит своей главной целью объединение россиян, чтобы мы смогли вместе остановить войну против Украины и положить конец войне, которую путинский режим десятилетиями ведет против самой России и каждого из нас”.

С первого дня начала полномасштабной войны режима Путина и его сторонников против суверенного государства Украина, фонд Free Russia Foundation, поддерживающий российских активистов, журналистов и правозащитников, вынужденных покидать Россию из-за прямых угроз безопасности, внес изменения в работу своих региональных офисов, перенаправив все ресурсы и возможности на поддержку международных усилий по прекращению войны, восстановлению территориальной целостности Украины и противодействию лжи и пропаганде Кремля.

Команда Free Russia Foundation, преимущественно состоящая из граждан России — политических эмигрантов — живущих в разных странах мира, осуждает преступления путинского режима против суверенного государства Украина. Мы уважаем территориальную целостность и суверенитет всех государств. Считали и считаем аннексию Крыма, войну в Донбассе, оккупацию Грузии преступлениями Кремля. Как граждане России, мы осознаем свою ответственность за действия российских властей, которые идут на преступления против человечества, выступая от имени всех россиян. Мы осознаем и сожалеем, что многие россияне, наиболее подверженные пропаганде и дезинформации, поддержали агрессию против Украины. Начиная с 24 февраля, мы многократно усилили массовые информационные кампании по всей России. В этих кампаниях принимают участие десятки российских активистов из разных стран. Мы заявляем, что мы не дадим фашизму, диктатуре и лжи победить и будем продолжать бороться за демократическое будущее России.

Многие россияне по всему миру, включая тысячи российских активистов, журналистов, правозащитников, с которыми мы работаем годами, также ведут активную работу. Наша главная задача, то, чего ждет от нас весь демократический мир, чего ждут украинцы, и чего никто не сделает за нас –  объединять всех россиян, которые противостоят войне, внутри и за пределами России, вырабатывать общие стратегии сопротивления и слаженно действовать плечом к плечу с Украиной и всем цивилизованным миром.

За эти годы нам удалось внести вклад в создание успешного проактивного сообщества демократически настроенных россиян и представителей антивоенного движения во многих странах. Это россияне, которые всегда выступали против империалистических амбиций Кремля, хотели и хотят жить в свободной европейской России. За последние несколько месяцев, после 24 февраля, нам уже удалось привлечь сотни из них к активной работе по разным важнейшим направлениям.  

Новый этап нашей работы – создание ресурсных центров в ряде ключевых стран, которые, параллельно нашим офисам в разных странах, станут площадками, где активисты, журналисты, правозащитники смогут найти безопасное место для активной совместной деятельности, планирования и реализации продемократических и антивоенных инициатив и проектов, помощь и необходимую поддержку. Мы подходим к созданию этих центров с повышенным вниманием к безопасности самих активистов, а также к возможным рискам для стран, где сосредоточено основное число российских политических эмигрантов. Как и офисы фонда, эти центры будут служить развитию демократии, противодействию дезинформации и интеграции российских активистов в местные и международные форматы и сообщества.

Наталия Арно
Григорий Фролов
Егор Куроптев
Дмитрий Валуев
Николай Левшиц
Антон Михальчук
Нина Алекса
Павел Елизаров
Надя Валуева
Владимир Жбанков
Алексей Козлов
Евгения Кара-Мурза

В связи с нападением Путина на Украину и заметным ростом агрессивных империалистических настроений в российском обществе (хотя у них нет большинства) громко звучат очередные раунды рассуждений о том, что «в России никогда ничего не изменится», что «бесполезно» ожидать трансформации России в нормальную демократическую страну, отказавшуюся от своего имперского прошлого. Будучи категорически не согласен с авторами этих тезисов, хотел бы коротко объяснить, почему они не правы, и их мрачный детерминизм в отношении России неуместен.

Начнем с того, что мне через несколько недель исполнится 50 лет, за это время пришлось пережить череду постоянно и драматично меняющихся эпох, политических реальностей, общественных укладов. И в каждый из этих относительно коротких периодов непременно находились вот такие умудренные опытом, вооруженные аргументами и «глубинным пониманием» российского общества люди, которые уверенно утверждали: дальше все будет примерно как сейчас, дергаться нет смысла, нас ждут долгие годы статус-кво. На этом фоне ситуация в стране менялась калейдоскопическим образом, напоминая американские горки. За брежневским застоем и «разрядкой» последовали андроповско-черненковский репрессивный ренессанс и обострение отношений с Западом, вплоть до реальной угрозы ядерной войны, потом горбачевские оттепель и перестройка, потом ельцинская вольница. Даже путинское правление представляло из себя несколько совершенно разных исторических периодов. Вокруг постоянно менялось абсолютно всё, но что оставалось все эти годы неизменным, так это вот та самая песнь мудрой «партии статус-кво» о том, что «ничего никогда не изменится».

Самым забавным в этом были события 22-летней давности – весна 2000 года. Тогда Путин избирался президентом в первый раз, и возможность авторитарного имперского реванша уже тогда вызывала огромную озабоченность. Я в тот момент был федеральным чиновником среднего уровня (начальник управления в Федеральной энергетической комиссии, регуляторе энергетических монополий) и открыто выступал с критикой Путина и даже голосовал на выборах 2000 года за Явлинского, чего не скрывал. Представьте себе, тогда так было можно и ничего за это не было. И знаете, что приходилось слышать в ответ? «Да ничего не может случиться!», «Мы же демократия!», «У нас свободное телевидение, парламент, частная собственность!», «Мы вышли против КПСС и снесли ее менее 10 лет назад!», «Ничего такого не может быть!», «Всё всегда будет так, как сейчас!».

Вот эти рассуждения про «всегда будет так, как сейчас» на самом деле очень вредны – и тогда, и сейчас. Во времена раннего путинизма они притупили бдительность, позволили авторитарному реваншу состояться быстро и беспрепятственно. Сегодня они деморализуют значительную часть общества, которая, вместо того, чтобы что-то делать для достижения перемен, сидит и растрачивает свою энергию на причитания о том, как всё плохо, и всегда так будет.

Как правило, в поддержку тезиса о «вечной обреченности на авторитаризм» используются три основных аргумента, которые мы разберем ниже. Два из них полностью несостоятельны, а третий действительно силен. Зато аргументов в пользу того, что ситуация в стране в будущем кардинально изменится, гораздо больше, и эти аргументы куда сильнее. Однако о них премудрые певцы «статус-кво» предпочитают умалчивать. Поговорим обо всем этом подробнее.

Первый аргумент – про «глубинный народ». Тут обычно приводят массу бытовых свидетельств об агрессивном, империалистически настроенном, конформистском и влюбленном в начальство и командную систему народе, который никогда не изменится и всегда будет поддерживать власть, а активный про-реформаторский слой населения традиционно изображается маргинальным меньшинством.

Допустим, что «глубинного народа», которого устраивает диктатура и который не хочет перемен, действительно большинство. Не хотел бы вдаваться в количественный анализ, хотя я за свою жизнь объездил более 60 регионов России и общался с десятками тысяч людей, и мое мнение – людей ретроградных взглядов не большинство, их просто громче слышно, потому что их мнение попадает в резонанс с госпропагандой. Но даже допустим, что их действительно большинство. Знаете что имеет значение? Сколько бы их ни было, они не представляли, не представляют и никогда не будут представлять из себя никакой политической силы, которая сможет воспрепятствовать переменам, когда они случатся. Даже сейчас мы не видим ни очередей в военкоматы, чтобы воевать в Украине (наоборот, слышны новости о массовом отказе военных ехать туда), ни массовых добровольных запутинских митингов. Никогда за все время правления Путина, да и во времена СССР, никакого добровольного движения снизу «за диктатуру» не было.

Ворчать на родственников про «злую Америку» и «Путина, поднявшего Россию с колен», и поддакивать начальству – это одно. Политическое действие – совсем другое. Те, кого называют «глубинным народом», на это в принципе не способны. Их конформизм простирается далеко за пределы лояльности к власти – всегда их «хата находится с краю». Когда случатся турбулентные политические события, они будут сидеть тихо. Так уже бывало в нашей истории. Никаких примеров конвертации их провластного ворчания в политическую активность нет. Нынешняя путинская вертикаль власти была сооружена искусственно, административными методами, сверху. «Глубинный народ» исполнял здесь функцию статиста. Организоваться и препятствовать переменам, когда административная вертикаль развалится, он не способен. Более того, побежит приветствовать новое начальство по тем же самым соображениям, по которым сейчас поддерживает старое.

Поэтому важно не то, что думает «агрессивно-послушное большинство», а важно то, как будет вести себя активная часть общества, направляющая перемены и, пользуясь терминологией физиков, придающая ускорение этой инертной массе. Кстати, на первом съезде народных депутатов СССР в 1989 году, где и родился термин «агрессивно-послушное большинство», реформаторы из Межрегиональной депутатской группы (МДГ) насчитывали всего лишь триста с чем-то человек против более двух тысяч лояльных депутатов, назначенных КПСС. Формально в зале заседаний съезда эти депутаты мало чего смогли добиться. Но они придали такой импульс всей остальной стране, что она видоизменилась до неузнаваемости менее чем за два года. А две тысячи лояльных депутатов куда-то растворились.

Второй аргумент – у нас какая-то не такая оппозиция, которая не может найти общего языка с народом или что-то делает не так. Традиционно используемый штамп на эту тему – «у оппозиции нет конструктивной программы». Это совсем уже ерунда. Оппозиция в России в последнее десятилетие смогла совершить в буквальном смысле слова чудеса – в одной из самых репрессивных диктатур мира создала собственное телевидение с десятками миллионов постоянных зрителей, протестную активность, охватившую до двух сотен городов и миллионы людей (по моей оценке, в протестных демонстрациях 2017– 2021 гг. суммарно принимали участие не менее пяти миллионов человек с учетом ротации). Внимание, интерес, поддержка в отношении оппозиции в обществе огромные – в чуть более «травоядные времена» нужно было просто пройтись вместе с Алексеем Навальным по улице, чтобы понять это. Пример участия Алексея Навального или Сергея Фургала в губернаторских выборах показывает, что оппозиция способна добиться очень заметных результатов даже в рамках контролируемой репрессивной системы, и у людей есть большой запрос на политическую конкуренцию и принципиально иной стиль управления. Бороться есть кому, и есть за что.

И тут обычно сторонники формулы «ничего не изменится» откатываются к аргументу последней надежды: власть всегда сможет применить грубую силу и никогда не отдаст рычаги управления, лишь ужесточит репрессии. И вот с этим действительно сложно спорить. Более того, это не уникальная ситуация для России: диктатуры первой половины XXI века куда более готовы к массовому общественному недовольству и не бывают застигнуты врасплох, в отличие от многих своих предшественниц второй половины XX столетия. Диктаторы знают, что в какой-то момент общество захочет от них избавиться, и готовят на этот случай широкий и безжалостный арсенал подавления – мы видели это в Беларуси, Венесуэле, Сирии, Мьянме.

Стоит ли от этого опускать руки? Нет, потому что для административной системы существование в режиме постоянных репрессий и конфронтации с обществом – огромный стресс, от которого она рано или поздно треснет. Когда и как это произойдет – мы не знаем, но постоянное существование в мобилизационном режиме попросту невозможно, обязательно сработают усталостные механизмы, стимулирующие всевозможные «перестройки». «Вечных» диктатур попросту не существует. Взгляните вокруг – в последние четыре года последовательно бунтовал весь путинский Евразийский союз, Армения, Беларусь, Казахстан. Диктатурам требуются огромные усилия, чтобы сдерживать народное недовольство.

К этому моменту надо готовиться, упорно работать с общественным мнением, ускорять эрозию поддержки диктатуры, заниматься просвещением населения. Когда окно возможностей откроется, действовать быстро и решительно.

В принципе, и сам аргумент, что «против вас применят силу и ничего не позволят», перечеркивает предыдущие рассуждения о том, что якобы у нас плохой «глубинный народ» и какая-то не такая оппозиция, поэтому де перемены невозможны. Когда объяснишь, что это не так, адепты «партии статус-кво» отходят на заранее подготовленные рубежи – «но зато у власти превосходство в грубой силе». Да это мы и без вас знаем на себе. Но время работает против жестоких диктатур. Перефразируя Линкольна, вы можете репрессировать узкий круг людей долгое время, широкий круг людей короткое время, но вы не можете репрессировать всех людей всё время.

Ну и несколько слов о том, почему демократические перемены в России – все же историческая неизбежность. Для начала – в России сильный низовой спрос на демократию и реальное участие в управлении страной. В течение двадцати лет любые соцопросы всегда показывали, что примерно две трети россиян хотят напрямую выбирать губернаторов регионов и мэров городов и никогда не были довольны тем, что Путин у них такую возможность отобрал. Когда на выборах любых уровней возникает реальная конкуренция и возможность выбора с неопределенным результатом – резко возрастает явка избирателей, как, например, было в последние годы на вторых турах губернаторских выборов (напротив, на выборах без интриги она обычно является рекордно низкой). Что бы люди не говорили своим родственникам на кухне, открытая конкурентная политика интересует большинство из них куда сильнее, чем служение административной вертикали с запрограммированным сценарием развития событий.

В России нет значимых политических сил, выступающих за открытый переход к диктатуре. Агрессивные анти-демократические и имперские структуры типа НОДа или партии Николая Старикова пользуются поддержкой ничтожной доли процента россиян. Даже системные оппозиционные партии выдвигают требования, созвучные переходу к открытой многопартийной демократии. Даже «Единая Россия» пытается проводить праймериз, чтобы поднять к себе интерес. Десятки миллионов россиян, мечтающих о диктатуре и железной руке, существуют только в воображении скептиков и нытиков. На самом деле даже люди, которые ходят с портретом Сталина, часто являются весьма активными участниками кампаний за честные выборы и против однопартийной системы (и вообще, в современной России представления о Сталине и СССР сильно далеки от реальности и вовсе не свидетельствуют о спросе на диктатуру, но это отдельный разговор).

Если посмотреть на динамику, то тут ситуация вообще впечатляющая. 15 лет назад оппозиционные митинги собирали сотни человек и только в столицах, в последние годы – сотни тысяч в сотнях городов. И это на фоне усиления репрессий. А представьте, сколько бы вышло, если бы власти не преследовали участников протестов и не угрожали им. По этой причине, кстати, нерелевантны сравнения с Киевом и другими столицами демократических стран, поскольку с таким масштабом репрессий участников протестов, как в России, их жители даже близко не сталкивались. Если бы у нас не было репрессий, в Москве тоже вышел бы миллион, и не один.

Повторю, никакой добровольной низовой активности в поддержку Путина, диктатуры, империалистической политики не существует. Добровольно мобилизованные демонстрации какого-нибудь НОДа собирают максимум несколько сотен. Массовые про-путинские демонстрации сгоняются из подневольных работников посредством серьезных угроз.

Отсутствие общественного энтузиазма в плане поддержки власти абсолютно неудивительно, так как за 20 с лишним лет Путин так и не смог построить никакой привлекательной системы, которая работала бы и давала результат, обеспечивала рост благосостояния людей, служила манящим примером для других народов. Да, пропагандистские конструкты на какое-то время в состоянии запудрить головы людям. Но столкновение с реальностью обязательно случится. Даже сейчас, в момент временного всплеска поддержки путинской имперской политики, многие самые что ни на есть хардкоровые сторонники Путина сокрушаются – ну как же так, за столько лет «вставания с колен» мы так и не научились сами ничего производить, абсолютно по всем товарным позициям так или иначе зависим от импортного сырья, комплектующих, технологий. Отсутствие работающей общественно-политической и экономической системы – неизбежная причина для обратного отсчета ее существования. Конкуренция систем – штука жестокая, выживает только сильнейший, как мы знаем по опыту Холодной войны.

Еще один важный момент. Если взглянуть на статистику политических репрессий и направленность пропаганды и цензуры (административные и уголовные дела, аресты и ограничения свободы, различные формы административного и полицейского прессинга, акты цензуры, таргетинг «врагов» со стороны государственной пропаганды и т. д.), то наблюдается очень четкая картина – российская диктатура видит прежде всего в сторонниках либерального, демократического устройства общества своих главных политических конкурентов, потенциально способных завоевать значительную поддержку в обществе. Масштабы ресурсов, направляемые российскими властями на борьбу с либеральными и демократическими идеями и политическими силами, представляющими это направление российской политики, поистине огромны. Учитывая, насколько для действующей власти важны финансовые и силовые механизмы (по мобилизуемым на те или иные цели финансовым, силовым, пропагандистским ресурсам легко судить об их приоритетности), можно утверждать, что Кремль, в отличие от публичных мудрецов-скептиков, оценивает потенциальную демократическую систему как крайне серьезного конкурента, как со стороны спроса (для общества идея демократии и народовластия является привлекательной альтернативой действующей системе), так и со стороны предложения (сторонников демократизации страны рассматривают как сильных и конкурентоспособных оппонентов). Никакое другое политическое направление не сталкивается с подобным по масштабам сопротивлением со стороны Кремля. Это означает, что власти смотрят на перспективу превращения России в демократическое общество как на абсолютно реальную, а не гипотетическую, и тратят на борьбу с такой перспективой не просто реальные, а огромные ресурсы.

У русских людей есть одна нехорошая особенность, описанная в наших народных сказках (про золотую рыбку, сжигание лягушачьей шкурки в печке и т.д.) – многие из нас хотят «все и сразу». Дайте мне план свержения диктатуры здесь и сейчас, а если такого плана нет, то я так не играю и «всё будет как всегда».

Это очень вредное отношение к ситуации. То, что сейчас полезно – это упорная и тяжелая работа по просвещению населения и размыванию путинской пропагандистской конструкции. Это работает, динамика в нашу пользу. Хотите быстро? Вспомните страны бывшего восточноевропейского блока: у нас любят крутить в памяти триумфальные картинки бархатных революций 1989 года, но им предшествовали десятилетия упорной и тяжелой борьбы, начиная с кровавого подавления протестов в ГДР в 1953 году и Венгрии в 1956-м. Та же Польша, прежде чем подарить миру картинки с торжествующим Лехом Валенсой после прихода к власти «Солидарности» в 1989 году, прошла через десятилетия протестов, которые прежде не приводили к успеху. Погуглите «Protests in Poland in 1970s and 1980s». Все это не в один момент делается.

Поэтому и общественные настроения, и динамика ситуации в России говорят о том, что диктатура не может тянуться вечно, а низовой запрос на демократию большой и растет. С этим запросом надо работать.

Рассуждения о том, что «у России ничего никогда не получится», крайне вредны. Они деморализуют людей, которые и так находятся под огромным стрессом. Причем деморализуют на пустом месте, как показано выше. Все объективные данные и тренды свидетельствуют об обратном, о том, что дело идет к переменам, непростым и не быстрым. Но не надо усиливать трудности, нагнетая в людях пессимизм с целью просто покрасоваться умным словцом. Не мешайте работать и приближать перемены.

Критика руководства России за то, что оно поверило в правдивость собственной пропаганды и спланировало вторжению в Украину с расчетом на поддержку местного населения и деморализацию элит, стало общим местом. Скорее всего, так все и было: Владимир Путин явно переоценил и негативные чувства граждан Украины к своему руководству, и их симпатии к себе, и России вообще. Но многократное повторение этого тезиса в украинских, международных и российских оппозиционных медиа не спасает от повторения этой ошибки тех, кто пытается противостоять российской пропаганде.

Читая анализ ситуации в России и построенные на его основе обращения к гражданам России со стороны критикующих путинский режим сторон, возникает ощущение, что представления авторов этих посланий о России столь же далеки от реальности, как и представления Путина и его пропагандистов о предвоенной Украине.

Прежде всего надо понять, к кому вообще имеет смысл обращаться, пытаясь вести контрпропаганду. Во-первых, это должны быть те, кто имеет доступ к ее источникам и готов ими пользоваться. Во-вторых, это думающая и образованная часть общества, потому что живущие за чертой бедности люди, маргиналы и просто идейные сторонники Путина заведомо не готовы ничего воспринимать из альтернативных источников. Все попытки через запрещенные в России социальные сети и в ютубе работать с ядерным путинским электоратом обречены на провал и в итоге сводятся к тому, что бесконечные обращения к солдатам и сторонникам Путина вынуждены выслушивать те, кто и так против Путина и совсем не солдат.

Ситуация может еще больше ухудшиться в случае эффективной блокировки на территории России ютуба и сервисов впн. Какая-то особо мотивированная часть общества продолжит потреблять информацию из альтернативных источников, при этом остальная часть общества останется без шансов даже случайно наткнуться на точку зрения, отличающуюся от официальной.

В такой ситуации правильная расстановка акцентов в контрпропаганде особенно важна. К сожалению, авторы контрпропагандистских посланий часто варятся в своем соку и пытаются транслировать то, что им самим уже давно кажется очевидным, а для потенциального потребителя в России таковым вовсе не является.

Во-первых, мало кто готов признаться себе в том, что он пал жертвой пропаганды. Российская пропаганда устроена гораздо умнее и хитрее, чем многим хотелось бы думать. Она строится не столько на требовании признать истиной то, что говорит Кремль, сколько на заманчивом предложении ничему не верить и во всем сомневаться. При таком подходе жертвой пропаганды выглядит как раз произносящий пафосные монологи и безусловно уверенной в своей правоте разоблачитель «кремлевской пропаганды». «И наши врут, и ваши врут, почему же я должен верить чужому вранью?» – вот на какой логике строится российская контпропаганда для умных, и она на самом деле работает. И чем настойчивее от принявшего такую позицию человека требуют перейти на точку зрения Украины и Запада, тем активнее он убеждается, что ему пытаются промыть мозг и заставить быть некритичным.

Во-вторых, и уехавшие из России авторы контрпропагандистских посланий, и те, кто никогда там не был (последние – особенно) склонны рисовать жизнь в стране гораздо более мрачными красками, чем ее воспринимают сами россияне. Какой смысл тыкать в нос жителю Москвы, Петербурга или любого другого крупного города фотографиями деревень с туалетами на улицах или руин на окраинах далеких городов? Сам он живет совсем в другом окружении, и убежденность зарубежного критика Путина в том, что вся Россия живет в нищете, полуголоде и без теплых туалетов, лишь ставит под сомнение и остальные его послания: если вы врете, что мы тут живем так плохо, то какой смысл верить и всем остальным вашим словам.

Экономическая ситуация в России действительно ухудшается, но происходит это медленно и не так очевидно, как хотелось бы многим критикам путинского режима. Рост цен существует, но ведь цены растут во всем мире, о чем россияне осведомлены. О пустых полках магазинов в России говорить пока рано, хотя многие за ее пределами уже убедили себя, что они опустели. Есть трудности с некоторыми лекарствами и другими товарами, но это серьезная проблема для тех, кому они нужны – все остальные могут не замечать остроту проблемы и на этом основании полагать, что им врут вовсе не путинские пропагандисты, настаивающие, что не так все и плохо, а как раз их критики, вещающие о пустых прилавках и наступающем голоде.

В-третьих, ход войны в Украине пока дает кремлевской пропаганде возможности говорить о неизбежной победе и настаивать, что кампания затягивается исключительно потому, что Россия всеми силами стремиться к миру и, если бы не пресловутые «нацисты» и Запад, все бы давно закончилось. То, что чуть ли не с первого дня войны россиянам пытаются рассказать о том, что они уже проиграли войну, только подрывает веру во все остальные послания. Достаточно посмотреть на карту, чтобы убедиться: боевые действия идут на территории Украины и пока все выглядит как поражение Украины, а не России. Особенно если потребитель информации сам живет в России и по умолчанию считает «своими» российские и союзные ей силы пресловутых ДНР/ЛНР. В этом смысле, любые послания к российской аудитории, исходящие из того, что Россия уже проиграла, заведомо воспринимаются как ложные.

В-четвертых, все сообщения о жертвах агрессии падают на хорошо подготовленную многолетней пропагандой почву. Один из важнейших компонентов путинской пропаганды – конспирология, то есть теория о заговорах, которые стоят за всеми явлениями окружающего мира. Человек, живущий в такой парадигме, легко готов поверить, что всемогущий и коварный Запад вполне может изготовлять самые качественные фейки для обмана россиян, а украинские власти (которые нацисты и марионетки Запада) столь циничны и коварны, что вполне способны и сами убивать своих же граждан для создания нужной картинки. И здесь на помощь приходит уже упоминавшийся тезис о том, что все вокруг врут. Россиянин вполне допускает, что российские власти способны подстроить что-то эдакое со своими гражданами и вообще на войне все методы хороши, так почему же они не могут подозревать в этом украинские власти? Пропаганда на это и намекает, постоянно подмигивая потребителю: ну да, мы и врём, и убиваем, но ведь и они ничуть не лучше – просто мы-то свои, а они – чужие. Поэтому кажущееся западной аудитории сверхубедительными фотографии и видеодоказательства в России убеждают только тех, кто изначально готов принять другую точку зрения.

Какие же выводы и что со всем этим делать?

Во-первых, не стоит верить в собственную пропаганду и считать условия жизни в России непереносимыми. Описывая ситуацию в России важно не противоречить тому, что люди видят своими глазами – это подрывает веру во все остальное. Говорить о грядущем ухудшении ситуации надо аргументировано, регулярно напоминать о том, что негативные прогнозы сбываются, а вот позитивные ожидания властей – нет.

Во-вторых, нет никакого смысла обращаться через социальные сети и медиа к той аудитории, которая их не смотрит. Ни солдаты российской армии, ни их родители, ни ядерный путинский электорат скорее всего не смотрят оппозиционные, украинские и иностранные новостные и публицистические каналы на ютубе – при том что там постоянно к ним взывают. Смотрят все это те, кто как минимум сомневается. Поэтому надо пытаться укрепить доверие этих людей, вступить с ними в диалог на их уровне, а не чередовать призывы немедленно выйти на протест и свергнуть Путина с рассуждениями об их генетической неполноценности, трусости и ущербности всего российского и русского.

В-третьих, информирование о ходе военных действий должно быть не односторонним и сводящимся к пересказу украинской версии событий, а объективным или стремящимся к этому. К сожалению, в настоящий момент находящиеся в разных информационных пузырях люди как бы видят две разные войны, которые между собой мало пересекаются. Позиция Украины, которая ведет войну и заинтересована в распространении выгодной себе версии событий, понятна. Но эта позиция заведомо не воспринимаема теми, кто наблюдает за ситуацией с оглядкой на российскую ее версию. Здесь снова повторяется уже описанная ситуация: наблюдатель приходит к выводу, что из двух пропаганд он сам должен выбрать одну, которая ему больше нравится. С учетом того, что считать свое государство агрессором, свою армию преступной, а ее солдат мародерами, морально очень непросто, российский зритель выбирает российскую версию. И так будет до тех пор, пока на фронтах не случится чего-то такого, что разрушит веру в правдивость российской пропаганды – например, очевидное и безусловное военное поражение. В-четвертых, с конспирологическим фундаментом путинской пропаганды надо методично и последовательно бороться – как обращая конспирологические теории против Путина и его режима, так и систематически доказывая их несостоятельность. Естественно, такая работа требует тщательного и талантливого подхода. Бездоказательные обвинения в бездоказательности не работают и не будут работать.

Асимметрия в российско-китайских отношениях обусловлена прежде всего разностью военного и экономического потенциалов России и Китая. Экономический потенциал Китая последние два десятилетия значительно превосходил экономический потенциал России. А военный потенциал (прежде всего стратегические ядерные силы) России существенно превосходил потенциал Китая. Поэтому две страны дополняли друг друга в различных сферах.

За последние 20 лет отрыв Китая от России в экономической сфере продолжал увеличиваться. По данным Всемирного банка, в 2001 г. номинальный ВВП России составлял 306,6 млрд. долл., а КНР – 1,3 трлн. долл., в 2020 г. соответственно – 1,5 и 14,7 трлн. долл. Таким образом, Китай увеличил преимущество с приблизительно четырёх раз до десяти, и разрыв продолжает расти.

По данным SIPRI военные расходы Китая в постоянных ценах в 2001 г. составили 48,8 млрд. долларов, военные расходы России составили соответственно 25,5 млрд. долларов. В 2020 г. военные расходы Китая составили 252,3 млрд. долл., а военные расходы России составили 61,7 млрд. долл. Таким образом, превышение китайских военных расходов над российскими за последние 20 лет увеличилось с двух до четырех раз.

За это время Китай существенно сократил разрыв в военной сфере от России и США. Об этом говорят проведенные испытания гиперзвуковой ракеты и строительство новых шахт для баллистических ракет.

На параде в честь 70-летия КНР в Пекине еще в октябре 2019 года впервые были продемонстрированы новейшие китайские вооружения – межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) Dongfeng-41 (DF-41) и гиперзвуковая баллистическая ракета средней дальности Dongfeng-17 (DF-17). МБР DF-41 может быть модифицирована для несения гиперзвуковой планирующей платформы, оснащенной обычным или ядерным зарядом. Согласно докладу комиссии Конгресса США, разработка DF-41 «значительно увеличивает ракетную ядерную угрозу для материковой части США».

К настоящему времени Китай уже сформировал ядерную триаду и активно наращивает производство оружейного плутония.

Аналитики корпорации RAND в докладе Understanding Influence in the Strategic Competition with China, посвященном положению КНР на мировой арене, признали наличие у Пекина серьезного экономического влияния.

Главным козырем Китая, по мнению экспертов, является его экономическая мощь. Для Китая наиболее эффективным рычагом воздействия на третьи страны является возможность предлагать им торговое и инвестиционное партнерство – и это более действенно, чем прямые угрозы военного характера или продвижение китайской политической модели.

В последнее время экономическое давление Китая на Россию усиливается. Между Россией и Китаем разразилась полномасштабная «торговая война» в рыбной отрасли. При этом степень жестокости с китайской стороны оказалась беспрецедентной.

Для российского Дальнего Востока рыбохозяйственный комплекс является важнейшей отраслью экономики: 65% добычи водных биологических ресурсов страны приходится на Дальний Восток. И около 70% всего экспорта рыбы, рыбы и морепродуктов приходится на Китай

Минтай – основной вид рыбы, которая добывается в России. На его долю в этом году приходится 55% всего улова российских рыбаков на Дальнем Востоке. Основную часть добытой рыбы Россия направляет на экспорт. Китай – главный покупатель минтая. В 2020 году Россия экспортировала в целом 793 тыс. тонн мороженного минтая, из них 579 тыс. тонн в Китай, что составляет 73% экспорта.

В октябре 2020 года Китай начал ограничивать импорт после того, как на упаковке поступившей из России рыбы были обнаружены следы COVID-19. Для борьбы с распространением коронавируса Китай стал закрывать свои порты, через которые в страну ввозилась российская рыба: последний порт Далянь закрылся в декабре 2020-го г. Китайские порты остаются до сих пор закрытыми для российских транспортно-рефрижераторных судов. 

Власти Китая заявляют, что причина закрытия портов – борьба с распространением коронавируса, но настораживает нежелание китайской стороны представить результаты лабораторных исследований и методику их проведения. По мнению российских рыбопромышленников, действия властей КНР скорее носят признаки «торговой войны». В январе – июне 2021 года поставки минтая в Китай сократились на 64% по сравнению с 2020 годом.

Россия уже предлагала Китаю обсудить вопрос открытия портов и приобрести квоты на вылов минтая в российских водах. Россия предоставляет другим государствам квоты на вылов рыбы в своей исключительной экономической зоне на платной основе.

Китаю предложили «за деньги» получить квоту на вылов 20 тыс. тонн минтая в российских водах, но Китай отказался покупать квоту на общих основаниях, потому что хочет получить ее в гораздо большем объеме и бесплатно.

Китай многие годы оставался центром мировой рыбопереработки. На переработке филе минтая Китай создает не менее $250 млн. добавленной стоимости. Высокую доходность переработки в Китае многие годы обеспечивала дешевая рабочая сила, низкие тарифы на электроэнергию и другие издержки. Но в последние годы ситуация меняется: китайским предприятиям требуется больше усилий, чтобы сохранить финансирую устойчивость.
Позиция Китая как основного покупателя российской рыбы дает ему существенные преимущества в переговорах. Китай может использовать ограничение поставок российского минтая для усиления своих переговорных позиций и как метод торговой войны. Закрытие портов – это инструмент нарастающего давления на российскую сторону. Китай может оказать давление на Россию, чтобы получить для своих судов разрешение ловить минтай в российских водах, поскольку маржа от вылова минтая намного выше, чем маржа переработки. В Латинской Америке есть прецедент, когда китайский флот начал вылавливать кальмаров напрямую, а не импортировать. Такой вывод содержится в вышедшем в июле докладе о рынке минтая Pollockonomics британского некоммерческого финансового аналитического центра Planet Tracker.

В результате ограничений, введенных китайской стороной, поставки российской рыбы на некогда крупнейший рынок сбыта рухнули. И хотя удалось переориентировать часть экспорта в Южную Корею, ситуация с поставками в Китай ударила по объемам добычи рыбы: собственных мощностей по переработке в России недостаточно, и улов снижается.

«Торговая война» в рыбной отрасли показывает, что экономическое давление Китая на Россию с большой степенью вероятности будет усиливаться. У китайских госкомпаний уже есть опыт давления на Россию, причем весьма успешный. В 2011 году CNPC смогла заставить «Роснефть» и «Транснефть» внести изменения в уже подписанный контракт на поставки нефти в Китай по Сковородино – Мохэ и добиться скидки примерно в $1,5 на баррель.

«Роснефть», «Транснефть» и китайская CNPC заключили соглашение в 2009 году. В обмен на кредиты от Банка развития Китая для «Роснефти» и Транснефти» размере $15 млрд. и $10 млрд. соответственно российские госкомпании обязались в 2011–2030 годах поставлять в Китай 15 млн. тонн нефти ежегодно по трубопроводу Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Для этого «Транснефть» заключила договор о покупке 6 млн. тонн нефти у «Роснефти» по цене, привязанной к стоимости экспорта в Китай. Цена определялась по специальной формуле на базе котировок Argus и Platts FOB в конечной точке ВСТО – порту Козьмино.

Но как только поставки начались, в январе 2011 года, с контрактом возникли проблемы. Стороны по-разному оценили коэффициент, который определял логистические расходы «Транснефти» на доставку нефти. CNPC стала недоплачивать по $13 с барреля, так как получала нефть по отводу от ВСТО – маршруту, который вдвое короче. В «Транснефти» на это заявляли, что на протяжении всей трубы действует единый сетевой тариф, равный $65 за тонну. Для российских компаний потери от позиции CNPC на период всего действия контракта могли составить почти $30 млрд.

Изменения в контракте были согласованы «Роснефтью», «Транснефтью» и CNPC в конце декабря 2011 года. «Роснефть» и «Транснефть» предоставили «страновую» скидку CNPC в размере $1,5 с барреля. Китайская сторона изначально требовала скидку по $13,5 с барреля. В целом урегулирование спора с китайцами обошлось «Роснефти» примерно в $3 млрд.

В условиях, когда трубопровод был построен на китайский кредит под залог поставок нефти и упирается в единственного потребителя – Китай, было ясно, что именно китайская CNPC будет диктовать свои условия.

Вполне закономерно, что Россия оказалась крупнейшим получателем «скрытых» кредитов от Китая. За 2000–2017 годы Россия получила 125 миллиардов долларов. Эти кредиты были получены в основном государственными нефтегазовыми компаниями под будущие поставки нефти и газа. Все кредиты подразделяются на две категории: официальную помощь в развитии (ODA) и прочие программы финансирования (OOF) – займы, направленные на демонстрацию усиления сотрудничества страны с КНР, военные или коммерчески выгодные для Китая проекты.

Кредиты России относятся к категории OOF. Вслед за Россией в этом списке находятся Венесуэла (85,5 млрд. долл.), Ангола (40,66 млрд. долл.), Бразилия и Казахстан (по 39 млрд. долл.), Индонезия (30 млрд. долл.), Пакистан (27,84 млрд. долл.), Вьетнам (16,35 млрд. долл.).

В 2020 году давление Пекина заставило «Роснефть» отказаться от бурения на том участке континентального шельфа Вьетнама, который Китай считает частью своего морского пространства.

«Роснефть» была вынуждена аннулировать контракт на геологоразведочную установку лондонской компании Noble Corp., которую планировала использовать на шельфе Вьетнама. Разрыв контракта произошел на фоне серьезного давления Китая.

В 2017 году «Роснефть» заключила шесть контрактов с вьетнамской буровой компанией на общую сумму $42 млн.

Российские нефтяники владеют на шельфе Вьетнама двумя нефтяными блоками. Для бурения скважин предполагалось использование британских установок компании Noble Corp. Однако в середине июля 2020 года PetroVietnam отменила контракт на буровую установку из-за давления Китая. «Роснефть Вьетнам» была обеспокоена тем, что к ее проекту предъявил претензии Китай, считая бурение в спорных оффшорных водах своей прерогативой.

Пекин стремится вытеснить все иностранные нефтяные компании из Южно-Китайского моря, оставив себя единственным потенциальным партнером по совместным разработкам для конкурирующих претендентов.

В будущем, при увеличении экономической зависимости России от Китая, позиции Пекина в потенциальных коммерческих спорах могут значительно усилиться. При этом Китай сможет использовать экономические рычаги для изменения позиции РФ не по конкретным контрактам, а по вопросам, затрагивающим внешнеполитические интересы Пекина. Например, отношения Москвы с Вьетнамом, Индией или странами Центральной Азии.

Для анализа российско-китайских отношений первостепенное значение имеют долгосрочные тенденции развития экономического и военного потенциалов. Сложившиеся тенденции неблагоприятны для России. Они говорят о том, что роль России в двусторонних отношениях будет и дальше уменьшаться, а роль Китая будет возрастать и будет увеличиваться асимметрия в двусторонних отношениях.

Соответственно это вызовет серьезные сдвиги в геополитике. Так как Китай уже в ближайшем будущем с большой степенью вероятности будет играть в двусторонних отношениях лидирующую роль.

На сегодняшний день наибольшую угрозу международной безопасности и фундаментальным правам человека представляет фактически сложившийся военно-политический союз РФ и КНР.

Реальность этого союза демонстрируют совместные учения вооруженных сил.

В этих условиях усиление разногласий в российско-китайских отношениях играло бы позитивную роль, так как уменьшались бы угрозы международной стабильности со стороны Китая и России (прежде всего для Украины и Тайваня).

Сложившийся российско-китайский союз практически полностью устраивает российскую политическую элиту, но не устраивает военную элиту России.

Важной проблемой в военно-технической сфере России и Китая является характерный для военных и военно-промышленных кругов двух стран крайний технонационализм – стремление к сосредоточению всех важных разработок и производств на территории страны. Импорт товаров и услуг военного назначения рассматривается обеими сторонами как угроза безопасности и национальная проблема, которую необходимо разрешить как можно скорее.

Российско-китайский диалог: модель 2017: доклад № 33/2017 / [С.Г. Лузянин (рук.) и др.; Х. Чжао (рук.) и др.]; [гл. ред. И.С. Иванов]; Российский совет по международным делам (РСМД). – М.: НП РСМД, 2017. – 112 с. – С.28

Российскую политическую элиту с большой долей вероятности будет устраивать роль «младшего партнёра» в российско-китайских отношениях. До тех пор, пока союз с Китаем не несёт угрозы потери власти и коррупционной ренты для полукриминальной российской элиты, она будет готова играть по китайским правилам.

Эффективный метод китайского воздействия – развитие неформальных связей с представителями элит в других странах. В качестве примеров эксперты RAND приводят попытки Китая воздействовать на элиты в Австралии, Индонезии, на Филиппинах и в Южной Корее. Представители Китая предлагали экономические преференции политикам в Австралии и Новой Зеландии, чтобы те принимали меры, выгодные Пекину.

Заметное ослабление или отказ от российско-китайского союза может произойти с большой долей вероятности в результате резкого изменения внутриполитической ситуации в России или Китае, что может быть вызвано борьбой за власть в правящей элите. Это может быть борьба между военной и политической (преимущественно чекистской) элитами в России.

В то же время и среди самих силовиков (спецслужб и правоохранительных органов) растёт озабоченность возросшей активностью китайской разведки в России, а также всё более явным доминированием Китая в экономической и военной сферах.

По мнению Игоря Денисова и Александра Лукина (авторов статьи «Коррекция и хеджирование» в журнале «Россия в глобальной политике», 2021, №4) в российских спецслужбах возрастают опасения относительно новой «напористости» китайских партнёров.

Именно вследствие таких опасений, на мой взгляд, российские власти принимают меры, чтобы сдержать возникновение новых Институтов Конфуция. Достигнута договорённость о том, чтобы число Русских центров в Китае и Институтов Конфуция в России было равным. В отдельных случаях правоохранительные органы пытались даже приостановить работу некоторых Институтов Конфуция за якобы незаконную деятельность, но до сих пор безуспешно.

Так, в Благовещенске в 2015 году городская прокуратура потребовала закрыть Институт Конфуция при Благовещенском государственном педагогическом университете. Впоследствии прокуратура отозвала своё требование.

Подобный демарш городской прокуратуры, наверняка, был согласован с руководством прокуратуры и спецслужб в Москве в силу особой важности вопроса для российско-китайских отношений. Подобный шаг с большой долей вероятности отражал озабоченность российских спецслужб и правоохранительных органов возросшей активностью китайской разведки в России.

О том, что среди китайских преподавателей Института Конфуция есть люди, проявляющие профессиональный интерес к россиянам, мне приходилось слышать в Благовещенске от информированных людей вплоть до моего отъезда из города в 2016 году.

Любое доминирование Китая в военной и военно-технической сфере абсолютно неприемлемо для российской военной элиты. Прошедшие в 2021 году совместные российско-китайские учения скорее всего вызывают большую озабоченность у российских военных.

Военное сотрудничество Китая и России в текущем году было прорывным, заявило в четверг Министерство обороны КНР. В ведомстве отметили, что этому способствовали совместные учения «Запад / Взаимодействие – 2021» и «Морское взаимодействие –2021».

«Эти мероприятия продемонстрировали новый прорыв в стратегическом сотрудничестве между вооруженными силами Китая и России», – говорится в сообщении, опубликованном на сайте Минобороны.

Совместные российско-китайские стратегические военные учения «Запад / Взаимодействие – 2021» прошли в Нинся-Хуэйском автономном районе с 9 по 13 августа. В них были задействованы около 13 тыс. военнослужащих, примерно 200 самолетов и вертолетов, 200 единиц бронетехники и около 100 артиллерийских систем.

Учения дали НОАК возможность испытать новейшее вооружение, а также продемонстрировали способность согласованно работать с российскими войсками.

Впервые вооруженные силы двух стран использовали совместную систему командования и управления. Согласно заявлению министерства обороны Китая, российские войска были интегрированы в более крупные китайские формирования и проводили операции, запланированные НОАК.

С политической и учебной точки зрения самым важным в прошедших учениях был новый уровень интеграции при действиях военных двух стран. Впервые был сформирован общий совместный штаб, который руководил действиями военных через единую управляющую информационную систему. По передаваемым через нее приказам, российские десантники совместно с китайскими сослуживцами осуществили высадку с китайских вертолетов (правда, российского производства) и захватили важные объекты условного противника, а российские Су-30 СМ наносили условные авиаудары по командам, передаваемым от китайских военных.

Данный уровень интеграции в китайской прессе, более склонной к ярким комментариям в таких областях, характеризуется как «демонстрирующий уровень взаимодействия, как в НАТО».

В 2013 году российский военный эксперт Василий Кашин писал:

«В целом строительство российских сил общего назначения осуществляется с явным учетом угрозы противостояния с КНР.

Ежегодно проводятся учения по переброске на Дальний Восток сил из Европейской части России. Большое внимание уделяется совершенствованию парка стратегической военно-транспортной авиации. И тем не менее максимум, на что могут рассчитывать российские силы общего назначения, – это отражение вооруженной провокации по образцу пограничных советско-китайских конфликтов 1969 г. или несколько более крупной».

Проводившиеся в июне – июле 2010 года учения «Восток-2010» по переброске на Дальний Восток войск и боевой техники из Европейской части России были самыми крупными из проводившихся в РФ до того времени.

В учениях «Восток-2010» принимали участие около 20 тысяч военнослужащих, более 5 тысяч единиц вооружений и военной техники, более 40 кораблей и около 75 самолетов и вертолетов.

Они не имели аналогов и в советской истории, если принимать во внимание количество войск и боевой техники, перебрасывавшихся с запада на восток страны. По мнению военного эксперта Александра Храмчихина, который часто озвучивает опасения российской военной элиты по поводу китайской угрозы, учения «Восток-2010» были ответом России на учения НОАК «Большой шаг» в 2009 г.

В 2009 г. в КНР проводились крупнейшие на тот момент военные учения «Куаюэ-2009» («Большой шаг – 2009»). Они проходили на территории четырёх из семи военных округов – Шэньянского, Ланьчжоуского, Цзинаньского и Гуаньчжоуского. В них принимали участие до 50 тыс. военнослужащих сухопутных войск и ВВС, более 6 тыс. транспортных средств. В ходе учений войска преодолели в общей сложности 50 тыс. км. В частности, четыре общевойсковые дивизии совершили марш (по железной дороге, а затем своим ходом) на расстояние 2 тыс. км.

«Куюаэ-2009» явились очевидным развитием учений, проводившихся в 2006 году.

Сценарий учений 2006 года – это подготовка к войне с Россией, причем наступательной, а не оборонительной.

Александр Храмчихин считает, что руководство КНР и командование НОАК в тот период времени (2006–2009 гг.) всерьез рассматривали возможность ведения в обозримом будущем наступательных боевых действий против России и стран Центральной Азии.

Начальник Генерального штаба ВС РФ (июнь 2008 – ноябрь 2012) Макаров заявлял о том, что Россия, проводя эти учения, демонстрирует готовность к изменению военно-политической обстановки в регионе. Под «изменениями», по-видимому, следует понимать переход от декларативного «стратегического партнерства» РФ и КНР к конфронтации.

Основой российской обороноспособности по отношению к КНР является ядерное оружие, в том числе тактическое. Китайский фактор, вероятно, объясняет многие аспекты российского поведения в сфере контроля и сокращения стратегических вооружений.

Именно с китайским фактором, по всей видимости, связаны высказывавшиеся в прошлом министром обороны (март 2001 – февраль 2007) Сергеем Ивановым идеи о выходе России из договора по ракетам средней и малой дальности.

11 февраля 2007 года, выступая на пресс-конференции по завершении 43-й Международной конференции по вопросам политики безопасности, Сергей Иванов подчеркнул, что ракеты средней и малой дальности есть у Индии, Пакистана, КНДР, КНР, Ирана и Израиля: «Эти страны расположены недалеко от наших границ, и не учитывать этого мы не можем. Только две страны не имеют права обладать этими ракетами: Россия и США. Вечно так продолжаться не может».

Китайская угроза является одним из главных факторов, определяющих российскую внешнюю политику и военное строительство.

В 2013 году Василий Кашин озвучил российскую позицию по поводу китайской угрозы.

Понятно, что после 2014 года (резкого ухудшения отношений с Западом и объявленного поворота на Восток) подобные публикации в открытой печати стали невозможны. Но военные угрозы со стороны Китая не исчезли и специалисты, занимающиеся военным планированием, тоже не исчезли.

Поэтому политика Путина и российской политической элиты, направленная на явное подчинение России Китаю, в том числе в военной сфере (что показали последние российско-китайские учения), с большой вероятностью будет вызывать всё большее раздражение и противодействие со стороны военной элиты (высшего офицерства).

Если во внутренней политике главным раздражителем для военной элиты является всевластие и монопольное положение чекистской элиты (ФСБ, ФСО и прочие структуры), то во внешней политике таким раздражителем может стать всё более явное подчинение России Китаю как в экономической, так и в военной сфере.

Среди российского армейского и флотского высшего офицерства (военной элиты) всегда были сильны антикитайские настроения.

Многие из них хорошо помнят (или знают со слов родителей) о боях между советскими и китайскими войсками в районе острова Даманский на реке Уссури в марте 1969 года. Поэтому откровенно прокитайская политика Путина у многих из них явно не вызывает восторг и одобрение.

Общие оценки итогов выборов

Итоги выборов подведены Центральной Избирательной комиссией России. Выборы признаны состоявшимися. По итогам голосования мандаты распределились следующим образом:

  • Единая Россия – 324 мандата
  • КПРФ – 57 мандатов
  • Справедливая Россия – За правду – 27 мандатов
  • ЛДПР – 21 мандат
  • Новые люди – 13 мандатов
    Самовыдвиженцы – 5 мандатов
  • Партия роста – 1 мандат
  • Родина — 1 мандат
  • Гражданская платформа — 1 мандат

По сравнению с выборами 2016 года, «Единая Россия» потеряла 19 мандатов, КПРФ увеличила представительство на 15 мандатов, «Справедливая Россия» увеличила представительство на 4 мандата, ЛДПР потеряла 18 мандатов, «Новые люди» получили 13 мандатов (в 2016 году партия не существовала), самовыдвиженцев стало больше на 4 мандата, «Партия Роста» получила 1 мандат (в 2016 году не было ни одного) Родина и «Гражданская Платформа» как и в 2016 году остались с 1 мандатом каждая.

По итогам выборов, партия «Единая Россия» сохранила так называемое «конституционное большинство» в Думе, которое дает возможность голосованием одной фракции начинать процесс изменения Конституции России (для этого нужно более двух третей голосов в Госдуме, после чего поправки утверждает Совет Федерации и ратифицируют законодательные собрания регионов). Фракция партии «Единая Россия» имеет необходимое количество депутатов и не нуждается в союзниках из числа депутатов других фракций для проведение такого голосования. Так, поправка в Конституцию, принятая на голосовании 1 июля 2020 года была подтверждена голосованием в Государственной Думе прошлого созыва. Для этого голосования хватило голосов фракции партии «Единая Россия»

В тоже время, в оппозиции, ситуация по сравнению с 2016 радикально изменилась. В 2016 почти одинаковое количество голосов набрали КПРФ и популистско-националистическая ЛДПР (около 13% каждая), а левоцентристская «Справедливая Россия» —6,2%. Однако, в 2018 произошла пенсионная реформа, с которой и началось резкое падение рейтингов ЕР и резкий рост рейтинга КПРФ. В 2019-2021 власти начали открытую публичную борьбу с КПРФ, около 40 ее депутатов в регионах стали жертвами уголовного или административного преследования.

Де-факто КПРФ давно не является «коммунистической», а обычной левой партией, для которой просто имеет значение привычный бренд. В условиях практического запрета на регистрацию новых партий в России без согласия Кремля, КПРФ стала единственной «левой партией», не имеющей конкурентов на политическом пространстве. членами и активистами этой партии стало большое количество людей левых взглядов, активистов и просто активных людей, которые идут на выборы. Партия никак не подвергает сомнению институт частной собственности, выступает за расширение полномочий парламентов всех уровней и защиту политической конкуренции, расширение защиты гражданских прав; регулярно защищает гражданскиe инициативы (яркиe примеры – именно КПРФ активно поддерживала экологическое движение «Стоп-Шиес» в Архангельской области; выпустило «заявление 45» против политических репрессий в Москве в 2019 после выборов депутатов Мосгордумы и т.д.). Как парламентская партия она имеет льготы при регистрации кандидатов в виде освобождения от сбора подписей, поэтому именно от нее чаще всего выдвигаются многие местные оппозиционные активисты, правозащитники и т.д. Речь идет о льготе при регистрации кандидатов на выборы всех уровней.

Фактически, в России действует система, при которой есть несколько партий, которые могут своим решением выдвигать кандидатов, и система «самовыдвижения», которая носит запретительный характер— при этой системе производится проверка подписей избирателей за выдвижение кандидата, которая разрешает произвольное признание этих подписей недействительными. Наличие данной льготы привлекает в сторонники КПРФ большое количество граждан, которые справедливо опасаются, что они не смогут быть зарегистрированы на выборы другим способом.

Например, после избрания О.Михайлова 19.09.2021 депутатом Госдумы РФ от одномандатного округа в Коми его мандат по списку КПРФ в Госсовете Коми перешел либертарианцу В.Воробьеву, которого ранее КПРФ, как и иных местных активистов выдвигала в своем списке (это первый либертарианец в России, ставший региональным депутатом).

Борьба с КПРФ еще больше усилила концентрацию вокруг нее протестного электората, и она стала единоличным лидером на оппозиционном поле. Пример—исключение из федерального списка в КПРФ в Госдуму его второго номера бывшего кандидата в Президенты Павла Грудинина. Павел Грудинин — неформальный «второй номер» в партии КПРФ, бывший кандидат на выборах Президента России от КПРФ. Занял второе место на выборах, имеет весьма положительный образ в глазах избирателей. «Первым номером» КПРФ является Геннадий Зюганов, бессменный лидер КПРФ с 1994 года. Грудинина обвинили в том, что якобы не закрыл оффшор в Белизе в 2018, однако КПРФ объявила все справки поддельными, представив оригиналы, более того, в 2018 при тех же обстоятельствах он был зарегистрирован кандидатом в Президенты.

По официальным данным КПРФ получила 18,93% голосов (57 мест: 48 по спискам и 9 по округам). При этом по протестных регионам набрала на уровне ЕР, КПРФ победила в 4 регионах: Якутии, Хабаровском крае, Ненецком автономном округе, Марий- Эл, во многих крупных городах (Владивосток, Омск, Сыктывкар, Южно-Сахалинск и тд.). В 2016 во всех регионах победила ЕР.

ЛДПР пережила резкое падение. Оно связано с тем, что партия фактически отказалась защищать своего члена—очень популярного губернатора Хабаровского края С.Фургала, арестованного в июле 2020 из-за конфликта с полпредом Президента Ю.Трутневым. При этом именно Дальний Восток всегда был электоральной базой ЛДПР. Лидер партии В.Жириновский весной 2021 достиг 75 лет, сильно постарел, давно перестал ездить по регионам, на дебатах был вынужден неудачно оправдываться за сдачу Фургала. Вторым номером партии в 2000-2021 был его сын— малопубличный Игорь Лебедев (Жириновский был вице-спикером Госдумы, а И.Лебедев руководителем фракции), однако именно он фактически давно руководил партией. На выборах 2021 Лебедев вообще не стал баллотироваться. Открыто обсуждается передача ЛДПР некоему новому лидеру. В результате, ЛДПР потеряла почти половину голосов, набрав 7,55% (21 место – 19 по списку и всего 2 по округам), «утопив» даже своих сильных одномандатников.

«Справедливая Россия» перед выборами объединилась с двумя ультрапатриотическими партиями – «Патриоты России» Геннадия Семигина и «За правду» Захара Прилепина. В результате от нее отошла часть умеренных сторонников (в частности, в партию «Новые люди»). При этом партия провела широкомасштабную агитационную кампанию, в которой были обычные социальные и коммунальные темы, а ультрапатриотизм игнорировался. В итоге, несмотря на падение рейтингов ЕР, прироста она почти не получила – 7,46% вместо 6,22% (27 мест, 19 по списку и 8 по округам).

Помимо резкого роста КПРФ среди оппозиции, падения ЛДПР и стагнации СР, важным результатом стало первое за последние 17 лет попадание в парламент новой партии. Ей стала партия «Новые люди», созданная главой косметической компании Faberlic Алексеем Нечаевым в начале 2020. Появление этого умеренно либерального проекта было санкционировано властью с целью дать хоть некоторые возможности представленности в политике оппозиционно-настроенного городского образованного избирателя. Вторым номером списка партии стала харизматичный бывший мэр Якутска Сардана Авксентьева, которую вынудили уйти в отставку в январе 2021. Большинство иных кандидатов по списку были публично неизвестны (партия даже отбирала их по конкурсу на YouTube). С лета 2020 партия проводила в регионах массовую агитацию: газеты, рекламные конструкции, реклама на светодиодных табло и т.д. На финише кампании «Новые люди» входили в тройку партий по упоминаемости на ТВ, причем ее упоминали только в позитивном ключе (а например, КПРФ—только в негативном). Результат: 5,32% и 13 мест по партспискам. При этом в регионах массовых фальсификаций (см. подробнее далее) она не получила почти ничего, а в протестных регионах набирала по 8-10%. Теперь, впервые с начала 2000-х, в парламенте есть пятая фракция, причем политически более правая, чем ЕР (с 2003 вся оппозиция была фактически левее ЕР).

Наконец, по сравнению с 2016 совсем иначе прошла кампания в мажоритарных округах. В 2016 это был «договорной» матч, когда конкуренция была имитацией и партия власти заранее отдала часть округов системной оппозиции: из 225 округов в 19 тогда ЕР просто не выдвигала кандидатов. В итоге она выиграла 203 округа (то есть ее кандидаты проиграли только три округа). На этот раз раздела округов не было: ЕР первоначально освободила только 5 округов, потом освободилось еще 3. В основном эти округа были освобождены не под оппозицию, а под административных самовыдвиженцев. Выиграла же она 198 округов, то есть на этот раз ее кандидаты проиграли не три округа, а 19. Все выигранные оппозицией округа на этот раз были выиграны в упорной борьбе. Еще около 20 округов оппозиция проиграла только благодаря фальсификациям.

Таким образом, кампании 2016 и 2021 прошли совершенно по-разному.

Общим фоном кампании стали пандемия коронавируса и связанные с ней последствия. Под предлогом «охраны здоровья» власти запрещали любые, даже малочисленные публичные акции оппозиции, при этом разрешались многочисленные акции, которые организовывала сама власть. С мая 2020 Центризбирком РФ получил право по санитарно-эпидемиологическим причинам проводить выборы не в один день, а в три, что резко усложнило возможности электорального контроля и облегчило организацию голосования граждан под давлением и прямых фальсификаций (в итоге голосование в 2021 шло три дня: 17,18 и 19 сентября). При этом пандемия привела к ухудшению социально-экономической обстановки, разорению попавшего под ограничения малого и среднего бизнеса, росту фрустрации, депрессии и безнадежности у граждан, что логично вело к падению рейтингов партии власти и готовности граждан к протестному голосованию.  Рост социального пессимизма с весны 2020 публично признавал и крупнейшая официальная социологическая служба ВЦИОМ[1]:

Вторая особенность российских выборов-2021, это то, что они проходили после конституционной реформы лета 2020, которая еще больше усилила полномочия Президента РФ (особенно с точки зрения его влияния на судебную систему), затруднила защиту прав граждан страны за ее пределами (попытка отойти от приоритета норм международного права в сфере прав человека) и ввела в текст Конституции множество новых запретов избирательных прав, ранее содержащихся лишь в законах, но не в Конституции.

Сочетание падения рейтингов власти с расширением ее репрессивных возможностей по обновленной Конституции создало ситуацию беспредецентного даже для российских выборов уровня давления властей на гражданское общество и оппозиционные организации и политиков.  Нервозность власти и неуверенность в результатах стали триггером данной кампании давления. Точечные кампании давления имели место и ранее. На этот раз речь идет о массовой кампании, жертвами которой являются тысячи человек. Причем «жертва» в 2021 это гражданин, не просто лишенный права баллотироваться, но часто и арестованный или вынужденный эмигрировать.

На фоне пандемии и новых ограничений законом от 23 мая 2020 года № 153-ФЗбыла введена норма, лишающая права быть избранными граждан осужденных к лишению свободы за совершение преступлений, предусмотренных 50-ю статьями УК РФ (преступления средней тяжести), до истечения пяти лет со дня снятия или погашения судимости. Это коснулось многих составов преступлений средней тяжести, включая и условное осуждение. В их число попали не только граждане осужденные за преступления против личности, но и по «политическим» статьям (таким как «публичное распространение заведомо ложной общественно-значимой информации», «неоднократное нарушение правил организации митинга», «публичные призывы к экстремизму», «призывы к сепаратизму», «экстремизм», «применение насилия в отношении представителя власти»), а также массово применяемым силовиками «народным» предпринимательским («мошенничество», «присвоение или растрата») и наркотическим статьям.

После ареста Алексея Навального 17 января 2021 сразу по возвращении в Россию и акций протеста в его защиту, почти все региональные подразделения организаций его сторонников (Фонд борьбы с коррупцией (ФБК) и «штабы Навального») подверглись силовому разгрому: часть сотрудников эмигрировала, часть была арестована. 16 апреля 2021 было сообщено, что Прокуратура Москвы подала иск о признании ФБК, штабов А.Навального и Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ; формальное юрлицо ФБК с 2019).  Как говорится в сообщении прокуратуры: «фактическими целями их деятельности является создание условий для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария «цветной революции»[2]. 9 июня 2021 суд принял решение об их ликвидации.Только после акций в поддержку Алексея Навального в январе — феврале 2021 года, были задержаны 17,6 тысяч человек более чем в 125 городах[3], заведено более девяти тысяч дел об административных правонарушениях, возбуждено 90 уголовных дел. Еще почти 1800 человек задержали после акции 21 апреля[4]

27 мая 2021 было сообщено, что организация «Открытая Россия» полностью прекращает свою деятельность и закрывает отделения в регионах. Исполнительный директор организации Андрей Пивоваров сообщил, что это решение принято, чтобы защитить сторонников от уголовного преследования: «Все члены „Открытки“ исключены из организации, а их членство аннулировано — во избежание возможного преследования. Нам не нужны новые штрафы и уголовные дела, и мы хотим защитить наших сторонников»[5]. Полиция связывает «Открытую Россию» с учрежденной Михаилом Ходорковским британской организацией Open Russia Civic Movement, чья деятельность в России была признана нежелательной. В 2019 эта организация была ликвидирована. Самого Андрея Пивоварова сняли с рейса на Варшаву в аэропорте Пулково вечером 31 мая и этапировали в Краснодар, где арестовали по уголовному делу по ст. 284.1 УК РФ (сотрудничество с нежелательной организацией).

Одновременно с делом против ФБК, в спешном порядке (вся процедура с момента внесения заняла месяц, с нарушением сроков, установленных законами и регламентом Думы), был принят закон от 4 июня 2021 № 157-ФЗ. Данный закон лишает права быть избранными граждан России, причастных к деятельности общественного или религиозного объединения, иной организации, в отношении которых вступило в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности в связи с признанием экстремистской или террористической организацией. Учредители, члены руководства, руководители региональных или других структурных подразделений и их заместители, занимавшие одну из этих позиций в срок, начинающийся за три года до дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации лишаются права быть избранными до истечения пяти лет со дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации. «Простые» участники, члены, работники данной организации и иные лица, причастные к ее деятельности в срок, начинающийся за год до дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации, граждане лишаются права быть избранными до истечения трех лет со дня вступления в законную силу решения суда о ликвидации или запрете деятельности организации. Закон устанавливает, что причастностью может считаться выражение поддержки высказываниями, включая высказывания в сети Интернет, либо иными действиями (включая пожертвования и иную помощь). Данный закон вопреки нормам права предусматривает обратную силу: он карает за действия, которые в момент их совершения не считались противозаконными. Размытые формулировки (высказывания поддержки в Интернете, оказание различной помощи) создают большие возможности для произвола в отношении оппозиционно-настроенных граждан.

Подсчитать точное количество граждан России, попавших сейчас под лишение права быть избранными, невозможно. По приблизительным оценкам движения «Голос», общее количество граждан, которым государство запрещает баллотироваться на выборах, составляет не менее 9 млн. человек, то есть около 8% от общего числа избирателей (скорее всего — существенно больше). Вступление в силу закона №157-ФЗ и признание экстремистскими организациями структур сторонников Навального ведут к тому, что поражены в правах еще несколько сот тысяч политически активных граждан[6]

Таким образом, государство пытается максимально возможным образом подавить и ограничить протестную активность граждан. Однако, страх оказаться жертвой репрессий никак не отменяет рост недовольства в связи с ухудшением условий жизни и отсутствиeм перспектив достойного и безопасного будущего. Боятся не только граждане, но и кандидаты и политические партии (особенно «системные»— то есть представленные в Государственной думе). Поэтому они критикуют ситуацию очень осторожно, с множеством неформальных ограничений, с обязательным ритуальным отмежеванием от Алексея Навального и его сторонников. Именно так ведут себя и лидер КПРФ Геннадий Зюганов, и основатель условно либерального «Яблока» Григорий Явлинский.

Формальный политически итог голосования можно описать так – Кремлю удалось сохранить контроль над избирательной системой, контроль над голосованием в регионах, которые принято считать «электоральными султанатами» (регионами сплошной фальсификации выборов), получить конституционное большинство в парламенте, провести лояльные кремлю партии в Думу, и отсечь от участия в избирательном процессе так называемую несистемную оппозицию. Также благодаря системе фальсификаций удалось существенно снизить результат системной оппозиции, в первую очередь партии КПРФ.

Успешность для власти

Выборы для действующей власти можно оценить как успешные. Кремлем достигнуты следующие цели:

— «Единая Россия» сохранила конституционное большинство в Думе;

— после выборов не было массовых протестов;

— система электронного голосования позволила отдельно фальсифицировать голосование в Москве (самый протестно-настроенный к Кремлю регион России);

— «Умное голосование» не смогло победить в большом количестве округов, результат УГ был меньше ожидаемого, в том числе в традиционно протестных регионах России.

— удалось «засушить» явку избирателей, особенно в крупных городах.

— впервые на выборах под прямым давлением Кремля были заблокированы медиа-ресурсы как системных (КПРФ), так и несистемных политиков (сторонники Алексея Навального). Впервые в блокировке «Умного голосования» приняли участие международные корпорации Google и Apple, заблокировавшие медиа-ресурсы «Умного голосования» за три дня до выборов.

Однако на этих выборах проявились некоторые факты, которые можно оценить как неуспешные.

— Достоверность данных электронного голосования оспаривается огромным количеством политиков, экспертов и простых избирателей.

— Фальсифицировать пришлось сопоставимое с 2011 и 2016 число количество голосов, однако на фоне снизившегося реального рейтинга ЕР и более низкой, чем в 2011 явки. Таким образом, существует некоторое «сопротивление среды», которое задает верхние границы фальсификации результатов;

— Сохранился протестный потенциал в регионах Дальнего Востока, Сибири и Северо-Запада России (см. таблицу ниже);

— не удалось расширить пространство для фальсификаций, благодаря потенциалу, заложенному в трехдневном голосовании (голосование под поводом борьбы с пандемией шло три дня (17-19.09.2021) вместо одного, что изначально вызывало множество опасений оппозиции, что это вызовет рост фальсификаций, однако, на практике, список регионов России, где считают голоса честно или относительно честно практически не изменился, как и общий объем фальсификаций). Речь идет о том, что трехдневное голосование вводит новую избирательную процедуру — хранение заполненных бюллетеней в течение 1-2 суток. В процессе хранения бюллетени могут быть заменены или испорчены. Но фактически этa практика не получила массового характера.

— полностью провальным для Кремля стало голосование за границей – практически во всех посольствах победил кандидат «Умного Голосования». Кремль спасло лишь то, что явка в зарубежных участках составила всего 0,38% от числа всех принявших участие в голосовании россиян.

— Кремлю не удалось получить внятного признания этих выборов на международной арене.

Успешность/неуспешность для оппозиции

Для оценки выборов для оппозиции логично разделить саму оппозицию на системную (зарегистрированные на выборы политические партии и политики) и внесистемные – в основном на этих выборах это сторонники Алексея Навального и шире – сторонники «Умного голосования»

Для системной оппозиции эти выборы прошли успешно:

— КПРФ, СР, Новые люди увеличили количество мандатов в Думе.

— никаких значимых репрессий против кандидатов от данных партий Кремль не производил

— КПРФ после выборов усилила свой статус основной оппозиционной партии страны, в том числе благодаря попытке провести публичные акции против фальсификации выборов в Москве

— Партия «Новые люди» попала в Думу с первой попытки

Из неудач можно отметить следующее:

— ЛДПР крайне невнятно провела выборы и утратила почти половину своих мандатов в Думе

— Поддержка Яблока значительно снизилась.  Так же у партии были сняты с выборов значительная часть сильных кандидатов на выборах в Госдуму.

— КПРФ не смогла защитить от снятия бывшего кандидата в Президенты страны Павла Грудинина, не смогла собрать достаточное количество средств в избирательный фонд, не смогла зарегистрировать кандидатами ряд сильных региональных сторонников.

Несистемная оппозиция на этих выборах продвигала проект «Умное Голосование» направленный на поддержку второго после единоросса сильнейшего кандидата на выборах. Успех данного проекта трудно оценить однозначно. Получилось успешно провести:

— Голосование в посольствах. Оно практически полностью прошло по рекомендациям «Умного голосования» (что не удивительно, так как участки в посольствах были приписаны к мажоритарным округам случайным образом, в итоге голосовать в посольствах предлагали за кандидатов из регионов, про которых голосующие не имели почти никакой информации, и «Умное голосование» восполняло дефицит этих данных для электорального выбора);

— в Москве (в 9 из 15 одномандатных округов) в голосовании на избирательных участках практически во всех округах победил кандидат УГ. Кремлю пришлось полностью фальсифицировать данные электронного голосования, чтобы в итоге победили согласованные Кремлем кандидаты.

— аналогичная ситуация в 6 из 8 округах Санкт-Петербурга

— избраны депутатами 15 кандидатов «Умного голосования»; еще 169 заняли второе место. Это больше мандатов чем у партии «Новые люди» (13 мандатов).

Однако слабой стороной Умного голосования стало то, что значительная часть избирателей предпочла голосовать не за кандидатов из рекомендаций УГ, а за другие партии или кандидатов.

Например, в Иркутской области (экспертами движения в защиту прав избирателей «Голос» она считается регионом с честным подсчетом голосов) во всех 4 округах «Умное голосование» рекомендовало голосовать за представителей КПРФ. Однако анализ распределения голосов показывает, что по сравнению с выборами 2016 года, во всех 4 округах области кандидаты-единороссы теряли голоса, но больше голосов избирателей перетеклo не в КПРФ, а кандидатам от других партий. Например, в Иркутской области «Новые Люди» набрали 9,99% голосов. Это означает, что стратегии голосования за одного кандидата люди предпочли стратегию голосования по собственному выбору. Фактически самый большой эффект голосования по рекомендации «Умного голосования» —это Москва, Санкт-Петербург и голосование в посольствах. В остальных территориях трудно определить, где сработала рекомендация «Умного голосования», а где избиратели сами приняли решение о голосовании.

Так же неудачной можно считать «ставку на YouTube» представителей несистемной оппозиции. То, что крупнейшие мировые корпорации заблокировали сайты и страницы «Умного голосования» говорит о уязвимости этого канала распространения информации.

Основные элементы для критики кампании и выборов в целом

Прошедшие 19 сентября выборы в Государственную Думу нельзя считать честными и справедливыми.

Oсновные претензии к проведенной кaмпании:

— 9 миллионов граждан России лишены активного избирательного права действующим законодательством. Такого поражения в правах не было даже в СССР во времена правления Сталина;

— Система регистрации кандидатов делает невозможным регистрацию через самовыдвижение. Процедуры сбора подписей выхолощены системой проверки подписей (на все 225 округов по стране в Госдуму по подписям в 2021 было зарегистрированo всего 11 человек). В России создана многоуровневая система отсева кандидатов на выборах;

— крайне затруднён фандрайзинг на избирательные кaмпании. Bыборы прошли с минимальным финансированием кандидатами своих кампаний (комплекс причин – от продолжающего седьмой год экономического кризиса, наиболее сильно ударившего по малому и среднему бизнесу, главному источнику поддержки оппозиции, до прямых кампаний запугивания и новых законов, грозящих репрессиями за финансирование запрещенных организаций и тех, кого власти признают их членами). Главное затруднение при сборе средств на избирательную кaмпанию это то что вся экономика России контролируется государством, и государственные компании финансируют выборы только по прямому распоряжению Кремля, или вообще не финансируют их. Частный бизнес опасается финансировать политические кaмпании по причине боязни проверок и преследований со стороны государственных органов. В России было много случаев, когда бизнес, финансирующий избирательные кaмпании оппозиции просто разрушался — самый недавний пример — разгром личного бизнеса Павла Грудинина после Президентских выборов 2018 года.

— в России действует запретительное законодательство для СМИ в части освещения выборов –никто не может писать про выборы и кандидатов после объявления кампании.

— выборы в Госдуму-2021 были первыми выборами в истории России, на которых почти отсутствовали международные наблюдатели

— система подсчета голосов уже более двух десятилетий фальсифицируется данными из «электоральных султанатов»— территорий, где производится сплошная фальсификация итогов голосования

— созданная к этим выборам система Дистанционного электронного голосования допускает три принципиально невозможные для честных выборов процесса – голосование под чужим аккаунтом, голосование под присмотром или передачу пароля от системы третьему лицу, и прямое фальсифицирование результатов волеизъявления. Причем все три нарушения массово фиксировались на этих выборах

— не существует системы опротестования выборов как на отдельных участках, так и в целом в Центральной избирательной комиссии России. Например, ЦИК несколько раз писал о нарушениях при проведении голосования в Санкт-Петербурге, но никакого юридического решения— отмены результатов выборов полностью или в части сделано не было. Точно так же обнаруженные независимыми экспертами уязвимости в системе ДЭГ не привели к отмене результатов.

Политико-географические особенности результатов выборов

Как уже отмечено, выборы Государственной думы России 17-19.09.2021 формально выиграла «Единая Россия»: она набрала по официальным данным 49,82% голосов. Это дало ей 126 из 225 мест по партийным спискам. По мажоритарной части Госдумы она выиграла 198 из 225 мест (действует мажоритарная система относительного большинства, или First-past-the-post). В результате тотальной победы по мажоритарной части общее число мест ЕР составило 324, то есть конституционное большинство. Однако это хуже ее результата на выборах 2016, когда она получила 54,2% голосов по партспискам и всего 343 места. При этом всю избирательную кампанию рейтинг «Единой России» оставался стабильно низким и колебался даже по данным официальной социологической службы ВЦИОМ на уровне 27-28[7].

Такой диссонанс стал возможен благодаря дифференциации политической и электорально-географической ситуации в российских регионах. В России существует крайне сильное различие между регионами по типу электорального поведения. Есть группа регионов, ядром которой являются ряд национальных регионов Северного Кавказа и Поволжья с жестко авторитарными региональными политическими режимами, в которых власти всегда объявляют о сверхвысокой явке (часто 80-90%) и столь же высоком проценте от этой явки за партию власти. По мнению независимых электоральных экспертов, а также оппозиции, в реальности, в этих регионах явка мало отличается от других и имеют место массовые фальсификации. К этим регионам также примыкают еще несколько регионов с массовыми электоральными девиациями (Кузбасс, Ямало-Ненецкий округ и некоторые другие). Эксперты называют данные регионы «электорально аномальными» или «электоральными султанатами». Их роль в результатах партии власти в России была всегда высока и в 2000-е еще больше выросла по причине снижения явки в регионах с более высоким уровнем политической конкуренции.

С 2016 выборы Госдумы были перенесены с декабря на сентябрь, как и ранее региональные, что создало дополнительные проблемы с электоральной мобилизацией независимых избирателей. В результате выборы Госдумы 18.09.2016 показали самую сильную дифференциацию регионов РФ по явке со времен распада Советского Союза.

Активность избирателей по регионам

РегионПриняло участие в выборах (Явка)
201120162021
Республика Адыгея65,9%53,9%68,21%
Республика Алтай63,6%45,1%46,19%
Республика Башкортостан79,3%69,8%72,79%
Республика Бурятия56,9%40,5%44,97%
Республика Дагестан91,1%88,1%84,52%
Республика Ингушетия86,4%81,4%83,68%
Кабардино-Балкарская Республика98,4%90,1%85,78%
Республика Калмыкия63,2%57,5%50,12%
Карачаево-Черкесская Республика93,2%93,3%89,36%
Республика Карелия50,3%39,6%37,64%
Республика Коми72,6%40,8%39,47%
Республика Крым —49,1%49,75%
Республика Марий Эл71,3%53,4%46,11%
Республика Мордовия94,2%83,0%65,11%
Республика Саха (Якутия)60,1%48,1%50,24%
Республика Северная Осетия – Алания85,8%85,6%86,61%
Республика Татарстан79,5%78,8%78,92%
Республика Тыва86,1%90,1%83,28%
Удмуртская Республика56,6%44,5%47,45%
Республика Хакасия56,2%39,4%37,54%
Чеченская Республика99,5%94,9%94,42%
Чувашская Республика61,7%59,4%57,14%
Алтайский край52,5%40,8%40,95%
Забайкальский край53,6%38,9%39,35%
Камчатский край53,6%39,5%42,37%
Краснодарский край72,6%51,2%65,41%
Красноярский край49,7%36,7%42,15%
Пермский край48,1%35,2%39,01%
Приморский край48,7%37,4%42,58%
Ставропольский край50,9%42,1%67,11%
Хабаровский край53,2%36,9%44,31%
Амурская область54,0%42,5%41,65%
Архангельская область50,0%36,6%41,58%
Астраханская область56,0%37,0%43,6%
Белгородская область75,5%62,2%59,07%
Брянская область59,9%55,1%68,65%
Владимирская область48,9%38,4%37,89%
Волгоградская область52,0%42,2%64,97%
Вологодская область56,3%40,9%45,53%
Воронежская область64,3%53,8%53,86%
Ивановская область53,2%38,5%38,26%
Иркутская область47,1%34,7%36,99%
Калининградская область54,6%44,1%46,15%
Калужская область57,6%43,1%44,18%
Кемеровская область69,4%86,8%73,48%
Кировская область54,0%41,9%45,04%
Костромская область57,3%39,4%39,54%
Курганская область56,5%41,8%48,28%
Курская область54,7%47,0%47,01%
Ленинградская область51,5%44,1%44,27%
Липецкая область56,9%52,6%52,72%
Магаданская область52,6%40,6%43,7%
Московская область51,0%38,2%45,35%
Мурманская область51,9%39,7%43,84%
Нижегородская область58,9%44,5%48,47%
Новгородская область56,6%39,9%41,12%
Новосибирская область56,8%34,9%37,73%
Омская область55,7%38,7%41,38%
Оренбургская область51,2%41,7%45,86%
Орловская область64,7%53,6%49,99%
Пензенская область64,9%60,6%57,52%
Псковская область52,9%42,1%44,81%
Ростовская область59,3%48,2%48,8%
Рязанская область52,7%43,3%48,03%
Самарская область53,0%52,9%46,77%
Саратовская область67,3%64,5%55,71%
Сахалинская область49,1%37,1%39,94%
Свердловская область51,2%41,5%48,47%
Смоленская область49,6%40,4%41,87%
Тамбовская область68,3%49,3%58,87%
Тверская область53,5%41,6%42,46%
Томская область50,5%33,9%41,47%
Тульская область72,8%45,6%53,17%
Тюменская область76,2%81,1%61,54%
Ульяновская область60,4%52,4%45,88%
Челябинская область59,7%44,4%46,54%
Ярославская область55,9%37,8%43,4%
Москва61,7%35,3%50,12%
Санкт-Петербург55,2%32,7%37,61%
Севастополь —47,0%49,27%
Еврейская автономная область52,1%39,6%63,13%
Ненецкий автономный округ56,1%44,8%42,61%
Ханты-Мансийский автономный округ54,9%39,3%46,62%
Чукотский автономный округ79,1%64,5%61,29%
Ямало-Ненецкий автономный округ82,2%74,4%67,41%
Российская Федерация60,2%47,9%51,72%

В России не существует единой всеми признанной шкалы выделения списка т.н. «аномальных» регионов (зона массовых системных фальсификаций, в терминологии Д.Орешкина «электоральные султанаты»).

Можно выделить два подхода. Исследователь электоральной статистики С.Шпилькин, использующий для анализа систему математического моделирования (распределение графиков по явке на участках и числу избирателей на участках с определенной явкой) в 2011, а затем в 2016, разделил все регионы (кроме Чукотского АО, где недостаточно статистических данных) на несколько групп по характеру кривых распределения голосов и доле «аномальных» голосов. К первой группе (названной им «тотально сфабрикованные») он отнес 15 регионов, где практически полностью отсутствовал кластер избирательных участков с низкими значениями явки и результатов «Единой России». Это республики Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, Мордовия, Северная Осетия – Алания, Татарстан, Тыва, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Чеченская, плюс Брянская, Кемеровская, Саратовская, Тюменская области и Ямало-Ненецкий АО. Суммарная доля «аномальных» голосов в этих регионах, по его мнению, составила 7,5 млн.

Ко второй группе (названной им «сфальсифицированные») были отнесены 9 регионов, в которых доля «аномальных» голосов превысила 10% от списочного числа избирателей. Это республики Адыгея, Калмыкия, Чувашия, Белгородская, Воронежская, Липецкая, Пензенская, Ростовская и Тамбовская области. Суммарная доля «аномальных» голосов в этих регионах составила 1,6 млн.

Остальные регионы (60) были им отнесены к группам «относительно чистых» и «чистых». Если границей между ними считать долю «аномальных» голосов в 3% от списочного числа избирателей (которая делит эти регионы на две равные группы). Следует отметить, что метод Шпилькина хорошо выявляет аномалии, связанные с повышением показателя явки («вброс», организованное голосование под давлением и подобные манипуляции). Манипуляции, связанные с «перебросом» голосов от одной партии к другой, с помощью этого метода могут оказаться незамеченными.

Второй подход был применен в книге А.Кынева и А.Любарева для КГИ «Как голосовала Россия-2016». В ней, по уровню явки, регионы разделены на три группы. В первую группу, с уровнем явки ниже 54%, входит большинство регионов (65). Вторая, промежуточная группа, с уровнем явки от 55 до 65% (регионы с повышенной явкой). B нее входят 7 регионов (Калмыкия, Чувашия, Белгородская, Брянская, Пензенская, Саратовская области и Чукотский АО). В третью группу, с явкой выше 69% (регионы с очень высокой явкой), попадают 13 регионов – республики Башкортостан, Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Мордовия, Северная Осетия, Татарстан, Тыва, Чеченская, Кемеровская и Тюменская области, а также Ямало-Ненецкий АО. Данное разделение регионов из книги КГИ оказалось близко к классификации Сергея Шпилькина по характеру кривых распределения. К первой группе Шпилькин отнес все 13 регионов с очень высокой явкой, а также Брянскую и Саратовскую области, которые попали в издании КГИ в группу с повышенной явкой. Во вторую группу Шпилькин отнес четыре региона с повышенной явкой и еще пять регионов с уровнем явки ниже 54%.

Заметно, что регионы с высокой явкой демонстрировали и повышенную поддержку «Единой России». В первой группе средняя явка 41,7%, и за «Единую Россию» в среднем голосовало 46,7% избирателей. Во второй группе средняя явка – 61,0%, и поддержка «Единой России» – 61,9%. В третьей группе средняя явка – 81,3%, и здесь у «Единой России» 75,9% голосов. Регионы третьей группы, составляя всего 12,8% от числа избирателей Российской Федерации, дали в 2016 21,8% проголосовавших и 30,6% голосов за «Единую Россию».

Bажно отметить, что электоральная ситуация в регионах является подвижной. Есть регионы, которые входят в число «аномальных» 20 лет, но есть те, которые попадают в эту группу, а потом из нее выбывают. Например, при губернаторе Н.Колесове из Татарстана в 2007-2008 аномальные показатели демонстрировала Амурская область, которая после увольнения Колесова вернулась к нормальным распределениям. При В.Гайзере аномальным регионом стала Республика Коми, которая после ареста В.Гайзера и ряда других высших руководителей Коми (включая экс-председателя Коми ресизбиркома Е.Шабаршиной) вновь вернулась в число протестных и «электорально нормальных» регионов. При губернаторе В.Груздеве в число аномальных регионов входила Тульская область

Во многих регионах есть свои внутренние аномальные зоны (например, Уссурийск в Приморском крае, или Оленинский муниципальный район (ныне муниципальный округ) в Тверской области).

Однако невернo относить регионы к аномальным только за счет явки (явка 58-60% хоть и выше среднероссийской, считать ее аномальной нельзя). Например, исторически всегда довольно высокой является явка в сельских районах Чувашии и Белгородской области, однако в целом по региону это не сопровождается аномальным процентов голосов за одну партию. Поэтому Чувашию в число аномальных вносить неверно (за ЕР в 2016 всего 50,9%), так как и Белгородскую (54,7% в 2016). При этом, в 2016 аномальными были результаты ЕР в Краснодарском крае (59,3%), Воронежской области (58,7% при явке 53,8%), Ростовской области (58,8%), Тюменской области  (58,4%).

Таким образом, «порогом отсечения» аномальных  и полуаномальных регионов в 2016 можно считать уровень 58-60% за ЕР. Близка к этим показателям Нижегородская область (58,2% за ЕР в 2016, явные фальсификации в трех районах Нижнего Новгорода), однако там при этом не было масштабной фальсификации явки (явка по области в 2016 всего 44,5%).

В результате, к «аномальным» и полуаномальным с учетом формально сверхвысокой явки и такого же сверхвысокого процента за одну партию в 2016 может быть отнесено 24 региона.  В них проживает около 30 млн. избирателей или 27,46% избирателей страны. за счет якобы сверхвысокой явки они дали в 2016 38,04% всех поданных бюллетеней и 49,3% всех голосов, поданных за «Единую Россию». Как правило, повышать явку в этих регионах просто дальше некуда. Соответственно, любой рост явки в протестных или просто независимо голосующих регионах (крупные города, большинство регионов Урала, Сибири, Дальнего Востока и российского Севера) должен снижать долю в общем результате «аномальных» регионов и автоматически результат «Единой России». По сути все, что происходило в избирательной кампании 2021, было связано с одним – стремлением власти деморализовать, демотивировать протестного избирателя, создать у него ощущение бесполезности участия в выборах, и максимально снизить явку в регионах протестной зоны. В результате, хотя явка в протестных регионах немного выросла (итоговой рост явки по России с 47,88 % до 51,72%), все равно итоговую победу ЕР в 2021 обеспечили фальсификации в «электоральных султанатах». Кампания 2016 прошла крайне тихо и без ярких событий (тогда рейтинг ЕР был довольно высоким и власти снижали явку в протестных регионах просто максимально скучной кампанией без скандалов).

Аномальные и полуаномальные регионы на выборах 2016

 Избирателей в списке на момент закрытия участковПриняло участие в выборах (явка)Голосов за ЕР
Адыгея339685183133108778
Башкортостан304084521219931195246
Дагестан 165380714570441294629
Ингушетия 219176178084129222
Кабардино-Балкарская Республика 536867483776375942
Калмыкия 21163712170685923
Карачаево-Черкесская Республика 306375285859233498
Крым 1493965734230534362
Мордовия 628822522021440108
Северная Осетия, 528993453029303794
Татарстан, 288629522730701939563
Тыва 156983141482116372
Чеченская, 695573660249635729
Краснодарский край 398917820415291208327
Брянская область 1015760560169357780
Воронежская область1873592999509586142
Кемеровская область 203298517647031363181
Пензенская область 1097837665571427283
Ростовская область 32561861567627921087
Саратовская область 19405011249759850392
Тамбовская область 856499421964267730
Тюменская область 1080797876921511529
Чукотский АО 297251917011266
Ямало-Ненецкий АО 355145264144177214
ВСЕГО302272282004674214075097
Доля от РФ27,46%38,04%49,34%
РФ1100612005270099228527828

Oчевидно, что в 2021 из аномальной зоны необходимо исключить Калмыкию (массовое протестное голосование на фоне конфликта главы региона Б.Хасикова с местными элитами, падение явки с 57% до 50%), Крым (явка стала ниже среднероссийской 49,75%, падение результата ЕР с 72,8% до 63,33%), Чукотский АО (падение ЕР до 46,7%, что никак не может быть признано аномальным результатом), Ростовскую область (даже с учетом электронного голосования жителей ДНР/ЛНР явка ниже среднероссийской — 48,8%)  и Воронежскую область (явка осталась на уровне 53,8%, что лишь немного превышает общероссийский показатель в 2021).

B 2021 вновь вошли в аномальную зону Ставропольский край (аномальный рост явки с 42% до 67%), Волгоградская область (рост явки с 42% до 65%), а также впервые —Еврейская автономная область (аномальный рост явки с 39,6% до 63%, при одновременном росте ЕР с 45% до 56%). 

Всего в список наиболее аномальных регионов-2021 входит 22 региона. В них проживает 25,12% избирателей РФ (27,4 млн.). Cреди проголосовавших их доля составила до 34,3% и доля среди всех поданных голосов за ЕР 47%.

Если добавить в этот список Крым и Воронежскую область, доля вырастает до 28,18%, 37,33% и 50,70% соответственно. Таким образом, общая доля аномальных и полуаномальных регионов в числе избирателей и ее вклад в общий результат ЕР остаются примерно стабильными.

Аномальные и полуаномальные регионы на выборах 2016

 Избирателей в списке на момент закрытия участковПриняло участие в выборах (явка)Голосов за ЕР
Адыгея341943233246154491
Башкортостан300825821898231458777
Дагестан169960914365441164969
Ингушетия234660196372167239
Кабардино-Балкарская Республика539787463053366099
Карачаево-Черкесская Республика301151269109215309
Мордовия590906384760253523
Северная Осетия520743451010320410
Татарстан294153823214271833035
Тыва197564164526140090
Чеченская Республика775256731968703613
Краснодарский край432025428260451720921
Ставропольский край18896961268308783327
Брянская область964117661820425333
Волгоградская область18074061174357685705
Кемеровская область193944714251221003578
Пензенская область1036556596244335032
Саратовская область18655401039249618244
Тамбовская область817686481413273771
Тюменская область1136676699502358631
Еврейская АО1253477913544623
Ямало-Ненецкий АО376862254054174561
ВСЕГО274310021934708713201281
Доля от РФ25,12%34,26%47,04%
РФ109.204.66256.484.68528.064.200

По расчетам С.Шпилькина, распределение голосов за партии по явке в голосовании по пропорциональной системе и распределение участков в координатах явка на выборах 2021  имеет обыкновенный для российских выборов вид и принципиально не отличается от распределений, скажем, для 2011 и 2016 годов. Более того, положение «главного ядра» участков по явке (около 38%) совпадает с 2016 годом, а по результату ЕР (примерно 32%) — с 2011-м. Его расчет дает (на имеющихся неполных данных) примерно 13,7 млн фальсифицированных голосов за ЕР. Если вычесть эти предположительно добавленные голоса из голосов за ЕР и общей явки, получается скорректированный результат ЕР в 33%, что хорошо совпадает с положением центра «кометного ядра» в его графиках (31%). Количество реальных голосов за ЕР по красивому совпадению получается таким же (из имеющихся данных — около 13,7 миллиона, с поправкой на еще неучтенные участки — примерно 14 миллионов). По его мнению, это, видимо, наименьший реальный результат ЕР в голосовании по пропорциональной системе за всю историю существования партии. Также рекордной является доля сомнительных голосов в общем результате ЕР — 50% (в 2011 году — около 45%, в 2016-м — около 43%). Если бы не этот фактор, по оценкам С.Шпилькина, ЕР получила бы около 33% голосов вместо 50%, КПРФ — 25% вместо 19%, ЛДПР и «Справедливая Россия — за Правду» — по 10% вместо 7,5% и «Новые люди» — 7% вместо 5% с небольшим. У других партий надежд на прохождение 5-процентного барьера не было бы в любом случае[8].

Кроме «электоральных султанатов» вклад в рост явки и фальсификации за ЕР внес эксперимент по проведению интернет-голосования (ДЭГ – дистанционное электронное голосование). Для этого был принят специальный закон, а Центризбирком установил список семи регионов-участников эксперимента: Москва, Севастополь, Курская, Мурманская, Нижегородская, Ростовская и Ярославская области. Для участия в ДЭГ необходимо было подать заявление в электронном виде с 2 августа по 13 сентября. Кто и как голосовал на ДЭГ, и соответствуют ли выданные результаты настоящим, по мнению оппозиции, установить невозможно.

Формально, участие в ДЭГ граждане выбирали добровольно, подав соответствующее заявление через электронную систему предоставления государственных услуг.  Однако сообщалось о множественных случаях фактического принуждения к участию в ДЭГ среди работников государственных учреждений и ряда корпоративных структур. Среди участников онлайн-голосования в Москве проводились розыгрыши призов, в том числе однокомнатных квартир в Москве, автомобилей, а также 10, 25, 50 и 100 тысяч призовых баллов. Их можно потратить на благотворительность, посещение кафе и ресторанов, покупку вещей, мебели, продуктов и лекарств. Первый розыгрыш состоялся 18 сентября. Победителей опередили при помощи генератора случайных чисел. Последний розыгрыш призов среди столичных избирателей, воспользовавшихся системой интернет-голосования, прошел 20 сентября с 09:00 до 10:00 в прямом эфире телеканала Москва 24.

При регистрации в системе ДЭГ граждане исключались из списка избирателей на участке и голосовали по регистрационным данным на портале vybory.gov.ru – этот эксперимент проводили среди жителей Севастополя, Курской, Нижегородской, Мурманской, Ростовской и Ярославской областей (Москва голосовала на своей платформе: https://elec.mos.ru/). Причем, в случае с Ростовской областью, в список могли вносить в упрощенном порядке (то есть без наличия зарегистрированных в РФ мобильных номеров телефонов, а только с указанием электронной почты) жители непризнанных ДНР/ЛНР, получившие гражданство РФ.  Кроме того, в порядке ДЭГ для Москвы были предусмотрены некоторые отличия — например, опция отложенного голосования, позволяющая избирателю в течение суток изменить свой выбор (засчитывался последний голос). Столичные власти объясняли введение этой опции возможностью избежать волеизъявления под принуждением: если, например, первое голосование проходило под давлением работодателя, то работник мог, вернувшись домой, поменять свой выбор.

Между 2016 и 2021 явка по РФ выросла с 47,9% до 51,72% в относительных показателях, в абсолютных – с 52.700.992 до 56.484.685 (на 3.783.693). При этом в целом на ДЭГ по России проголосовало 2.530.839 избирателей, то есть это число составляет 67% роста явки.

То, что вклад ДЭГ является существенным, как наглядно показывает Москва, на которую пришлось 76,8% проголосовавших по ДЭГ. B Москве, в результате, явка между 2016 и 2021 поднялась с 35,3% до 50,12%. Именно голосование по ДЭГ привело к тому, что

если до введения результатов ДЭГ в ГАС «Выборы» в девяти московских округах лидировали кандидаты от оппозиции, то после этого, ситуация кардинально изменилась, и победителями стали все 15 кандидатов, поддержанных мэром Сергеем Собяниным. При этом результаты ДЭГ в Москве были опубликованы лишь 12 часов спустя после завершения выборов, когда были известны необходимые для победы кандидатов власти объемы «недостающих» голосов. Результаты ДЭГ вызвали жесткую критику, а его система, лишенная общественного контроля, по мнению представителей оппозиции и многих представителей общественности, привела к фальсификации итогов голосования.

23 сентября члены московских участковых и территориальных избирательных комиссий вместе с наблюдателями на выборах выступили за отмену результатов ДЭГ в Москве. Они обратились с открытым письмом к руководителю общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве Алексею Венедиктову. В письме говорится что система электронного голосования «является инструментом фальсификаций» и перечисляются причины по которым ДЭГ признавать нельзя. Отмечено, что:

– на участки неоднократно приходили избиратели которые с удивлением обнаруживали что зарегистрированы в ДЭГ, тогда как они этого не делали;

– имели место «технические сбои», в результате которых не обеспечивалось непрерывное наблюдение за работой ДЭГ даже в той заведомо недостаточной степени, которая была предоставлена;

 – около 300 тысяч избирателей изменили свой голос в ДЭГ[9].

Результаты ДЭГ по регионам

 Курская областьМурманская областьНижегородская областьРостовская область (точных данных, сколько проголосовало из ДНР/ЛНР нет)Ярославская областьМоскваСевастополь
Явка регион всего424788 (47%)257491 (43,83%)1246472 (48,47%)1659674 (48,8%)436834 (43,4%)3903133 (50,12%)166555 (49,27%)
Явка регион без ДЭГ377834 (41,8%)211496 (36%)1130397 (44%)1381816 (40,63%)355088 (35,28%)1959543 (25,16%)  147934 (43,46%)
ДЭГ469544599511607527785881746194359018621
ЕР без ДЭГ162522 (43%)73177 (34,6%)570812 (50,5%)668699 (48,4%)97407 (27,43%)573823 (29,3%)83256 (56,3%)
ЕР на ДЭГ21843 (46,52%)18789 (40,85%)50003 (43,08%)186052 (66,96%)31855 (38,97%)847592 (43,6%)10016 (53,79%)

Что касается ключевых изменений электоральной географии по стране, то впервые с 2000-х «Единая Россия» проиграла в 4 регионах, заняв лишь второе место (Якутия, Хабаровский край, Ненецкий АО, Марий Эл). Еще в 12 регионах КПРФ заняла второе место после ЕР с небольшим отрывом (Республика Алтай, Коми, Хакасия, Алтайский край, Приморский край, Амурская область, Ивановская область, Иркутская область, Костромская область, Сахалинская область, Ульяновская область, Ярославская область). Как хорошо заметно, среди этих регионов доминируют регионы Сибири, Дальнего Востока и Севера, где КПРФ окончательно заместила в качестве «партии №2» ЛДПР.

Худший результат у партии в относительных цифрах в Хабаровском крае (24,51%), Ненецком АО (29,06%), Республике Коми (29,44%), Кировской области (29,54%), Ярославской области (29,72%). В этих пяти регионах у нее менее 30%.

Еще в 37 регионах у ЕР от 30% до 40% (Республики Алтай, Калмыкия, Марий Эл, Якутия, Удмуртия, Хакасия, Чувашия; Алтайский край, Забайкальский край, Камчатский край, Красноярский край, Пермский край, Приморский край; Амурская, Архангельская, Владимирская, Вологодская, Ивановская, Иркутская, Калужская, Костромская, Курганская, Мурманская, Новгородская, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Орловская, Сахалинская, Свердловская, Смоленская, Тверская, Томская, Ульяновская, Челябинская области; Москва, Санкт-Петербург). Это самая большая группа регионов – почти половина страны.

Лучшие результаты «Единой России» в Чечне (96,13%), Тыве (85,34%), Дагестане (81,2%), Карачаево-Черкессии (80,06%), Кабардино-Балкарии (79,2%), Татарстане (78,7%), Северной Осетии (71,12%), Кемеровской области (70,75%), ЯНАО (68,92%), Башкортостане (66,7%), Адыгее (66,45%), Мордовии (66%), Брянской области (64,32%), Крыму (63,33%), Ставропольском крае (61,83%), Краснодарском (60,98%). Таким образом, в 16 регионах она набрала более 60% голосов.  Еще в 13 регионах она набрала от 50% до 60% (Краснодарский край; Белгородская, Волгоградская, Воронежская, Магаданская, Пензенская, Ростовская, Саратовская, Тамбовская, Тульская, Тюменская области; Севастополь; Еврейская АО). В 14 регионах у ЕР от 40% до 50%.

Итоги голосования за основные партии по регионам

Регион«Единая Россия»КПРФ«Справедливая Россия»ЛДПР«Новые люди»
Республика Адыгея66,45%14,57%3,94%6,54%2,78%
Республика Алтай38,5%30,09%8,85%7,85%4,92%
Республика Башкортостан66,7%14,74%2,62%8,67%2,79%
Республика Бурятия42,63%26,75%3,56%5,74%11,22%
Республика Дагестан81,2%6,2%5,56%2,49%0,79%
Республика Ингушетия85,18%3,65%5,13%1,77%0,6%
Кабардино-Балкарская Республика79,2%16,69%2,9%0,35%0,07%
Республика Калмыкия39,52%25,97%5,86%3,44%12,23%
Карачаево-Черкесская Республика80,06%13,02%2,01%1,88%0,33%
Республика Карелия31,69%16,01%11,73%9,77%7%
Республика Коми29,44%26,88%8,33%11,96%9,57%
Республика Крым63,33%9,15%5,93%7,75%3,96%
Республика Марий Эл33,43%36,3%6,48%7,94%6,15%
Республика Мордовия66%12,99%4,3%7,75%2,99%
Республика Саха (Якутия)33,22%35,15%8,19%5,14%9,87%
Республика Северная Осетия – Алания71,12%11,49%10,54%1,43%0,56%
Республика Татарстан78,71%9,6%2,68%2,8%1,01%
Республика Тыва85,34%4,2%2,99%1,82%2,28%
Удмуртская Республика35,63%25,31%9,19%9,64%7,37%
Республика Хакасия33,36%29,85%6,58%8,02%9,85%
Чеченская Республика96,13%0,75%0,93%0,11%0,24%
Чувашская Республика37,18%22,51%14,91%6,78%5,71%
Алтайский край33,67%30,54%9,85%9,09%6,09%
Забайкальский край38,66%19,99%8,34%12,15%9,36%
Камчатский край34,76%23,87%6,92%11,66%8,75%
Краснодарский край60,98%15,5%6,34%5,6%4,67%
Красноярский край34,64%22,87%6,14%13,68%7,84%
Пермский край33,69%22,75%10,8%9,85%8,64%
Приморский край37,42%28,24%6,19%7,71%5,59%
Ставропольский край61,83%14,92%9,3%4,79%2,63%
Хабаровский край24,51%26,51%6,46%16,18%7,72%
Амурская область34,32%26,51%5,54%14,17%7,04%
Архангельская область32,21%18,7%11,17%12,92%9,68%
Астраханская область48,1%17,84%12,2%5,34%5,68%
Белгородская область51,65%18,67%6,88%7,23%5,51%
Брянская область64,32%13,7%4,97%8,6%2,33%
Владимирская область37,64%25,95%7,78%9,42%7,31%
Волгоградская область58,43%14,77%5,77%11,12%3,01%
Вологодская область34,31%21,7%10,34%12,46%7,55%
Воронежская область55,9%19,51%5,21%6,06%5,07%
Ивановская область36,24%28,02%7,63%9,38%5,9%
Иркутская область35,53%27,81%6,67%8,58%9,81%
Калининградская область40,99%20,18%8,96%9,59%6,17%
Калужская область36,33%22,03%10,81%9,44%8,18%
Кемеровская область70,75%9,35%5,69%6,24%1,85%
Кировская область29,54%18,27%18,44%12,8%8,18%
Костромская область30,26%28,47%11,42%9,93%8,5%
Курганская область36,07%23,43%10,51%11,78%6,61%
Курская область43,48%19,89%8,04%10,67%6,82%
Ленинградская область43,1%18,41%9,75%8,34%6,59%
Липецкая область48,65%21,15%5,96%7,76%4,39%
Магаданская область50,08%20,67%4,91%8,95%5,23%
Московская область45,68%20,65%7,19%7,47%5,16%
Мурманская область35,81%17,81%11,21%11,06%8,56%
Нижегородская область49,95%19,2%8,55%7,14%5,18%
Новгородская область32,51%21,33%14,37%9,24%7,63%
Новосибирская область35,25%25,86%6,94%9,61%8,71%
Омская область32,9%31,19%8,26%7,22%7,62%
Оренбургская область38,36%26,16%7,58%9,44%6,03%
Орловская область38,83%21,86%10,16%8,8%5,99%
Пензенская область56,21%17,24%6,09%7,5%4,89%
Псковская область40,07%21,52%9,05%8,64%6,23%
Ростовская область51,59%20,19%6,42%6,97%5,17%
Рязанская область47,79%19,99%8,22%6,79%5,65%
Самарская область44,3%23,29%6,32%7,45%5,63%
Саратовская область59,84%20,74%4,1%5,15%2,85%
Сахалинская область35,73%28,63%5,2%8,89%9,07%
Свердловская область34,69%21,3%12,85%8,58%8,24%
Смоленская область39,94%22,81%7,58%11,25%5,97%
Тамбовская область56,92%15%4,72%4,87%2,45%
Тверская область35,4%23,04%9,97%9,88%6,61%
Томская область32,7%22,43%8,52%12,06%9,36%
Тульская область52,88%16,85%7,49%6,61%5,44%
Тюменская область51,33%13,5%10,24%11,53%4,48%
Ульяновская область39,03%33,14%5%7,4%5,36%
Челябинская область34,31%19,68%17,25%7,83%8,3%
Ярославская область29,72%22,74%19,2%8,97%7,86%
Москва36,97%22,67%7,35%7,08%7,09%
Санкт-Петербург35,07%17,98%10,81%6,22%7,55%
Севастополь56,45%12,62%7,55%8,57%5,3%
Еврейская автономная область56,39%18,74%5,36%8,19%3,32%
Ненецкий автономный округ29,06%31,98%7,97%11%6,48%
Ханты-Мансийский автономный округ42,3%17,73%5,78%12,38%6,39%
Чукотский автономный округ46,71%12,49%6,26%15,16%4,95%
Ямало-Ненецкий автономный округ68,92%7,16%4,04%13,49%1,2%

Заключение

Несмотря на сохранение формального доминирования «Единой России», избирательные кампании 2016 и 2021 прошли совершенно по-разному, в рамках совершенно разных драматургий и политических ситуаций.

Кампания 2021 была намного более жесткой и конкурентной, как по партийным спискам, так и по мажоритарным округам. Произошлo усилениe политической дифференциации между регионами, рост поляризации в протестных регионах, а также резкое усиление оппозиционности и доминирования среди легальной оппозиции одной из партий – КПРФ. С высокой долей вероятности, борьба власти с КПРФ станет одним из главных сюжетов российской политики на ближайшее время.

В условиях роста протестных настроений, власти были вынуждены впервые с начала 2000-х пропустить в парламент пятую партию – «Новые люди». Однако ее политическое будущее и вероятная роль в дальнейшем пока остаются крайне неопределенными.


[1]Индексы социального самочувствия ВЦИОМ. https://wciom.ru/ratings/indeksy-socialnogo-samochuvstvija

[2] Прокуратура потребовала признать ФБК и штабы Навального экстремистскими. 16.04.2021. https://www.rbc.ru/politics/16/04/2021/6079b2bf9a794761d4e7fa83

[3]Российские власти сообщили о более чем 17 тысячах задержанных на зимних акциях 2021 года. 11.06.2021. https://ovdinfo.org/news/2021/06/11/rossiyskie-vlasti-soobshchili-o-bolee-chem-17-tysyachah-zaderzhannyh-na-zimnih

[4] Последствия акций протеста из-за заключения Навального. Хроника, часть 2. 22.04.2021 https://ovdinfo.org/news/2021/06/11/rossiyskie-vlasti-soobshchili-o-bolee-chem-17-tysyachah-zaderzhannyh-na-zimnih

[5]Дюрягина К. «Открытая Россия» объявила о самоликвидации. 27.05.2021. https://www.kommersant.ru/doc/4828390?from=hotnews

[6] «Новые лишенцы»: за что граждан России массово поражают в праве быть избранными на выборах в 2021 году. 22.06.2021. pdf https://www.golosinfo.org/articles/145272

[7] https://wciom.ru/ratings/reiting-politicheskikh-partii/

[8]Шпилькин С. От обнуления — к удвоению. // Новая газета. № 106 от 22 сентября 2021.
https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/21/ot-obnuleniia-k-udvoeniiu

[9] Результаты ДЭГ: проконтролировать нельзя оставить. https://roskomsvoboda.org/post/electronic-voting-2021/