Команда Free Russia Foundation осуждает преступления путинского режима против Украины
Федор Крашенинников

Политолог, журналист и общественный деятель

Мар 07, 2022
«Военная» эмиграция и будущее России

Все то, что произошло с Россией и в России в первые десять дней войны, можно будет детально понять и проанализировать только через много лет, когда станут доступными все данные и когда история все расставит на свои места – кто был прав, кто виноват, чьи надежды и пророчества сбылись и чья вера была не напрасна.

Среди множества случившегося в это время нельзя не отметить стремительный и массовый отъезд из России десятков тысяч людей. За то время, пока из России еще можно было улететь хоть куда-то, из всех мегаполисов страны много раз в сутки улетали огромные лайнеры в Стамбул, Ереван, Баку, Ташкент и Бишкек. Многих людей удержало в России отсутствие въездных виз. Дальнейшие планы для многих россиян остаются туманными – пересидеть войну в Турции или в Грузии, попытаться куда-то еще получить визы. Социальные сети забиты лаконичными сообщениями об отъезде из России и душераздирающими историями про самолеты, битком набитые айтишниками, психологами, продюсерами, журналистами, бизнесменами, членами их семей и домашними животными.

Именно бросающееся в глаза множество людей с переносками для домашних животных служит самым заметным маркером того, что люди улетают не на короткий период. Другим тревожным показателем стали фантастические цены на отнюдь не самые ходовые в это время года направления – и все равно люди раскупают билеты и уезжают.

Отдельного упоминания заслуживают пусть и не массовые, но довольно частые случаи негативных высказываний пограничников в адрес уезжающих. Например, нередко можно услышать фразу: «Вы же понимаете, что обратно мы вас не пустим?» Скорее всего, это частные мнения, но современное законодательство России так устроено, что жизнь за границей неизбежно ведет к «преступлениям»: контакты с нежелательными и запрещенными организациями, высказывания по запретным в России темам, употребление запрещенных терминов и многое другое.

Наверное, в истории России был только один период, когда за считанные дни из России уезжало столько людей, связанных между собой лишь одним – неготовностью принять ту новую реальность, которая восторжествовала в стране. Я говорю об эвакуации белой армии из Крыма в ноябре 1920 года, когда за три дня из России выехали около 165 000 человек. В 2022 году эвакуировалась не разбитая армия, и гражданской войны в России не было, но в моральном смысле общее у этих событий есть. В эти дни Россию покинули те, кто больше не увидел для себя возможностей остаться в ней, так как власти демонстративно и однозначно лишили их всего, что было им важно, привычно и дорого – перспектив, работы, образа жизни, возможности свободно перемещаться по миру и вообще чувствовать себя свободными людьми в свободном мире. По подсчетам наблюдателей, одних только журналистов федеральных СМИ за эти дни войны уехало 150 человек – и это уже после непрекращающегося много лет отъезда оппозиционных журналистов из России.

Сколько всего людей покинули Россию в первые 10 дней войны? С учетом множества рейсов из разных городов, речь, очевидно, идет о нескольких тысячах ежедневно уезжавших. В один только Ереван, по сообщению местных источников, ежедневно прилетало из России по 20-25 рейсов. Сюда надо добавить людей, пересекавших сухопутные границы от Финляндии до Казахстана. По заявлениям властей Грузии, только в их страну за несколько дней разными способами въехало около 30 тысяч граждан России.

Очевидно, для многих из тех, кто покидал Россию в последние годы и месяцы с надеждой вернуться при первой возможности, именно война и сопутствующие ей стремительные изменения жизни в России стали последним доводом признаться себе, что они уехали из своей страны надолго или даже навсегда. Наконец, с самого начала напряженности вокруг Украины в 2021 году и все громче звучавших угроз ввести санкции, многие компании, особенно в сфере IT, озаботились релокацией своих сотрудников – в последние недели перед началом войны Россию уже начали покидать те, кто в иной ситуации возможно никуда бы не поехал или не сделал бы это так быстро. И получается, что по самому приблизительному подсчету, речь может идти о 50-60 тысячах граждан России срочно покинувших ее в дни войны, но, может быть, с учетом всего упомянутого, реальное число покинувших страну приближается к 100 тысячам или даже превышает это количество.

Несмотря на надвигающийся кризис авиаперевозок, остановить отъезд из России тех, кому в ней вдруг стало неуютно, может только закрытие границы изнутри – впрочем, и это едва ли теперь кого-то удивит. Если война будет длиться долго, то эта мера практически неизбежна.

Пока хоть в каком-то виде границы будут открыты, поток отъезжающих не иссякнет: собраться за несколько дней и уехать буквально в никуда многие не успели по объективным и субъективным причинам, но они могут сделать это чуть позже. Серьезным ограничением стали и введенные против России санкции, и реакция на них руководства России: проблемой стало уехать из России с деньгами, при чем речь идет не о вывозе миллионов, а о скромных суммах семейных сбережений. По сути, эти меры больше осложнили жизнь не тем, кто остался в России, где карточки и платежи все-таки работают, а тем, кто из нее уехал.

Конечно, на фоне трагедии Украины, в которой из-за нападения путинской России, миллионы людей становятся беженцами, поток беженцев из России остается в тени, а сами эти люди не только не получают никакой особой помощи, но и страдают от вводимых против путинского режима санкций. Тем не менее для будущего России – ближайшего и отдаленного – эта волна эмиграции значит очень многое.

В каком-то смысле эти люди – жертвы «холодной» гражданской войны, которую развязала путинская власть в последние годы, и которую они проиграли. Впрочем, в настоящей гражданской войне за свое видение будущего люди воюют с оружием в руках, в холодной же безоружна только одна сторона – граждане. Путинская диктатура и вооружена, и не стесняется применять все имеющиеся в ее распоряжении средства. После протестов 2012 года Путин даже перестал изображать терпимость к иному мнению: всех несогласных с ним он предпочел просто записывать во враги и не тратить сил на попытки понравиться им, переубедить их, достичь с ними компромисса. С весны 2012 года началось натравливание «простых трудяг-работяг» на «офисных хомячков» и всякий прочий «креативный класс». После захвата Крыма в 2014 году уровень ненависти поднялся еще выше и несогласных с режимом начали методично превращать в предателей Родины и врагов народа.

Нельзя сказать, что никакой ответной реакции не было. Все эти годы противники диктатуры в России, прежде всего молодежь и пресловутый средний класс, пытались что-то сделать – рос социальный активизм, волонтерское движение, политическая активность. Сейчас уже кажется фантастикой, что в 2017-2020 годах в России был пик легального политического активизма, связанного с деятельностью Алексея Навального и его команды. В итоге удавалось не только влиять на результаты выборов, но даже побеждать в региональных кампаниях.

Однако в 2020 году Путин перешел в решающее наступление. Глядя из 2022 года, все начинает выглядеть так, что к войне в Кремле готовились давно и основательно. И в этом смысле логично, что за год до выборов в Государственную Думу (которая должна была продемонстрировать сверхлояльность Путину в дни войны и сделала это) и за полтора года до начала войны пытались убить лидера самого влиятельного антипутинского движения в России. Убить Навального не получилось, но позор на глазах всего мира не только не остановил Путина, но, возможно, и подтолкнул его к отказу от всякой маскировки своих намерений и сути созданного в России режима. С этого времени в России началась новая эпоха, логичным продолжением которой стала война с Украиной и разрыв со всем цивилизованным миром.

Жестокий разгон митингов в поддержку Навального в январе 2021 года стал лишь прелюдией к тому, что случилась позднее. За несколько месяцев команда Навального была фактически объявлена вне закона, а те ее члены, кто не успел вовремя покинуть Россию, оказались в тюрьме. Репрессивное законодательство ужесточалось постоянно, были разгромлены и запрещены все неугодные власти правозащитные и общественные структуры.

В итоге, к началу войны с Украиной в России все было готово для того, чтобы добить и додушить то, что еще жило и сопротивлялось. Несмотря на все это и на уже упомянутый массовый отъезд, граждане России все равно выходят на протест и задержанных на антивоенных акциях уже больше, чем на акциях в поддержку Навального.

Тем не менее перспективы какого-то широкого протестного движения в России туманны. Теперь к страху репрессий и выбыванию из участников протестов тех, кто уже оказался под судом или под стражей, добавляется еще один фактор – физический отъезд из страны существенной части тех, кто или ходил на протестные акции, или рано или поздно присоединился бы к ним. 100 000 человек – это большие митинги в 10 городах, если уж считать совсем прямолинейно. Во многих городах России может возникнуть ситуация, когда те самые несколько сот или тысяч человек, которые выходили на все протестные акции, уехали. То есть выходить будут или те, кто никогда этого не делал, или почти никто. С ухудшением социально-экономических показателей, протест может стать иным и приблизиться к казахстанскому варианту, когда отчаявшиеся люди выходят на улицы, не имея ни авторитетных лидеров и программы, ни опыта участия в акциях и легко становятся сначала жертвами провокаторов, а потом и карательных действий властей.

Никто не говорит, что все уехавшие были участниками протестного движения, но очевидно, что это часть той среды, откуда в протест приходили люди, пожертвования, идеи и поддержка. Больнее всего думать о том, с чем и с кем останется Россия после того, когда путинский режим рухнет. Если это случится через много лет, большая часть уехавших едва ли вернется в покинутую страну – на новом месте уже будут пущены корни и начнется новая жизнь. Разрушенная путинской политикой страна окажется в тупике: пропутинская административно-силовая и экономическая элита будет полностью дискредитирована, а другую будет просто неоткуда набрать. Это создаст условия для постоянной политической нестабильности в России и перспективы для возвращения путинистов на первых же выборах – просто за неимением силы, которая бы могла им противостоять. Западный мир не может и не должен «умыть руки» и стигматизировать Россию и особенно тех, кто из нее уехал в последние годы. С российской эмиграцией надо постоянно и целенаправленно работать, чтобы после падения путинского режима у страны был шанс измениться и вернуться на нормальный путь развития, стать союзником Запада навсегда.