Tag Archives: Политические заключенные

Азат Мифтахов, аспирант механико-математического факультета МГУ и сторонник анархистских взглядов, находится под следствием по двум эпизодам. По двум уголовным делам обвиняется по ч. 2 ст. 213 («Хулиганство группой лиц по предварительному сговору», до 7 лет лишения свободы) и подозревается по ч. 1 ст. 223.1 («Незаконное изготовление взрывчатых веществ и взрывных устройств», до 6 лет лишения свободы) УК РФ в нападении на офис «Единой России» и в изготовлении СВУ соответственно.

В первом случае Мифтахову было предъявлено обвинение в причастности к нападению на офис, принадлежащий партии «Единая Россия» 31 января 2018 года, а во втором случае он подозревается в изготовлении самодельного взрывного устройства, обнаруженного 11 января 2018 год в подмосковном городе Балашиха. По уголовному делу по ч. 2 ст. 213 УК РФ 12 февраля 2019 года взят под стражу решением суда, фактически лишён свободы с 1 февраля 2019 года.

Преследование Азата Мифтахова, с точки зрения Правозащитного центра «Мемориал», является одним из наиболее ярких и откровенных примеров использования «юридических» процедур для подавления неугодной властям общественной активности. Мы не располагаем всей информацией об общественно-политической активности Мифтахова и о том, действительно ли он участвовал в деятельности анархистского и антирейдерского движения. Тем не менее, фактически обстоятельства дела позволяют с уверенностью говорить о том, что его преследуют именно в связи с этими формами активности из-за убеждённости силовиков в его связи с ними (даже если она является ошибочной).

Доказанным, с нашей точки зрения, является то, что в отношении Мифтахова и других фигурантов дела о взрывчатке в Балашихе применялись пытки. Именно в то время, когда они применялись, адвокат Сидоркина пыталась пройти в МУ МВД «Балашихинское», где незаконно удерживали задержанных. Мифтахов утверждает, что в его отношении применялась пытка шуруповёртом (следы на теле зафиксированы ОНК и его защитой), при этом ему угрожали, что подвергнут сексуальному насилию с использованием этого инструмента. Факт пыток подтвердили и задержанные 1 февраля 2019 года Илья Губский и Даниил Галкин, рассказавшие о них «Медиазоне».

Впрочем, даже использование пыток не помогло силовикам осуществить правдоподобную фабрикацию уголовного дела. Мифтахов был дважды задержан по не связанным друг с другом уголовным делам. Аргументы следствия о причастности активиста к инкриминируемым преступлениям были при этом настолько несостоятельны, что его взяли под стражу только с третьей попытки, что является практически уникальным.

Политический мотив преследования Мифтахова и других анархистов при этом очевиден. На фоне непрекращающихся репрессий против анархистов и антифашистов, резко усилившихся в 2017-2018 годах, возбуждение в отношении него сразу 2 уголовных дел является очевидной попыткой дальнейшего ослабления анархистского движения в целом и «Народной самообороны» в частности. Органы государственной власти, в первую очередь ФСБ, культивируют образ анархистов, представляющих общественную опасность, причастных к терроризму и к попыткам дестабилизации общественно-политической сферы. Задержанных анархистов при этом рутинно и практически неприкрыто пытают.

Одновременно с с этим происходит подавление всякой несистемной, неформальной самоорганизации, особенно, хотя и не только, молодёжной. Об этом говорят многочисленные сфабрикованные дела в отношении неугодных силовикам лиц иных взглядов (общеоппозиционных, националистических, религиозных и т.п.).

Активисты «Народной самообороны» в связи с этим полагают, что задержание Азата Мифтахова связано с попыткой силовиков сфабриковать «большое» дело в отношении лиц, так или иначе связанных с этой организацией, о создании экстремистского сообщества, аналогичное делам «Сети» и «Нового Величия». Мифтахову ещё до задержания с июля 2018 года прямо угрожали в анонимных телеграм-каналах, связываемых с силовыми структурами. В частности, в них распространили ложную информацию о его задержании в Нижнем Новгороде 16 января 2019 года и выложили скан его паспорта. В тот же день в его комнате в аспирантском общежитии прошёл обыск.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Азата Мифтахова политзаключённым. Мы требуем его немедленного освобождения и прекращения фабрикации уголовных дел в его отношении.

Мы также требуем привлечения к ответственности сотрудников силовых структур, причастных к этой фабрикации, в т.ч. к пыткам задержанных в рамках уголовных дел в отношении анархистов.

Смышляев Максим Николаевич, житель Ростова-на-Дону левых взглядов, на момент ареста работал в ресторане «Макдоналдс», учился на VI курсе заочного отделения Института истории и международных отношений ЮФУ. Осуждён к 10 годам колонии строгого режима по ч. 3 ст. 205.1 УК РФ («Пособничество в подготовке террористического акта») в том, что якобы оказал помощь Артуру Панову, несовершеннолетнему гражданину Украины, в подготовке несостоявшегося террористического акта. Находится под стражей с 22 апреля 2016 года. Правозащитный центр «Мемориал» признал Максима Смышляева политзаключенным.

Возбуждение уголовного дела в отношении Максима Смышляева произошло на фоне непрекращающейся с весны 2014 года антиукраинской кампании в государственных средствах информации и в высказываниях официальных лиц, занимающих высшие руководящие должности в Российской Федерации. Одной из составных частей данной кампании является возбуждение уголовных дел против граждан, публично выражающих позицию по происходящему в Украине, отличную от официальной, или каким-либо образом связанных с Украиной. С нашей точки зрения, именно в свете упомянутой выше антиукраинской кампании и следует рассматривать уголовное дело против жителя Ростова-на-Дону левых взглядов.

Политические взгляды Смышляева прямо упоминаются в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 20 мая 2016 года («…по своим идеологическим и политическим взглядам являясь приверженцем коммунистических идей и противником действующих властей в Российской Федерации…»). То, что обвиняемый является «сторонником идеологии леворадикального толка и активным противником политики действующих властей Российской Федерации» указано в постановлении Ленинского районного суда города Ростов-на-Дону от 2 июня 2016 года в качестве аргумента, подтверждающего необходимость продления срока содержания Смышляева под стражей. Вышеуказанное позволяет говорить о наличии явной политической составляющей в уголовном деле. Следствие, очевидно, пытается связать Панова с левыми активистами Юга России с тем, чтобы можно было говорить о существовании связи российских оппозиционеров с украинскими радикальными группировками. Так, признанная «Мемориалом» политзаключённой Дарья Полюдова 7 декабря 2015 года была допрошена только потому, что аккаунт Панова «Артур Ромберг» числился в её друзьях «Вконтакте».

Доступные нам материалы дела позволяют убедительно говорить о невиновности Смышляева в содействии готовящемуся теракту. У следствия нет каких-либо доказательств того, что Смышляев воспринимал переписку с 17-летним подростком в качестве подготовки к терактам, при обыске у него не было обнаружено каких-либо запрещённых предметов (оружия, взрывчатых веществ или частей СВУ). Фактически, следствие ссылается лишь на факт общения Смышляева с Пановым, начавшегося по инициативе последнего, предложившего Смышляеву участвовать в противозаконной деятельности.

Применительно к критериям Правозащитного центра «Мемориал» Максим Смышляев является политзаключённым в связи с тем, что лишение свободы было применено в связи с его политическими убеждениями в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах или Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, при отсутствии состава правонарушения.

«Мемориал» признал политзаключённым россиянина Владимира Домнина. Его обвиняют в том, что он воевал в Донбассе на стороне Украины

Мы полагаем, что Домнин находился в зоне боевых действий непродолжительное время, не принимал в них непосредственного участия и не представляет опасности для общества

Жителя Москвы, националиста Владимира Домнина обвиняют в участии в деятельности экстремистской организации (часть 2 статьи 282.2 УК РФ), прохождении обучения для участия в незаконном вооружённом формировании (статья 205.3 УК РФ) и участии в таком формировании (часть 2 статьи 208 УК РФ), а также в незаконном хранении оружия и боеприпасов (часть 1 статьи 222 УК РФ). Выдвинутые против него обвинения связаны с тем, что Домнин якобы вступил в ряды запрещённого в России «Правого сектора», прошёл военную подготовку, а затем участвовал в деятельности военизированных структур этой организации в зоне проведения антитеррористической операции на востоке Украины, а также хранил дома пистолет.

Политический мотив преследования Домнина, на наш взгляд, напрямую связан с официальной российской позицией по вооружённому конфликту на востоке Украины. С одной стороны, Москва публично отрицает своё участие в конфликте, с другой — российские власти, очевидно, занимают антиукраинскую позицию. Это выражается не только в высказываниях российских чиновников и антиукраинской пропаганде в СМИ, но и в оказании помощи сепаратистским образованиям на востоке Украины и в политических преследованиях украинских граждан (Александр Шумков, Андрей Коломиец, Александр Марченко и др.) и граждан России, несогласных с проводимой государством политикой (дела Дениса Бахолдина, Дарьи Полюдовой, Андрея Бубеева и др.).

Владимир Домнин признал вину в хранении пистолета. При этом в материалах уголовного дела нет указаний на то, что Домнин применял оружие или собирался применить его в преступных целях. В этой связи мы считаем, что это обвинение не должно препятствовать его признанию политическим заключённым по остальным эпизодам.

  • Вину Домнина по остальным вменяемым ему преступлениям мы считаем недоказанной. Фактически три рассматриваемых эпизода представляют собой одно и то же деяние, что является вопиющим нарушением базового юридического принципа, согласно которому «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление» (часть 2 статьи 6 УК РФ).
  • Действия Домнина не представляют общественной опасности, поскольку происходили на территории Украины и не затрагивают интересы России. Обвиняемый не представлял опасности для общества после возвращения в РФ, не планировал теракты или иную преступную деятельность. На территории Украины Домнин не принимал непосредственного участия в военных действиях: даже по версии следствия, он, находясь в посёлке Марьинка Донецкой области, «неоднократно заступал в караулы… участвовал в возведении фортификационных учреждений, занимался парково-хозяйственной деятельностью… обеспечением доставки продуктов и запасов воды, организацией процессов питания его участников».
  • Обвинение Домнина в участии в «Правом секторе» незаконно, поскольку эта организация была признана в России экстремистской на основании крайне слабых аргументов с грубейшими нарушениями базовых юридических процедур.

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», считает Владимира Домнина политическим заключённым. Мы призываем прекратить его преследование по ст. 205.3, ч. 2 ст. 208 и ч. 2 ст. 282.2 УК РФ, а также провести тщательное квалифицированное расследование по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Мы требуем расследовать сообщения о применении к Домнину насилия во время задержания и нарушении его прав в местах лишения свободы.

77- летний кандидат наук осуждён на 7 лет строгого режима за передачу демо-версии программы аэродинамики ракет коллеге из Китая

Отдавший полвека отечественному ракетостроению учёный был задержан ФСБ 13 мая 2015 года. По версии обвинения, замначальника Центра теплообмена и аэрогазодинамики головного центра Роскосмоса ЦНИИмаш Владимир Лапыгин переслал представителю китайского института файл, содержавший секретную программу расчёта аэродинамических характеристик гиперзвуковых летательных аппаратов. 6 сентября 2016 года Лапыгин осуждён Мосгорсудом по ст. 275 УК РФ («Государственная измена») к лишению свободы на семь лет колонии строгого режима.

Дело слушалось в закрытом режиме. Владимир Лапыгин вину не признал. В самом факте пересылки демо-версии программы Лапыгин не видел ничего криминального, он, по его словам, не скрывал своего намерения заключить взаимовыгодный контракт от имени ЦНИИмаш с китайцами и обсуждал эту идею с коллегами — это входило в его прямые служебные обязанности.

Суду были представлены веские доказательства того, что переданный иностранцу файл не содержал государственной тайны. Заключения же экспертных комиссий, сделанных на стадии следствия и суда, по утверждению защиты, произведены некомпетентными лицами под давлением ФСБ. Сторона обвиняемого была лишена участия в выборе экспертов.

Так, на суде выступили известные учёные, профессора, доктора физико-математических наук, академик РАН, которые пояснили, что имеется множество программ, аналогичных той, демо-версию которой Лапыгин переслал в Китай. Они опубликованы и публично доступны. Свидетелем защиты выступил и сам автор программы, учёный из ЦНИИмаша А. Б. Горшков. Он перечислил источники сведений, которые использовал в своей работе, научные работы и гранты, в рамках которых создавалась, использовалась и дорабатывалась программа — все они не имеют степени секретности и опубликованы в открытых источниках.

Учёные заявили в суде, что методы, использованные при написании такого рода программ, давно известны науке и не могут составлять гостайну.

В феврале 2017 года с открытым письмом к президенту Путину обратились 23 учёных, среди которых лауреаты Государственных премий, академики РАН, коллеги осуждённого. Они просили помиловать Лапыгина: «Для 76-летнего человека с последствиями двух серьезнейших ДТП любой срок в колонии строгого режима равносилен смертному приговору».

В марте 2017 года Владимир Лапыгин подал прошение о помиловании на имя президента РФ.

В октябре 2018 комиссия Тверской области по вопросам помилования, созданная правительством региона, не нашла «обстоятельств, имеющих существенное значение для применения акта помилования» и рекомендовала президенту Владимиру Путину отклонить ходатайство учёного.

Уголовное преследование Владимира Лапыгина практически совпадает по времени с другими так называемыми «шпионскими» делами и «делами о госизмене». Мы полагаем, что конвейер «шпионских» дел используется субъектами властных полномочий для упрочения власти. ФСБ таким образом имитирует деятельность повышенной государственной важности, а конкретные офицеры обеспечивают себе карьерный и материальный рост.

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ в 2016 году число осуждённых по статье 275 УК РФ о госизмене составило 14 человек. Резкий рост числа таких дел произошёл в 2014 году. Тогда количество осуждённых по этой статье увеличилось в 4 раза по сравнению с предыдущим годом и сохраняется с тех пор примерно на том же уровне. Это является следствием сознательной государственной политики и пропаганды, создающей в обществе атмосферу военного времени, сопровождающейся поиском «пятой колоны» и «врагов государства». Для поддержания этой атмосферы требуются новые уголовные дела против «шпионов» и «изменников Родины», в результате чего деятельность правоохранительных органов оказывается направлена на фабрикацию уголовных дел, искусственную криминализацию совершенно законных действий граждан.

Правозащитный центр «Мемориал» считает Владимира Ивановича Лапыгина политическим заключённым. Мы требуем немедленно его освободить, а также привлечь к ответственности должностных лиц, виновных в его преследовании.

Правозащитный центр “Мемориал” признал четырех жителей Калининграда, обвиняемых по делу Балтийского авангарда русского сопротивления (БАРС), в качестве политических заключенных. Оршулевич Александр Владимирович 26.11.1988 года рождения первоначально обвинялся по ч. 1 ст. 282.1 УК РФ («Создание экстремистского сообщества»), Иванов Игорь Романович 17.06.1996 года рождения, Мамаев Александр Аркадиевич 24.12.1960 года рождения и Сенцов Николай 08.11.1971 года рождения по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе»). Три подсудимых – Оршулевич, Иванов и Мамаев – находятся под стражей с 27 мая 2017 года. Сенцов находится под стражей с 27 сентября 2017 года.

30 января 2017 года Прокуратура Калининградской области направила на имя главы «Балтийского авангарда русского сопротивления» («БАРС») Александра Оршулевича официальное предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, в котором предложила в двухмесячный срок принять организационные и практические меры, направленные на недопущение в дальнейшем нарушений закона о противодействии экстремистской деятельности. После этого Оршулевич сложил с себя полномочия руководителя «БАРС» и вышел из организации, а незарегистрированная организация весла изменения в свой устав.

Тем не менее, 27 мая 2017 года следственный отдел УФСБ России по Калининградской области возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282.1 УК РФ («Создание экстремистского сообщества» – до 10 лет лишения свободы) в отношении местного националиста Александра Оршулевича. Ему инкриминировали организацию деятельности экстремистского сообщества, которым и был объявлен «БАРС». По версии следствия, изложенной в постановлении о возбуждении уголовного дела, «целью создаваемого экстремистского сообщества Оршулевич А.В. определил насильственный захват власти в Калининградской области путём совершения ряда экстремистских преступлений, направленных в том числе на выход Калининградской области из состава Российской Федерации и её независимое существование в составе Евросоюза».

Помимо Оршулевича были задержаны Игорь Иванов, являвшийся председателем «БАРСа» с 18 февраля 2017 года, и Александр Мамаев (отец Николай), священник Российской православной церкви (РосПЦ, также известна как РПЦЗ). В их отношении тоже была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, и предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 282.1 УК РФ («Участие в экстремистском сообществе» – до 6 лет лишения свободы).

27 сентября 2017 года был задержан житель города Балтийска Калининградской области Никодай Сенцов. 29 сентября в его отношении Центральный районный суд города Калининграда избрал меру пресечения в виде содержания под стражей. По сообщениям СМИ Сенцову инкриминируют участие в «БАРС», также его обвиняют в хранении якобы боевого оружия. В феврале 2018 года Николай Сенцов был признан политзаключённым ПЦ «Мемориал» в связи с явной абсурдностью дела.

26 октября 2018 года появилась информация о переквалификации обвинения и об его резком ужесточении. Вместо исключённой ст. 282.1 УК РФ Александра Оршулевича теперь обвиняют по ч. 1 ст. 205.4 («Организация террористического сообщества», до пожизненного лишения свободы), ч. 1 ст. 205.2 («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности», до 5 лет лишения свободы), ч. 1 ст. 280 («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности», до 3 лет лишения свободы), ч. 3 ст. 222 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, совершённые организованной группой», до 8 лет лишения свободы), ч. 3 ст. 222.1 («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств, совершённые организованной группой», до 12 лет лишения свободы) УК РФ. Игорю Иванову и Александру Мамаеву предъявлены те же обвинения за исключением ч. 1 ст. 205.4 — их обвиняют по ч. 2 ст. 205.4 УК РФ («Участие в деятельности террористического сообщества», до 10 лет лишения свободы), а Николая Сенцова обвиняют только по ч. 2 ст. 205.4, 3 ст. 222 и ч. 3 ст. 222.1 УК РФ.

Уголовное дело было возбуждено на фоне непрекращающейся с весны 2014 года антиукраинской кампании в государственных средствах информации и в высказываниях официальных лиц, занимающих высшие руководящие должности в Российской Федерации. Одной из составных частей данной кампании является возбуждение уголовных дел против граждан, публично выражающих позицию по происходящему в Украине, отличную от официальной, или каким-либо образом связанных с Украиной. С нашей точки зрения, именно в свете упомянутой выше антиукраинской кампании и следует рассматривать уголовное дело в отношении предполагаемых членов калининградской националистической монархисткой организации «БАРС», занимавшей последовательно антивоенную позицию. Насколько можно судить, российские власти особенно нетерпимо воспринимают «проукраинскую позицию» в среде участников националистического движения. При этом ярко выраженный оппозиционный характер деятельности «БАРС», сотрудничество данной организации с другими оппозиционными организациями, её участие в антипутинских акциях, а также требования проведения декоммунизации и переименования города в Кёнигсберг, очевидно, раздражали региональные власти и ФСБ.

В данном уголовном деле, как и в других похожих случаях, обвиняемым вменяются не сами по себе конкретные общественно опасные деяния, а действия, ставшие таковыми в связи с тем, что осуществлялись в рамках т.н. «экстремистского объединения». Все участники и руководители признаваемого экстремистским объединения, таким образом, несут коллективную ответственность за действия всех участников сообщества/организации, даже если они сами не принимали в них какого-либо участия.

Есть основания предполагать, что следствие ведётся с грубыми нарушениями, а часть доказательств может быть сфальсифицирована. По утверждению родственников, в частности жены Оршулевича Ванды, в ходе обысков и задержания силовики подкинули обвиняемым трафареты с экстремистскими надписями и балончики с краской, при этом они не дали связаться с адвокатами. Сам Оршулевич утверждает, что после задержания ему надели на голову полиэтиленовый пакет и пытали.

Что касается Александра Мамаева (отца Николая), то защита утверждает, что он вообще не был членом «БАРСа», несмотря на то, что он их духовно окормлял. Будучи иеромонахом, священником РосПЦ, он жёстко критиковал РПЦ и патриарха Кирилла, что, по мнению калининградских активистов, и могло стать одним одной из реальных причин его преследования. С учётом того, что следствие обвинило Мамаева, в том, что он якобы являлся «духовным лидером БАРС», можно утверждать, что в его преследовании прослеживается мотив прекращения законной религиозной деятельности альтернативной РПЦ церковной структуры. Следствие не инкриминирует Мамаеву и Иванову никаких противоправных действий, помимо участия в «БАРС», который являлся легальной политической организацией, и приготовления к нанесению надписей экстремистского содержания с помощью трафаретов (по версии защиты, подброшенных в ходе обысков).

Правозащитный центр «Мемориал» получил возможность ознакомиться с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого одного из фигурантов дела и убедиться в полной абсурдности новой квалификации. Предыдущие бездоказательные обвинения в организации экстремистского сообщества были переписаны с тем, чтобы у следствия появилась возможность объявить обвиняемых в терроризме.

Т.н. «террористическому сообществу» инкриминируются 3 эпизода с якобы подготовленными трафаретами, вандализмом и размещением в соцсети «Вконтакте» 5 картинок, а также новые обвинения, вызывающие недоумения у любого человека, знакомого с понятием «терроризм».

Отметим, что следствие не обвиняет фигурантов дела в том, что они планировали совершить какие-либо реальные террористические акты или использовать вышеуказанный «арсенал» для совершения насильственных преступлений. По версии ФСБ, всё это было необходимо им только в тренировочных целях. Иными словами, в данном деле мы видим продолжение ранее неоднократно зафиксированной правозащитниками тенденции, начавшейся с 2014 года и усилившейся с 2017 года, когда лиц с оппозиционными взглядами стали регулярно обвинять в создании террористических и экстремистских объединений без каких-либо серьёзных оснований. Фабрикация дела очередного «террористического сообщества», участников которого не обвиняют в совершении или подготовке ни одного террористического акта, «зато» обвиняют в расклейке листовок и подготовке нанесения экстремистских надписей на асфальте, с нашей точки зрения является свидетельством грубейшего насилия над правом и признаком возвращения к репрессивным практикам, характерным для эпохи сталинских репрессий.

ПЦ «Мемориал», согласно международному Руководству по определению понятия «политический заключённый», находит, что данное уголовное дело является политически мотивированным, направленным на удержание власти субъектами властных полномочий и на недобровольное прекращение или изменение характера публичной деятельности критиков власти. Лишение свободы было применено исключительно в связи с ненасильственным осуществлением мирных собраний и ассоциаций, мысли, совести и религии при отсутствии состава преступления, в нарушение права на справедливое судебное разбирательство, иных прав и свобод, гарантированных Конституцией России, Международным пактом о гражданских и политических правах и Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Лишение свободы явно непропорционально (неадекватно) фактическим действиям, в совершении которых он обвиняется.

Сергея Филатова, свидетеля Иеговы из Джанкоя, город на севере Крыма, обвиняют в организации деятельности экстремистской организации, которое, по версии следствия, выразилось «в проведении собраний, религиозных выступлений, а также пропаганде религиозных идей».

25 февраля на прениях в Джанкойском районном суде в Крыму сторона обвинения запросила 7 лет колонии строгого режима для свидетеля Иеговы Сергея Филатова, обвиняемого в организации деятельности экстремистской организации (часть 1 статьи 282.2 УК РФ).

По версии следствия, Филатов «не позднее 13 октября 2017 года, осуществил действия организационного характера, направленные на продолжение противоправной деятельности указанной организации [МРО Свидетелей Иеговы «Сиваш»], выразившиеся в проведении собраний, религиозных выступлений, а также пропаганде религиозных идей указанной организации, используя для этих целей жилище по месту его регистрации».

С 15 ноября 2018 года Сергей Филатов находится под подпиской о невыезде.

Ранее, 11 февраля 2020 года, прокуроры запросили 6,5 лет тюрьмы по аналогичным обвинениям в отношении другого Свидетеля Иеговы Артема Герасимова из Ялты, Крым. В тот же день полиция провела обыски по 6 другим адресам в Крыму, где проживают Свидетели Иеговы, и изъяла документы, книги, включая Библию, деньги и электронику.

В апреле 2017 года Верховный суд России признал «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» экстремистской организацией и ликвидировал её. В августе того же года все общины свидетелей Иеговы внесли в список запрещённых экстремистских организаций.

В августе 2017 года Выборгский городской суд признал перевод Библии, сделанный «Свидетелями Иеговы», экстремистским материалом.

Правозащитный центр «Мемориал» считает арестованных свидетелей Иеговы политзаключёнными и требует прекратить преследование свидетелей Иеговы, связанное с их религиозной принадлежностью.

Общее число Свидетелей Иеговы, преследуемых за их веру в Россию, достигло 206 человек. ПЦ «Мемориал» считает всех находящихся под стражей или под домашним арестом «Свидетелей Иеговы» политзаключенными и призывает немедленно их освободить. Мы также требуем прекратить уголовное преследование тех верующих, в отношении которых избраны иные меры пресечения.

Живущую в Комсомольске-на-Амуре художницу-феминистку Юлию Цветкову обвиняют в незаконном изготовлении и обороте порнографических материалов в интернете (п.«б» ч.3 ст.242 УК РФ, до шести лет) из-за того, что она администрирует феминистский бодипозитивный паблик «Монологи вагины». На этой странице публиковались нарисованные Цветковой или ранее размещённые в интернете абстрактные изображения женских половых органов и похожих на них предметов – для того, чтобы снять табу с женской физиологии. С 23 ноября 2019 года Цветкова находится под домашним арестом.

Поводом для возбуждения уголовного дела стало заявление ранее судимого гомофобного активиста Тимура Булатова. Булатов, по его собственным заявлениям, с помощью жалоб в правоохранительные органы ведёт «нравственный джихад» против ЛГБТ и толерантно относящимся к ним лицам.

Мы считаем, что уголовное преследование Юлии Цветковой вызвано её общественной деятельностью и активной феминистской позицией. Она продвигает свои взгляды абсолютно законными методами как активистка и деятельница современного искусства. В то же время её преследование укладывается в контекст государственной кампании по «защите традиционных ценностей», используемой в том числе для удержания власти в России. Уголовному преследованию Цветковой предшествовала травля художницы и её матери, и продолжительное – с февраля по ноябрь 2019 года – изучение силовиками всех её онлайн- и офлайн-проектов. Всё в совокупности это свидетельствует об искусственности и надуманности вменяемого ей преступления и явной политической мотивированности преследования.

Инкриминируемые Цветковой материалы в принципе не могут быть признаны порнографическими. Они не способствуют появлению сексуального желания, не являются натуралистичными и имеют определённую художественную и идейную ценность. Как с нашей точки зрения, так и с точки зрения видевших их экспертов, эти материалы являются порнографией не в большей степени, чем изображения половых органов в школьном учебнике по анатомии. Само по себе изображение вагин не позволяет автоматически относить материалы к «порнографическим» – в мировом искусстве и дизайне XIX-XXI вв. имеются многочисленные примеры таких изображений, обладающих значимой культурной ценностью.

Уголовное преследование Цветковой представляется тем более избирательным, что в интернете размещено большое количество значительно более откровенных и натуралистичных материалов, в связи с которыми уголовные дела не возбуждаются. Само предположение, что кто-то мог бы воспринять рисунки, размещённые Цветковой, в качестве порнографии представляется в современных информационных реалиях абсурдным. Аналогично нелепым анахронизмом представляется грубое вмешательство силовых структур в творческие вопросы, попытки криминализировать современное искусство и возложение на дознание МВД функций искусствоведов.

Правозащитный центр «Мемориал», согласно международному руководству по определению понятия «политический заключённый», признаёт Юлию Цветкову политической заключённой. Мы призываем закрыть абсурдное дело о якобы распространении порнографии и немедленно освободить активистку из-под домашнего ареста.

Шумков Александр Сергеевич, проживал в Херсоне, является гражданином Украины, на момент его похищения служил в ВСУ на должности стрелка батальона охраны, был похищен на границе между Украиной и Россией в августе 2017 года. В сентябре 2017 года стало известно, что военнослужащему Вооружённых Сил Украины Александру Шумкову Следственным управлением СК РФ по Брянской области было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 282.2 УК РФ («Участие в деятельности экстремистской организации»), в связи с якобы членством в запрещённом в России «Правом секторе». 4 декабря 2018 года и.о. председателя Севского райсуда Брянской области Виктор Рухмаков приговорил Александра Шумкова к 4 годам колонии общего режима.

Правозащитный центр «Мемориал» признает Шумкова политическим заключенным и требует немедленно освободить его из-под стражи.

По версии защиты, Шумков, как дознаватель военной прокуратуры Украины, ехал на встречу с информатором, который должен был предоставить ему информацию о поставщиках наркотических веществ с территории самоправозглашённых ДНР/ЛНР в Одесскую и Днепровскую области Украины. Неподалеку от российско-украинской границы, на месте встречи с информатором, на машину, в которой передвигался Шумков, якобы было совершено нападение, он был обездвижен ударом электрошокера и в бессознательном состоянии вывезен на территорию РФ.

Известно, что Шумков участвовал в событиях на Майдане, в 2014 году работал охранником лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша, после чего пошёл служить в ВСУ, и, по утверждению родственников, на момент задержания не являлся членом данной организации. Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого, имеющегося в распоряжении Правозащитного центра «Мемориал», Шумков был официально задержан 6 сентября 2017 года.

Обвинение сводится к тому, что «Шумков А.С., зная о том, что деятельность организации «Правый сектор» направлена в том числе на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушения целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, а также пропаганду, оправдание и осуществление экстремистской деятельности на территории Российской Федерации и республики Украина, а одной из заявленных целей «Правого сектора» является осуществление вооружённого противодействия «российской агрессии в Крыму», разделяя основные идеи и принципы украинской организации «Правый сектор», добровольно не вышел из состава указанной организации, продолжил активно принимать участие в деятельности организации «Правый сектор», в проводимых указанной организацией мероприятиях, в том числе боевых операциях в зоне АТО вплоть до 23 августа 2017 года».

Основания признания политзаключённым

Деятельность «Правого сектора» запрещена ВС РФ на территории Российской Федерации, тогда как Александр Шумков, согласно обвинению, принимал в ней участие только на территории Украины, являясь её гражданином. Утверждение, что деятельность «Правого сектора» на Украине направлена «на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства» представляется нам надуманным, как и бездоказательное утверждение о том, что Шумков, вступая в «Правый сектор», действовал против интересов России.

Обоснованность запрета «Правого сектора» также вызывает сомнение. Аргументация относительно данной организации в соответствующем решении Верховного суда РФ от 17 ноября 2014 года не выдерживает никакой критики, а в основу решения положены как минимум непроверенные факты.

Политический мотив преследования Александра Шумкова очевиден. В деле отражается суть российско-украинского вооружённого конфликта. Россия, с одной стороны, официально «открещивается» от участия в конфликте, с другой стороны, занимает, очевидно, антиукраинскую позицию, что выражается и в пропаганде, и в неофициальной военной помощи самоправозглашённым ДНР и ЛНР, и в политических преследованиях людей, как поддерживающих Украину морально, так и украинских граждан (Савченко, Карпюк, Клых и др.), и в запрете ряда украинских националистических организаций спустя примерно полгода после начала войны.

Наконец, на политический мотив преследования Шумкова указывают странные обстоятельства его попадания на территорию России, которые, с большой долей уверенности, позволяют говорить о его похищении.

Правозащитный центр «Мемориал» признает Шумкова политическим заключенным и требует немедленно освободить его из-под стражи.

«Мемориал» признал политзаключённым Эдуарда Низамова, предположительно возглавлявшего российское отделение «Хизб ут-Тахрир».

Низамова обвиняют в организации деятельности террористической организации (ч.1 ст.205.5 УК РФ, максимальное наказание – пожизненное заключение), финансировании терроризма (ч.1 ст.205.1 УК РФ) и подготовке насильственного захвата власти и изменения конституционного строя (ч.1 ст.30, ст. 278 УК РФ). По мнению правоохранителей, в 2013-2018 годах он руководил российским отделением международной религиозно-политической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», объявленной в России террористической. Следствие утверждает, что Низамов налаживал работу движения и его финансирование, намереваясь построить теократическое исламское государство – халифат. Обвинения не подтверждены никакими реальными доказательствами. Преследование связано в первую очередь с формальным террористическим статусом «Хизб ут-Тахрир». Правозащитный центр «Мемориал» считает Низамова политическим заключённым, согласно международному руководству по определению этого понятия, и требует его немедленного освобождения.

Предпринимателя, отца шестерых несовершеннолетних детей Эдуарда Низамова задержали 10 октября 2018 года в Казани. В ноябре 2019 года Центральный окружной военный суд в Екатеринбурге начал рассматривать его уголовное дело.

ПЦ «Мемориал» изучил обвинения, предъявленные Низамову, и пришёл к выводу, что его преследуют по политическим мотивам.

«Мемориал» считает необоснованным и незаконным объявление «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией. В решении Верховного суда, в 2003 году скопом запретившего деятельность большой группы исламских организаций, «Хизб ут-Тахрир» посвящён один абзац из трёх предложений. В них не содержится никаких доказательств её террористической деятельности.

Именно присвоенный организации статус позволяет признать любую её активность «террористической». Встречи, чаепития и молитвы – террористической деятельностью. Покупку литературы и сборы на помощь арестованным единомышленникам – финансированием терроризма. Уличную и сетевую активность – подготовкой насильственного захвата власти и изменения конституционного строя.

Обвинение Низамова в подготовке захвата власти возникло из формального соединения идейных постулатов «Хизб ут-Тахрир» и документации автопробегов, чаепитий, теологических споров. По логике следствия, если для части мусульман идеалом государственного устройства является халифат, то любая их активность – угроза государству. Низамов же, объявленный лидером движения, – главный заговорщик и бунтовщик.

За годы, прошедшие с принятия решения о признании «Хизб ут-Тахрир» террористической организацией, к уголовной ответственности по обвинениям, связанным с участием в ней, были привлечены сотни мусульман. С каждым годом суды приговаривают их ко все более длительным срокам лишения свободы (до 24 лет колонии строгого режима). В настоящее время за решёткой находятся как минимум 298 человек.

186 из них осуждены: 56 получили сроки от 10 до 15 лет, 62 – сроки 15 лет и более.

Над 21 фигурантом в настоящее время идёт суд.

Как минимум 72 человека находятся под следствием.

21 человек освободился по отбытии назначенного срока лишения свободы, одного человека освободили от отбытия наказания по состоянию здоровья, а с одного человека обвинения были сняты.

ПЦ «Мемориал» признал политическими заключёнными 169 фигурантов дел о причастности к ХТ. Вопрос о признании политзаключёнными других фигурантов будет рассматриваться по мере получения процессуальных документов по их делам.

27 декабря 2019 года в отношении восьми лидеров ингушского протестного движения было возбуждено уголовное дело о создании экстремистского сообщества и участии в нем. 15 и 16 января 2020 года четверым из них были предъявлены обвинения. В ближайшее время это ожидает остальных.

Не вызывает сомнений, что главные цели конструкторов «ингушского дела» – обезглавить протестное движение в республике и преподать «урок» другим регионам России.

Осенью 2018 года Ингушетия показала всей России, что можно мирно и без опасности для правопорядка проводить многодневные многотысячные акции протеста. Для этого от организаторов и участников протеста нужны были организованность, дисциплина и ответственность, а от республиканской власти – спокойствие и мудрость. Федеральная власть не могла это стерпеть. Именно поэтому весной 2019 года, когда в Ингушетии возобновились протесты, было принято решение об их силовом подавлении, и 27 марта командированные из других регионов росгвардейцы были брошены на разгон мирной акции. Поэтому же сотрудники Следственного комитета России на протяжении девяти месяцев выполняли заказ: довести до обвинительного приговора дело об «организации насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителей власти», возбужденное против лидеров протестного движения. Но этого показалось мало.

Теперь, основываясь на поступившем из Центра «Э» ГУ МВД России по СКФО рапорте, следователи обвиняют Малсага Ужахова, Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст.282.1 УК РФ, до 10 лет лишения свободы), а Бараха Чемурзиева, Ахмеда Погорова, Багаудина Хаутиева, Исмаила Нальгиева и Зарифу Саутиеву – в участии в этом экстремистском сообществе (ч.2 ст.282.1 УК РФ, до 6 лет лишения свободы).

В постановлении о возбуждении уголовного дела следователь Е.Нарыжный утверждает, что не позднее мая 2018 года Ужахов, Барахоев и Мальсагов, «объединённые между собой политической враждой к действующему на тот период Главе Республики Ингушетия Евкурову Ю-Б.Б., с целью его смещения с занимаемого поста создали экстремистское сообщество», т.е. «организованную группу лиц для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности». «Экстремистское сообщество» было якобы создано для совершения «преступлений, направленных на применение насилия к представителям власти» (ч.1 ст.318) и для осуществления «руководства некоммерческой организацией, а также участие в ее деятельности, сопряженной с побуждением граждан к совершению иных противоправных деяний, а также пропаганды таких деяний» (ч. 2,3 ст.239 УК РФ) «по мотивам политической вражды». В постановлении прямо не сказано, какая именно некоммерческая организация имеется в виду, но неоднократно упомянут «Совет тейпов ингушского народа».

По утверждению следователя, в созданное «экстремистское сообщество в разное время вошли» Чемурзиев, Погоров, Хаутиев, Нальгиев, Саутиева и другие лица, причем «формами и методами деятельности экстремистского сообщества являлись планирование, подготовка и организация массовых мероприятий, в том числе несанкционированных, создание видеообращений к неограниченному кругу лиц, включающему в себя в том числе жителей Республики Ингушетия, и распространение их в сети Интернет, побуждение граждан к совершению противоправных действий, воспрепятствования законной деятельности представителей власти».

Новое уголовное дело в отношении людей, большинство из которых (Барахоев, Мальсагов, Нальгиев, Саутиева, Ужахов и Чемурзиев) ранее уже были объявлены организаторами «насилия, опасного для жизни или здоровья представителей власти», – не что иное, как признание нелепости и несостоятельности ранее выдвинутых обвинений. Ведь утром 27 марта 2019 года в ходе неспровоцированного жестокого силового разгона мирной протестной акции к столкновениям привели как раз безответственные действия власти, – а лидеры протеста, наоборот, остановили тогда эскалацию насилия.

В связи с явной необоснованностью и политической мотивацией обвинений по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 318 (организация опасного для здоровья насилия в отношении представителей власти) УК РФ ПЦ «Мемориал» уже давно признал А. Барахоева, М. Мальсагова, И. Нальгиева, З. Саутиеву, М. Ужахова и Б. Чемурзиева политзаключенными. Новое уголовное дело ничего не меняет в этой нашей позиции. Изложенная в постановлении о возбуждении дела конструкция криминализует законную публичную деятельность. Обычное взаимодействие людей, простая самоорганизация и сотрудничество граждан названы распределением ролей в рамках «экстремистского сообщества». Люди, выделенные среди участников протестной активности по признаку общественного влияния, объявлены «организованной группой лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности».

Правозащитный центр «Мемориал» считает новое уголовное дело, возбуждённое в отношении Малсага Ужахова, Ахмеда Барахоева, Мусы Мальсагова, Бараха Чемурзиева, Ахмеда Погорова, Багаудина Хаутиева, Исмаила Нальгиева и Зарифы Саутиевой незаконным, необоснованным и политически мотивированным. Это очередной шаг на пути подавления законной общественной активности, прав и свобод не только жителей Ингушетии, но и граждан России в целом. Мы требуем прекратить незаконное преследование участников протестов в Ингушетии.

Вице-президент фонда «Свободная Россия» Владимир Кара-Мурза, выступая на заседании Совета ООН по правам человека, заявил, что за последние четыре года политзаключенных в РФ стало в шесть раз больше.

Кара-Мурза напомнил, что российский академик Андрей Сахаров, выступая в декабре 1976 года с Нобелевской лекцией, назвал имена 126 узников совести. По данным правозащитного центра «Мемориал», в настоящее время в России 297 человек, которых преследуют по политическим или религиозным мотивам. «Это самые осторожные оценки, но они позволяют понять масштаб преследования [людей]», – сказал политик.

В качестве примера он привел украинского режиссера Олега Сенцова, выступавшего против аннексии Крыма, активистку и мать-одиночку из Ростова-на-Дону Анастасию Шевченко, которая была арестована по новому закону о «нежелательных организациях», а также Алексея Пичугина, который провел за решеткой 16 лет в связи с «делом ЮКОСа».

«Это всего три имени из 297. И эта цифра продолжает расти. За последние четыре года число политзаключенных в России выросло в шесть раз. Их преследование нарушает не только Конституцию РФ, но и обязательства России, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека, а также в итоговом документе венской встречи ОБСЕ и Европейской конвенции по правам человека», – отметил Владимир Кара-Мурза и призвал Совет ООН по правам человека добиться справедливости для тех, кто лишен ее у себя на родине.

Эта статья впервые опубликована на Znak.com

Москва, Россия; Вашингтон, Округ Колумбия; Оттава, Канада; Киев, Украина; Берлин, Германия; Прага, Чехия; Таллин, Эстония – Коалиция по освобождению политических заключённых Кремля приветствует публикацию знакового доклада, в котором впервые дан всесторонний обзор дел более 230 политических заключённых, в настоящее время находящихся в тюрьмах по приказу Кремля.

Автором доклада «Политические заключённые Кремля: продвижение политической повестки путём подавления инакомыслия» является Perseus Strategies при поддержке правозащитного центра «Мемориал» (Россия) и по заказу фонда «Свободная Россия», «Фонда прав человека», фонда Лантоса за права человека и правосудие и Центра за права человека Рауля Валленберга.

Коалиция представляет доклад как научную работу, в которой анализируется, как в последние годы Кремль все чаще с абсолютной безнаказанностью лишает свободы правозащитников, политических и бизнес соперников, журналистов, блоггеров и других оппонентов. Доклад предлагает обзор репрессий Кремля против критиков, фокусируя внимание на внутреннем российском законодательстве, которое Кремль обычно использует для атаки своих оппонентов сфабрикованными и политически мотивированными делами.

В докладе впервые названы имена 16 российских чиновников, ответственных за эти репрессии, среди которых главный прокурор, следователи и судьи, нарушающие права человека в свете российского законодательства.

В связи с публикацией доклада Наталия Арно, пресс-секретарь Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля, заявила:

«За последние четыре года число политических заключённых в России увеличилось примерно в пять раз. Эта тревожная тенденция больше не может игнорироваться мировыми демократиями. Новый доклад о политзаключённых свидетельствует о невероятной работе по выявлению усиливающихся репрессий Кремля. Нынешний российский режим использует целый арсенал средств принуждения и принимает репрессивные законы, чтобы посадить за решётку и заставить замолчать своих противников. Список таких законов постоянно растёт. Я надеюсь, что этот доклад поможет показать россиянам и международному сообществу масштабы жестоких злоупотреблений Кремля и приведёт к значимым действиям в поддержку жертв режима. Существование политзаключённых в России в 21-м веке является позорным и не должно допускаться».

Полная версия доклада на английском языке доступна здесь.

Членами Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля являются:

  1. Action for Post-Soviet Jewry (США)
  2. Activatica.org (Эстония)
  3. Article 20 (Россия)
  4. Center for Civil Liberties (Украина)
  5. Euromaidan SOS (Украина)
  6. Free Russia Foundation (США, Россия, Украина, Грузия)
  7. Human Rights Foundation (США)
  8. Lantos Foundation for Human Rights and Justice (США)
  9. McCain Institute for International Leadership at Arizona State University (США)
  10. NEP Prague (Чехия)
  11. Raoul Wallenberg Centre for Human Rights (Канада)
  12. Solidarus (Германия)
  13. Union of Council for Jews in the Former Soviet Union (США)

По вопросам и получению информации, пожалуйста, обращайтесь к:

Наталия Арно
Пресс-секретарь Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля
natalia.arno@4freerussia.org
+1 202 549 2417

ПРЕСС-РЕЛИЗ
21 февраля 2019

Москва, Россия; Вашингтон, Округ Колумбия; Оттава, Канада; Киев, Украина; Берлин, Германия; Таллин, Эстония – Мы рады сообщить о создании Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля.

Коалиция на данный момент состоит из 12 российских и иностранных организаций. Мы ожидаем, что в Коалицию со временем войдут и другие организации.

Целью Коалиции является организация и координация коллективных действий участников по освобождению политических узников кремлёвского режима. По данным правозащитной организации «Мемориал», в российских тюрьмах сейчас находятся 235 политических заключённых из наиболее преследуемых политических групп, таких как правозащитники, представители бизнеса, журналисты, блогеры, критики российской агрессии против Украины, религиозные и этнические меньшинства и те, кто рискует высказывать несогласие с политикой Кремля.

Список политических заключённых кремлёвского режима включает:

Алексей Пичугин, российский политический заключённый, приговорённый к пожизненному сроку и находящийся в заключении уже более 15 лет по сфальсифицированным обвинениям в убийствах и покушениях на убийство. Европейский суд по правам человека обнаружил многочисленные процессуальные нарушения и нарушения презумпции невиновности в двух отдельных судебных процессах над Пичугиным и предписал провести новые судебные заседания, что было проигнорировано Кремлем. Пичугин был первым арестованным по делу Юкоса и по сути осуждён из-за отказа оговорить руководство компании.

Олег Сенцов, украинский режиссёр из Крыма, который в 2015 году был осуждён на 20 лет заключения по ложным обвинениям в терроризме и ношении оружия. Один из ключевых свидетелей отказался от своих показаний против Сенцова, заявив, что дал их по принуждению и подчеркнув несправедливость и политическую мотивированность обвинений против Сенцова. Арестованный в оккупированном Крыму, гражданин Украины Сенцов в нарушение международных норм был перевезён в Россию и осуждён российским судом. Сенцов стал широко известен в результате 145-дневной голодовки с требованием освобождения всех украинских политических заключённых, удерживаемых Кремлём.

Анастасия Шевченко, правозащитник и координатор движения «Открытая Россия», 21 января 2019 года была обвинена в «неоднократном участии в деятельности нежелательной организации» (статья УК РФ 284.1) и впоследствии помещена под домашний арест. Шевченко стала первой обвиняемой по данной статье, которая позволяет российским властям ограничить деятельность иностранной организации, объявленной «нежелательной». Анастасии было отказано в посещении находящейся в больнице дочери. Власти разрешили Шевченко увидеться с дочерью только за несколько часов до смерти девочки. Уголовное преследование Шевченко вызвало протест, названный «Маршем материнского гнева», который собрал тысячи участников, требовавших освобождения политических заключённых. Шевченко грозит до 6 лет лишения свободы.

Деннис Кристенсен, гражданин Дании и член «Свидетелей Иеговы», задержанный 25 мая 2017 года, был обвинён в организации «экстремистского» сообщества – местной ячейки «Свидетелей Иеговы». Кристенсен стал одной из первых жертв преследования российскими властями членов «Свидетелей Иеговы», которое усилилось после признания Верховным Судом РФ в 2017 году этой религиозной организации экстремистской. На данный момент как минимум 62 члена «Свидетелей Иеговы» в России находятся под уголовным преследованием по обвинениям в экстремизме.

Оюб Титиев, глава правозащитного центра «Мемориал» в Чечне, был арестован в январе 2018 года и обвинен в хранении марихуаны. По официальной версии, марихуана была обнаружена полицейскими в ходе обыска его машины. Однако Титиев настаивает – и ведущая правозащитная организация поддерживает это утверждение – что наркотики были подброшены как месть за его правозащитную деятельность в Чечне.

Ян Сидоров, студент колледжа, находится под арестом с ноября 2017 года. Он был обвинён в попытке организации «массовых беспорядков» после того, как он и его друг организовали небольшую группу и хотели потребовать отставки правительства региона. Они изготовили два плаката, около 30 листовок и приобрели один мегафон. Их попытка сделать политические заявления, защищённая международным законодательством в сфере прав человека, в случае признания их виновными может повлечь наказание до 10 лет лишения свободы.

Святослав Бобышев, бывший профессор, в данный момент отбывающий 12-летнее заключение за якобы государственную измену – передачу в 2009 году Китаю информации о ракетных системах. В момент передачи этой информации Бобышевым она была уже рассекречена, но обвинение признало ее секретной.

Создание коалиции продиктовано необходимостью последовательного и неослабевающего давления на Кремль с целью освобождения политических заключённых. В последние годы Кремль развязал жестокую систематическую кампанию по преследованию гражданского общества и давлению на несогласных как на своей территории, так и за рубежом. Излюбленными репрессивными методами российской власти стали задержания и аресты политических оппонентов по надуманным обвинениям.

Российские и международные организации и адвокаты неустанно работают над освобождением политических заключённых Кремля, но пока все эти усилия имеют ограниченный успех. Кремль систематически игнорирует или отвергает призывы международных организаций, иностранных правительств и НКО освободить политзаключенных.

В свете сопротивления со стороны Кремля деятельности правозащитников по освобождению политических заключённых, единая и скоординированная стратегия помощи политическим заключённым необходима как никогда ранее. Коалиция намеревается стать таким единым голосом, призывающим к согласованным действиям.

Членами Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля являются:

  1. Action for Post-Soviet Jewry (США)
  2. Activatica.org (Эстония)
  3. Article 20 (Россия)
  4. Center for Civil Liberties (Украина)
  5. Euromaidan SOS (Украина)
  6. Free Russia Foundation (США, Россия, Украина, Грузия)
  7. Human Rights Foundation (США)
  8. Lantos Foundation for Human Rights and Justice (США)
  9. McCain Institute for International Leadership at Arizona State University (США)
  10. Raoul Wallenberg Centre for Human Rights (Канада)
  11. Solidarus (Германия)
  12. Union of Council for Jews in the Former Soviet Union (США)

Координационный Совет Коалиции: Владимир Кара-Мурза, глава Фонда Бориса Немцова «За Свободу»; Дэвид Креймер, бывший заместитель госсекретаря США по вопросам демократии, прав человека и труда (Государственный Департамент США) и научный сотрудник программы Вацлава Гавела по правам человека и дипломатии в Международном университете Флориды; Наталия Арно, Президент Фонда Свободной России и Олександра Матвийчук, Центр Гражданских Свобод и Euromaidan SOS.

Коалиция планирует подготовить к публикации новые материалы в течение последующих недель и месяцев. По вопросам и получению информации, пожалуйста, обращайтесь:

Наталия Арно,
Пресс-секретарь Коалиции по освобождению политических заключённых Кремля
natalia.arno@4freerussia.org
+1 202 549 2417